СНЫ ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

П о в е с т ь

 

Пролог

Несколько разноцветных звездочек стремительно скатывались с ночного неба к земле с нарастающим тревожным свистом. Из-за темноты трудно было определить удаление и высоту самолета, и кому-нибудь из наблюдавших за посадкой наверняка могло показаться, что пилоты промахнулись и лайнер врежется в огромные цистерны, серевшие у края летного поля...

Наконец, самолет вцепился в землю хищными лапами выпущенного шасси, словно пытаясь затормозить ее бег под своими крыльями, и покатился по бетонной полосе, по обе стороны которой светились разноцветные огни. Скорость его быстро снижалась, и вскоре стало ясно, что посадка состоялась благополучно и, следовательно, никаких катастроф быть не может - во всяком случае, сегодня.

Самолет подкатил почти к самому зданию аэропорта, и когда к входному люку с небрежной точностью пристыковался подкативший автотрап, то пассажирам оставалось лишь пройти пешком несколько десятков метров по летному полю. Скудный человеческий ручеек потек к дверям зала прилета.

Одним из первых по трапу спустился человек в черной куртке-ветровке, чуточку старомодных брюках свободного покроя типа "кардинал" и с объемной дорожной сумкой через плечо. Он не стал оглядываться по сторонам, как некоторые его спутники, а быстро зашагал к длинному зданию, над которым светились огромные буквы "ИНСК". Судя по всему, аэропорт был ему хорошо знаком.

Не обращая внимания на группки встречающих и на объявления диктора о том, что "пассажиры, прибывшие рейсом пятнадцать-сорок два, могут получить свой багаж в зале номер два через сорок минут", человек, подобно автомату, запрограммированному на движение по кратчайшему расстоянию, пересек широкими шагами зал прилета и вышел на площадь перед зданием аэропорта.

Не останавливаясь, он прошел сквозь строй таксистов и частников, дежуривших на выходе в поисках клиентов, и устремился на противоположную сторону площади, где располагалась автобусная остановка, местонахождение которой выдавала лишь выцветшая, местами поржавевшая, а местами поцарапанная чем-то острым, железная табличка с графиком отправления автобусов, прикрепленная к фонарному столбу. Изучив ее, человек в ветровке с досадой сплюнул, задрал голову на большие древние часы, висевшие неподалеку на другом столбе, потом поднес к глазам руку с наручными часами, почесал в затылке и растерянно огляделся, словно надеясь, что автобус каким-то чудом материализуется из пустоты.

Рядом с остановкой с натужным визгом тормозов остановился ЗИЛ-самосвал, и на подножке кабины возникла фигура в замасленной робе.

- Эй, друг, если тебе в город, то могу подбросить! - крикнул он человеку в ветровке с той фамильярностью, которая обычно присуща бывалым шоферам.

Человек невольно замешкался с ответом, с сомнением оглядывая заляпанное грязью и цементным раствором транспортное средство, шум мотора которого не уступал реву самолетной турбины.

Водитель истолковал его колебания по-своему.

- Да не ты не бойсь, - прокричал он, - денег с тебя я не возьму... Я ж не левак какой-нибудь! Все равно ведь еду в ту сторону, так что сделай одолжение, составь мне компанию, а?

Человек в куртке опять покосился на наручные часы и, все-таки решившись, шагнул к кабине. Но на полпути вдруг остановился и вытянул указательный палец в направлении фигуры на подножке.

- Только имей в виду, - сказал он отрывистым, натруженным до хрипоты голосом. - Никаких разговоров о политике - я этого не люблю! И дурацких анекдотов я тоже не выношу, понятно?

- Как скажешь, командир, - пожал плечами водитель. - Залезай!..

Пока грузовик маневрировал по площади, в кабине царило молчание. Лишь когда он выбрался на шоссе, ведущее в город, водитель осведомился:

- Тебе куда нужно-то?

- На вокзал, - угрюмо буркнул мужчина в ветровке, не поворачивая головы.

- На железнодорожный? Или на автовокзал? - деловито уточнил водитель.

- А какая, на хрен, разница? - грубовато ответствовал пассажир. - Они ж находятся рядышком друг с другом!..

- А-а, так ты, значит, местный?

- Местный, местный, - подтвердил человек в ветровке. - Только не из самого Инска, а из области... Знаешь такой город - Мапряльск?

- Ну, как же не знать! Я туда частенько с грузом мотаюсь. Да и жена моя оттуда родом... Слушай, так я тебя прямиком к вокзалам, значит, и доставлю. Мне же драндулет этот надо на автобазу загнать, а до нее рукой подать от вокзалов!..

Фары, выхватывали из темноты пустое шоссе, проходившее среди полей и перелесков. В тусклом свете приборного щитка пассажир видел лишь смутный профиль водителя. Единственный вывод, который можно было сделать при такой видимости, так это то, что и пассажир, и водитель были примерно одного возраста.

- Значит, в Мапряльск будешь добираться, - после паузы продолжал водитель. - Живешь там или как?

- Или как, - вновь недружелюбно буркнул пассажир.

- Что, давно там не был?

- Угу, - буркнул человек в ветровке.

Привычно держа одну руку на руле, а другую - на рычаге скоростей, водитель, в свою очередь, бросил взгляд на своего соседа и усмехнулся.

- Слушай, а ты чего такой напряженный? Небось, насмотрелся по телику, как одиноких клиентов таксисты грабят? Брось, командир, меня-то можешь не бояться... С тебя ж, наверное, все равно взять нечего! - Он хохотнул, показывая, что шутит.

- Да не боюсь я, - отмахнулся пассажир. - Я так... думаю о своем...

- Что - проблемы? Случилось что-нибудь?

- Случилось, - скупо подтвердил пассажир. - Еще как случилось!..

Водитель выжидающе покосился на него, но продолжения не последовало. Вместо того, чтобы начать изливать душу, человек в ветровке вдруг опустил стекло дверцы и смачно сплюнул наружу. Потом извлек из нагрудного кармана куртки пачку сигарет. Вставив сигарету в угол рта, повернулся к водителю, приглашающе протягивая ему пачку, и вздрогнул.

В лицо ему смотрел ствол пистолета.

- Ну, че ты дергаешься? - мирно осведомился водитель. - Никогда таких зажигалок не видел, что ли?

Он щелкнул курком, и над дулом "пистолета" возник бледный язычок пламени.

- Предупреждать надо, - с упреком сказал пассажир, прикладываясь сигаретой к огоньку. - Твое счастье, что у меня инстинкт самосохранения сейчас заторможен...

- Ну, извини, учту на будущее... Хорошая штучка! - Водитель любовно повертел пистолетик перед глазами и сунул его куда-то за пазуху. - Это мне моя половина на двадцать третье февраля такой подарок сделала, - сообщил он. - Вообще-то я не курю. А она мне и говорит: "Будешь, мол, пугать всяких рэкетёров, если самосвал твой кто вздумает угнать!"... Чудная она у меня. Только вот с тестем - то есть, с папашей моим - не ладит. Один раз такой случай был - просто умора!.. Пригнал папаша свою тачку из ремонта - у него "Запорожец" еще советских времен... гибрид мыльницы и консервной банки... Ну, решил помыть и отправился домой за ведром воды. Естественно, машину не закрыл и даже ключи в замке зажигания оставил - все равно, мол, никто не угонит такую развалину. А тут один хмырь из гаража собрался выезжать, и ему "Запорожец" - как кость в горле встал... В этот момент появляется моя Любка из магазина... А она тогда только что на права в автошколе сдала... Ну, в общем, решила она соседу любезно освободить дорогу... Села за руль, как деловая, запустила движок, а не учла, что папаша на скорости свою "мыльницу" оставил!.. Короче говоря, тачка срывается с диким визгом и тут же врубается в столб, потому как Любка от растерянности вмиг все свои скудные водительские навыки утратила. Представляешь, какой сюрприз был для моего папаши, когда он вышел из подъезда?.. Эй, друг, ты меня слышишь?

Пассажир, начавший было клевать носом, вздрогнул.

- Слышу, - проворчал он. - Но не слушаю. Так что ты зря распыляешься...

- Вот так раз! - с детской непосредственностью удивился водитель. - Слушай, да на тебя не угодишь! Про политику с тобой, значит, не разговаривай, анекдоты не трави, истории из жизни тебя тоже не интересуют!.. О чем же с тобой тогда говорить, чудила?

- А не надо ни о чем говорить! - вдруг с внезапной злостью выпалил человек в куртке. - И так повсюду одна только говорильня! Болтают все кому не лень, а если что, так ни одна сволочь пальцем не шевельнет, чтобы хоть что-то сделать!..

- Ладно, понял, - обиженно сказал водитель. - Что ж, помолчим, мы люди не гордые...

Впереди в свете фар возникла развилка. Самосвал сбавил скорость и свернул на узкую, но тоже асфальтированную дорогу, которая уходила от трассы куда-то влево, где на горизонте чернел лес. На секунду сбоку возник какой-то дорожный знак и тут же вновь провалился в темноту позади машины.

- Постой, - встрепенулся пассажир, - куда это ты повернул? Нам же в город...

- Да не шуми ты, - скривился ехидно водитель. - Небось, давненько в родные места не наведывался, раз не знаешь про эту дорогу. В прошлом году ее провели, и поверь, путь она нам намного сократит. А ты ведь торопишься, командир, верно? Последняя электричка в Мапряльск через полчаса уйдет, а междугородный автобус уже ушел, так что либо куковать тебе до утра придется на вокзале, либо попутку ловить, а это бешеных денег будет стоить...

Пассажир не ответил, сосредоточенно вглядываясь в кусты, мелькавшие по обе стороны дороги.

Водитель вдруг хохотнул.

- Помнишь такой момент из фильма "Бриллиантовая рука"? - сказал он человеку в куртке, когда тот удивленно покосился на него. - Когда милиционер, переодетый таксистом, везет этого... ну, Никулина... ночью домой, а тот боится, что это бандит за рулем... Помнишь? "А почему это мы свернули?" - "Объезд!"... И зажигалочку в виде пистолета - к носу, а тот как врежет ему!.. Прямо всё, как у нас с тобой сейчас!.. Да-а, классные были картины! Хоть и говорят теперь, что это было время застоя, а ведь нашему поколению есть что вспомнить, правда?

Поймав косой взгляд пассажира, водитель поднял ладонь успокаивающим жестом:

- Все-все, о политике ни слова... И вообще, я молчу.

Некоторое время они ехали молча.

Потом пассажир вдруг спросил:

- А откуда ты знаешь, когда отправляются электрички и автобусы в Мапряльск? Ты что, все расписания наизусть выучил?

Водитель хохотнул:

- Тебе бы, с такой бдительностью, шпионов ловить, командир!.. Ты что забыл, я тебе про Любку свою рассказывал? Она, кстати, тоже из Мапряльска, и мать у нее там до сих пор живет, так что мотаемся туда-сюда чуть ли не каждый выходной!..

Боковое зеркало, висевшее за дверцей кабины, вдруг испустило слепящий зайчик, отражая яркий свет фар машины, которая нагоняла самосвал сзади. Пассажир невольно зажмурился и отвернулся к стеклу дверцы.

А когда, моргая, вновь повернул голову к соседу, тот опять держал в свободной руке уже знакомый пистолетик, целясь пассажиру в переносицу.

- Опять ты со своими шуточками, - отмахнулся пассажир. - Не хочу я пока курить!

- А это уже не зажигалка, - сообщил спокойно водитель и нажал курок.

В кабине беззвучно полыхнула бледная вспышка выстрела. Человек в ветровке на секунду застыл, а потом повалился лицом вперед.

Самосвал остановился, и человек, сидевший за рулем, спрыгнул с подножки на асфальт. Мягко шурша шинами, беззвучно подкатила черная "Волга", которая преследовала ЗИЛ. Из нее пружинисто выпрыгнули два молодых парня спортивного телосложения и в хороших костюмах с галстуками.

- Все, как по нотам, шеф? - спросил один из них водителя самосвала.

Тот прищурился:

- А ты сомневался?.. Правда, он таким бдительным оказался... Долго пришлось ломать комедию, чтобы расслабился до нужной кондиции...

Парни обошли кабину самосвала и открыли дверцу. После недолгой возни вытащили тело пассажира и перенесли его в багажник "Волги".

- Дрыхнет, как мертвый, - констатировал один из них. - Чем пользовались, шеф? Фенобарбиталом? Или лезопреном?

- Секрет фирмы, - усмехнулся водитель самосвала. - Последнее слово спецмедицины. Действует долго и без особых последствий для здоровья. Ну что, поехали?...

Не дожидаясь ответа, он сел на заднее сиденье "Волги", а парни заняли места впереди. Когда машина отъехала от ЗИЛа на порядочное расстояние, человек, игравший роль водителя самосвала, спросил:

- Что нового в Мапряльске?

- Да в общем-то, ничего хорошего, - сообщил тот, что сидел за рулем.

- А именно?

Парень стал говорить - четко и лаконично. Словно зачитывал официальное донесение.

Выслушав его, "водитель самосвала" издал невнятный странный звук, похожий на голодную отрыжку.

- Простите, шеф? - вежливо спросил тот, кто сидел за рулем.

- Не обращайте внимания, - сказал "водитель". - Отрицательные эмоции... Что ж, будем перестраиваться на ходу. Ситуация, конечно, складывается дерьмовая, но не безнадежная... Кстати, есть один старый анекдот про безнадежную ситуацию... Надеюсь, у вас-то нет аллергии на анекдоты?..

 

Глава 1

- Следующая остановка - гостиница.

Вот так вот просто: "гостиница" - и всё. Без названия. Хотя зачем называть как-то по-особому то, что существует лишь в единственном числе? Похоже, здесь все учреждения - в единственном числе и пишутся исключительно с заглавной буквы: Гостиница... Больница... Завод... Швейная Фабрика... Школа... Нет, школ-то здесь должно быть несколько. Не так уж мал, в конце концов, городок, чтобы иметь одну-единственную школу...

И вообще, городок весьма оригинальный. Признайся самому себе, ты ведь и не думал, что в наше время где-то может еще сохраниться этакий музейный экспонат. Где основная масса домов - пятиэтажки образца шестидесятых годов прошлого века. Где не только на окраинах, но и в центре нетронутыми островками стоят так называемые "частные домики" с воротами, палисадниками, огородиками и дощатыми сарайчиками. Где до сих пор основным средством общественного транспорта остаются трамваи - правда, довольно современной конструкции, с раздвижными дверями почти во всю длину корпуса.. Где все еще эксплуатируются такие автомобили, которых нигде уже не встретишь. Типа "Запорожцев" и старых "Москвичей". А зимой, похоже, люди здесь ходят в валенках...

Да-а, давненько ты не бывал в российской глубинке, Лен. Так и снобом запросто можно заделаться. Привык шастать по всяким там парижам, берлинам и римам, вот теперь и брюзжишь, как старый свекор на невестку... Городок ему, видите ли, не нравится! Конечно, как говаривал Остап Бендер, это не Рио-де-Жанейро, но ведь в захолустье тоже есть свои прелести, разве не так?

Представь, что ты живешь здесь всю жизнь, никуда не выбираясь дальше Инска. Тебя знает множество людей, и ты многих знаешь, потому что здесь каждый живет на виду у других. Это тебе не в Центре обитать, где о тебе, кроме шефа твоего и еще нескольких коллег по работе, больше никто не ведает. Даже соседи по этажу... Каждый день проходит у тебя в привычных, из года в год повторяющихся хлопотах. Весной - посадка картофеля и прочих полезных растений на загородном участке или в огороде. Летом - сбор грибов и ягод в окрестных лесах. Большинство местных мужчин наверняка увлекаются рыбалкой и охотой - и не из чисто спортивного интереса, как в Европе, а из прагматически-промысловых соображений... Осенью - сбор урожая и всевозможные заготовки варений и солений. Зимой... Интересно, а чем народ занимается зимой? Катание на тройках? Лыжные прогулки? Или просто - сидение дома у телевизора, по выходным - посещение баньки с ха-арошей такой парилкой, застолья с родственниками и соседями? М-да...

Скажи, мог бы ты так прожить всю свою жизнь, размеренно и циклично, как хорошо отлаженный часовой механизм? Вряд ли. Не та у тебя натура, приятель, и ты сам это отлично понимаешь. Тебе почему-то всегда требуется куда-то бежать, ехать, лететь... Тебе скучно, если ты проводишь на одном месте больше недели. Поэтому-то шеф до сих пор и держит тебя в рядовых оперативниках, хотя в твоем возрасте пора бы подумать о переходе на спокойную и оседлую работу в тиши кабинета...

Интересно, сколько времени придется проторчать в этом городке со столь странным названием? Неделю? Месяц? Нет-нет, это ты загнул... Недели должно с лихвой хватить, чтобы разобраться во всем. А может, и еще меньше. Ведь, если вдуматься, то дело, которое привело тебя в эту глушь, и выеденного яйца не стоит, и не ясно, почему шеф придает ему такое значение...

Впрочем, он всему придает значение. Такой уж это человек, мой шеф. Прирожденный "аномальщик". Инвестигатор до мозга костей. Поэтому и стал шефом в свои неполные тридцать пять лет, а тебе, хоть ты и на семь лет старше его, уже не грозят ни высокие звания, ни стремительный подъем по служебной лестнице. Потому что ты, Лен Сабуров, ни на йоту не веришь в необъяснимость так называемых "аномальных явлений". А не веришь ты потому, что твой личный опыт инвестигаторской деятельности неопровержимо свидетельствует: ничего необъяснимого в мире нет, и разгадки так называемых "тайн" на самом деле просты и незатейливы. Нет на свете ни "летающих тарелок", ни полтергейста, ни привидений, зато есть в большом количестве шарлатаны всех мастей и любители шумных сенсаций, сулящих деньги и славу...

Естественно, ты никому не признаешься в своем неверии. Ни шефу, ни другим инвестигаторам. Тебя просто не поняли бы. Потому что в Инвестигации можно работать либо из энтузиазма, как это делают девяносто процентов твоих коллег, либо ради престижа и денег... А ради чего ты там работаешь, Лен?

А черт его знает. Но уж точно не из-за денег или желания открыть однажды такое, что весь мир ахнет...

А может быть, в тебе все-таки теплится надежда, что когда-нибудь ты и в самом деле столкнешься с чем-нибудь таким, настоящим, а? Может, в тебе еще сохранились остатки любопытства, Лен?

Ладно. Хватит копаться в своих побуждениях. Выходить пора, а то проедешь свою остановку... Ну и народу, не протолкнешься. Неудачное время для приезжего. В эти часы мапряльцы устремляются на работу, а работа здесь сосредоточена на Заводе, который будет, по-моему, через две остановки...

Уф-ф, наконец-то выбрался из этой парилки, по ошибке называемой трамваем! Та-ак, и где же тут Гостиница? Где белоснежный многоэтажный комплекс с огромными зеркально-дымчатыми стеклами, видеорекламным щитом по всему периметру крыши и массой машин у главного входа? Нет его в поле зрения. И никаких указателей на его существование тоже нет. Вокруг - сплошной массив серых домов, и ни вывесок, ни рекламных щитов не видно.

Наверное, стоит воспользоваться старым испытанным методом получения информации - путем опроса прохожих. Тем более, что мимо тебя ковыляет старушка, а бабки, как известно, самый ценный источник любой информации...

- Бабуль, подскажи, пожалуйста, как мне пройти в гостиницу!

- А?

- Гостиница у вас где находится?

- Чего-чего? В гости ко мне пожаловал?

Вот тебе и "ценный источник"! Да чтобы до нее докричаться, стоваттный мегафон нужен!

Ладно, попытаем счастья вот у этой молодой и красивой, с длинными ногами и в очень открытом сарафане...

- Девушка, могу я вас поэксплуатировать буквально несколько секунд?

- А ты успеешь, дядя?

Ничего себе! А где же провинциальная застенчивость, приветливость и исконно-российское целомудрие? Видимо, длинные щупальца спрута цивилизации дотянулись и до Мапряльска - по крайней мере, в части нравов...

Ага, вот наиболее подходящий вариант: женщина средних лет с малышом в коляске.

- Извините, пожалуйста, но я ищу гостиницу...

- Гостиницу? Ах да, теперь это гостиница, значит? Помнится, раньше это был Дом приезжих... Вон там, наверху, видите такое красивое здание?

- Пятиэтажное?

- Да-да, пятиэтажное.

- Вижу.

И что она находит красивого в обыкновенной жилой коробке без особых архитектурных изысков, да еще размалеванной в тюремный темно-кирпичный цвет? Стиль эпохи борьбы с проблемой нехватки жилья...

- Вот это и есть Дом... то есть, гостиница.

- Спасибо большое!

Ну-с, пора подвергнуть свои полузаржавевшие суставы небольшому испытанию на выносливость. Наверх, на вершину холма высотой этак метров двести, ведет крутая широкая лестница, явно позаимствованная создателями из классического фильма о броненосце Потемкине, только чуть меньше шириной и детские коляски по ней не катятся. Если таким способом планировщики стремились оградить отель от наплыва приезжих постояльцев, то они выбрали наилучший способ, водрузив здание на такую верхотуру. Люди в пожилом возрасте и всякие больные и хромые наверняка предпочтут ночевать на вокзале, чем каждый день карабкаться по ступенькам...

Ну, и жара сегодня! Вот что значит резко континентальный климат: зимой - жуткий мороз, летом - жуткая жара. В итоге - жуткий климат... И ведь ни облачка на небе. Как в пустыне Каракум... Даже чахлый ветерок куда-то подевался. Сейчас бы чего-нибудь прохладительного глотнуть. Например, мартини со льдом. Интересно, есть ли у них в гостинице бар? А если есть, то имеется ли там мартини или в ассортименте спиртного - лишь скверная местная водка и не менее скверный портвейн?

Устрою-ка я небольшой перекур. Все-таки не в мои годы по горам лазить...

Что ж, вид отсюда открывается поистине великолепный - тут строителям надо отдать должное. Если приезжий одолеет лестницу без инфаркта, то в качестве приза получит возможность полюбоваться синими горами на горизонте, густо покрытыми хвойными лесами; серебряным зеркалом огромного пруда почти в центре города и россыпью жилых массивов.

Дым сигареты сухой и горький. От него еще больше пить захотелось.

Ладно, вперед, инвестигатор, вперед, усталый путник! В оазис, под сень кирпичных стен, где есть холодильники, вентиляторы, напитки со льдом, а может, даже и кондиционеры...

Ну, вот я и добрался, наконец.

Обычный вход. Как и следовало ожидать, повесить вывеску возле двери не удосужились...

Ого, да у них тут даже швейцар имеется. Правда, не в ливрее, а в форме сержанта милиции, и не седовласый, высокомерно-услужливый, как в каком-нибудь шестизвездочном "Хилтоне", а совсем молоденький. Вид, правда, тот же - снисходительно-бдительный.

- Вы к кому, гражданин?

Еще не хватало, чтобы он попросил предъявить документы и произвел досмотр моих вещичек!

- К портье, товарищ сержант...

- К кому, к кому?!

Черт, опять язык мой сработал раньше, чем мозг. Ну откуда ему знать, кто такой портье!

- Я - к администратору, на предмет поселения...

Суровый оценивающий взгляд.

- Проходите.

Небольшой вестибюль с закутком у противоположной стены, отгороженным стандартной стойкой. Вбок уходит коридорчик, из которого доносятся запахи простых, но должно быть питательных блюд. Как-то: щи по-уральски, котлеты полтавские, а на гарнир - разваренные макароны, которые в народе принято называть "трубы"... О, мой избалованный деликатесами желудок, я заранее тебе сочувствую!..

- Добрый день!

- Здравствуйте.

- У вас есть свободные номера?

- Нет...

То есть как? Неужели как раз накануне моего приезда в город высадился десант иностранных туристов, оккупировавших гостиницу? А мне почему-то казалось, что желающих провести время в этой дыре можно по пальцам пересчитать. Ну, откуда может взяться множество постояльцев, кроме командировочных бедолаг вроде меня? Постой, постой, похоже, эта дамочка готовится что-то добавить.

- ... а вот свободные места есть. А что вы удивляетесь? Вы спросили про номера, а у нас - койкоместа. Комнаты двух-, трех- и четырехместные. В какой желаете остановиться?

Стоп-стоп-стоп, что-то я не понял... О каких это комнатах она толкует?

- А одноместные номера... то есть, комнаты... у вас имеются?

- Молодой человек, я ж вам русским языком говорю: минимальное количество мест в одной комнате - два!

Интересно, сколько же ей годков будет, несмотря на вполне моложавую внешность, если я в свои сорок два кажусь ей молодым человеком?

- А весь... всю комнату я могу занять?

- Один?!

- Нет, вдвоем: я и моя сумка.

Эх, наверное, зря я по отношению к этой мымре такие шуточки позволяю. Остроумие обычно ценят представительницы прекрасного пола лет на двадцать моложе ее.

А вот и соответствующая реакция: губы поджаты, лицо вытянулось, под густо накрашенными ресницами появился нездоровый блеск.

- Нет, это невозможно.

- Но почему?

- Потому. Сейчас лето, разгар сезона, ожидается наплыв иногородних туристов. Каждое место в нашей гостинице должно приносить доход в городской бюджет.

А мысленно она наверняка произносит, если судить по ее неприязненному взгляду на меня: "Да кто ты такой, чтоб корчить из себя путешествующего короля без свиты?!"...

- А если я заплачу за оба места?

- Да мне все равно, за сколько мест вы заплатите, молодой человек! Потому что поселю я вас только на одно койкоместо!

Вот уже и повышенные тона начались. Еще немного, и меня выставит за дверь молодой блюститель порядка, он и так уже внимательно прислушивается к нашей перепалке. Надо сдаваться, Лен.

- Хорошо, хорошо, я все понял. Давайте мне ваше койкоместо... в двухместной комнате. Вот мои документы.

- Не спешите, молодой человек. Изучите для начала правила для проживающих - они висят вон там, на стенде... Потом заполните, пожалуйста, анкеты... вот вам бланки. Только пишите разборчиво, без помарок. А когда заполните, тогда и подходите. Без очереди...

Она еще издевается, кобра! Ладно, на рожон мы лезть не будем. И хамить мы в ответ не будем. Мы же - воспитанные, интеллигентные люди, почти миссионеры, несущие свет цивилизации в эту глушь, так стоит ли подавать дурной пример аборигенам?

Поэтому покорно посмотрим эти дурацкие "Правила", отпечатанные на пишущей машинке - Господи, неужели у них до сих пор в ходу эти допотопные аппараты? - на целых четырех листах. Сколько же здесь пунктов, правил, запретов!

И некоторые из них весьма примечательны. Такое впечатление, что ты перенесся лет этак на пятнадцать-двадцать назад. Вот, например: "Посещение проживающего в Гостинице (не удержались-таки от заглавных букв!) посторонними лицами, особенно женского пола, в период с 23.00 до 6.00 запрещается". Или вот еще: "Не допускается: распитие спиртных напитков, пользование нагревательными электроприборами и другие нарушения общественного порядка"...

Да-а-а...

Ладно, закроем глаза на столь вопиющее нарушение конституционных прав и свобод граждан и перейдем к формальностям. Где там мое стило?.. Для начала заполним так называемый "Листок регистрации".

"Ф.И.О." ... Сабуров Владлен Алексеевич... "Дата и место рождения"... 14 апреля 1962 года, Москва... "Место постоянного проживания"... Ну, тут можно списать из паспорта. Тем более, что я давно не живу по указанному там адресу. Что там дальше?.. "Место работы и должность"... Ага, вот где кончается правда и начинается "легенда"... Старший научный сотрудник Института мозга Российской академии наук... да-да, и не смотрите так, будто я не похож на ученого мужа... "Цель прибытия в Мапряльск: деловая, личная, служебная (закупка товаров, ведение переговоров, командировка, отпуск, лечение, отдых, туристическая поездка, болезнь (??), другое)"... Ну, они дают!.. Предусмотрели почти все случаи жизни... упустили лишь ту причину, которая в действительности привела меня сюда... Подчеркиваем: "служебная" и "командировка"... "Место прибытия... адрес... телефон"... Что бы здесь указать? Городская больница? Или поставить прочерк? Нет, напишу-ка я лучше посолиднее: "Горздрав", тем более, что отмечать "командировку" мне придется, скорее всего, именно там... "Предполагаемый срок пребывания"... Запишем пока неделю, а там видно будет... Ну-с, кажется, все? Ага, осталось только указать паспортные данные, поставить дату и роспись... А, на обороте еще что-то имеется... "С правилами проживания в Гостинице ознакомлен и обязуюсь их соблюдать". Роспись...

Так, ну а теперь - анкета. Собственно, никакая это не анкета, а стандартная форма протокола, обычно используемая полицейскими во всем мире при аресте преступников. Взять хотя бы такие пункты, как: "Имеете ли Вы судимость (-и)? Если да, то указать ст. УК и срок отбытия наказания", "Состоите ли Вы в неформальных общественных организациях? Если да, то в каких и в качестве кого?", "Какие политические взгляды Вам наиболее близки: либеральные, демократические, радикальные, консервативные, социалистические, коммунистические, другие?"... Ну, и на гарнир, чтобы вконец ошарашить кандидата на проживание в данной халабуде, - вопросы о владении иностранным (-и) языком (-ами), о наличии ученых степеней и званий, правительственных наград, об участии в войнах и ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, и прочее, и прочее, и прочее...

Фу-у, наконец-то... Даже рука, избалованная манипуляциями с компьютером и потому отвыкшая от подобных экзерсисов, заныла в запястье... Теперь можно со спокойной душой предпринимать повторный штурм административной крепости...

- Всё заполнили?

- Вот, пожалуйста...

Изучай, изучай, мымра, корчи из себя судебного эксперта-графолога, сколько тебе угодно... Все равно тебе не к чему подкопаться. Документы у меня - настоящие... Во всяком случае, паспорт. Впрочем, само по себе удостоверение РАН тоже подлинное, за исключением того, что в нем указано... Знать бы, чего стоило раздобыть эту "ксиву" моему дорогому шефу.

А самое главное, зачем?

К чему вся эта игра в конспирацию с переодеванием, с разработкой довольно топорной "легенды" и с выпиской фиктивных документов? Кому придет в голову проверять и перепроверять сведения о моей личности в этом городишке? Зачем таиться невесть от кого, но в то же время оставлять торчащие наружу хвосты в виде моего настоящего паспорта? И вообще, стоит ли вся эта овчинка выделки или речь идет о переоценке опасности со стороны шефа?..

- А багаж ваш где, молодой человек?

- Простите?

- Из вещей у вас при себе только вот эта сумка?

- Да, а в чем дело?

Не хватало только обыска на предмет оружия и взрывчатки... или, на худой конец, "нагревательных электроприборов" и спиртных напитков! Видно, абсурд вопроса дошел и до Мымры, раз глазки у нее забегали.

- Вот вам ключ. Комната двести три, второй этаж.

- Спасибочки... А спросить вас можно?

- Слушаю вас.

- Как насчет кормежки в вашем заведении?

- Кафе при гостинице работает с двенадцати до восьми. Если вас это не устраивает, рекомендую воспользоваться услугами городских... э-э... заведений. Еще есть вопросы?

В недостатке язвительности обвинить ее невозможно.

- Есть, но я предпочту сохранить их для нашего следующего общения. Всегда приятно, знаете ли, пообщаться с любезными и доброжелательными представителями администрации.

Теперь самое время резко развернуться и направиться к лестнице. Боюсь, не слишком хорошее впечатление я произвел на Мымру, но что делать, если я с детства не люблю, когда мне хамят?..

Лестница узкая, бетонная. На такой в случае чего не развернешься... В случае чего? Ты что, собираешься отбивать здесь штурм?.. Как-то странно тихо в этом пансионе, ни голосов, ни музыки не слышно. То ли проживающих мало, то ли они старательно соблюдают пресловутые "Правила проживания"...

А вот и столик дежурной по этажу. Довольно милая мордашка на фоне грозного рукописного плаката: "Уходя, сдавайте ключ от комнаты!!!". Лет двадцать пять ей, не больше.

- Здравствуйте, я - ваш новый жилец. Вот направление от администратора...

- А, так это вы в двести третью?.. Идемте, я вас проведу...

- Спасибо, у меня есть ключ. И я обещаю, что сам разберусь, что к чему... Лучше скажите, как вас зовут?

- Анна Владимировна.

- Очень приятное сочетание. А меня - Лен...

- Лен?! Какое странное имя!

- Зато короткое... Что-то тихо у вас, Анна Владимировна. Гостей маловато, что ли?

- Да как вам сказать...

- Понятно. Наверное, как в песне - и не то, чтобы да, и не то, чтобы нет. Верно?

- Вы извините, но мне работать надо...

- Нет, нет, это вы меня извините за то, что отвлекаю вас от неотложных дел. Подскажите только, кто еще в моем тереме живет, и я оставлю вас в покое!

- Да никого пока в двести третьей нет... Можете выбирать любое место. Только одна просьба: не трогайте, пожалуйста, ничего со второй кровати, чтобы нам потом не пришлось перестилать, хорошо?

- Ну что вы, Анна Владимировна! У меня и в мыслях не было...

- Ну, поначалу все так говорят. А потом то полотенца недосчитаешься, то простыни, то еще чего-нибудь из постельного белья...

- Кстати, о постельном белье. Где я могу заморить того червячка, который со вчерашнего вечера точит мой бедный желудок?

Ну, наконец-то я выдавил из нее улыбку своими неуклюжими шуточками. Значит, можно считать, что отныне хоть одна душа, расположенная к старшему научному сотруднику Сабурову Вэ-Эс, в этом несчастном осколке советских времен имеется.

- Если пойти от гостиницы влево, то через пару кварталов будет неплохое кафе. "Березка" называется. Оно работает с девяти... Только причем здесь постельное белье?

- Не обращайте внимания на глупые мужские шутки. Ну, мне пора удалиться в свои царские чертоги.

- Приятно вам отдохнуть, Ваше величество!

Будь мне лет этак на пятнадцать меньше, я бы, наверное, попробовал развить достигнутый успех в общении с этой Анной Владимировной. Проклятый возраст! Чем старше становишься, тем все чаще приходит в голову дурацкий вопрос: "Какой смысл?"...

Ну, вот и дверь под номером 203. Почти в самом конце коридора, в червеобразном закоулке, откуда не видно столика моей недавней собеседницы. Здесь еще два номера, а именно: 201 и, на другой стороне, 202, а также еще одна дверь без каких бы то ни было номеров, запертая на ключ, наверное, это запасный выход на случай пожара. Что ж, удобно. Даже если пожара не будет, то воспользоваться ею, в случае чего, не помешает... Опять ты за свое?! Смотри, накличешь на свою голову ненужных приключений...

Так. Замок самый обыкновенный, врезной. Такой отпереть - раз плюнуть даже самому захудалому "домушнику". Впрочем, чего ты ожидал? Кодового замка с секретом и стальной двери? Не будь брюзгой, приятель. Зато дверь скрипит так, что мертвого разбудит. Может пригодиться в дальнейшем...

Итак, что мы здесь имеем?

Да-а-а...

А, собственно, что ты ожидал увидеть? Роскошный "люкс"? Или интерьер, как в рекламном проспекте мебельного салона?

Главное, есть на чем спать. И даже можно выбрать из двух коек одну на правах первозаселенца. Конечно, выберем ту, что находится справа от входа, за дверью. На всякий пожарный...

Крохотная тумбочка, разумеется, пуста. Ладно, туалетные принадлежности она вместит, а большего от нее требовать просто стыдно.

А это что за дверца? Ага, это дверной шкаф. Не "McDoors", но вполне может вместить сумку и куртку. Даже плечики для костюма имеются. А тут у нас что? Ага, места общего пользования... Неужели и горячая вода есть? Ну, просто нет слов!..

Что ж, пора располагаться. Распакуем наши вещи. Ничего трудоемкого. Лишь достать из сумки "мобил", а сумку задвинуть подальше под кровать. Камеры хранения в этом приюте странников, конечно же, не предусмотрено, да она и не потребуется. "Мобил" должен быть всегда при мне. Без этого чемоданчика, с которым ты не расставался много лет, начинаешь чувствовать себя все равно что голым...

А теперь - под душ, смывать дорожную пыль и заодно размышлять, какого черта шефу понадобилось устроить мне эту командировку. Ведь не просто так же он отправил меня инкогнито, как гоголевского ревизора, и даже не инкогнито, а под маской сотрудника РАН в духе дурных шпионских страстей. И еще этот режим полной секретности, при котором мне запрещается упоминать нашу контору! И никому ни звука о том, куда и зачем ты убываешь, даже самым близким людям. Особенно (почему-то) коллегам-инвестигаторам...

Во-вторых, шеф мой, этот матерый "аномальщик", весьма нервничал, когда напутствовал меня напоследок. Собственно, на напутствие это было мало похоже. Гораздо больше слова шефа при прощании напоминали монолог начинающего актера, у которого от волнения вылетели из головы слова роли. И все мои попытки вытянуть что-то конкретное из шефа ни к чему не привели, потому что он лишь кусал губы, отделывался туманными фразами и старался не встречаться со мной взглядом. Похоже, ему было страшно за меня. Хотя чего бояться - ума не приложу. Ну, даже если и разоблачат меня бдительные граждане Мапряльска как скрытого инвестигатора, что из этого? Инвестигатор, в конце концов, - не иностранный шпион и не преступник в розыске... И максимум, что из этого может быть, так это то, что схлопочем мы с шефом по "строгачу" от высшего руководства Инвестигации, и все дела.

А в-третьих, неясно, в чем заключается цель моего приезда сюда. Подумаешь, спят отдельные граждане крепким сном и не думают просыпаться!.. И что я должен делать? Пытаться установить, по какой причине они впали в спячку?

Не-ет, тут явно что не то!..

По-моему, шеф что-то от меня скрывает. Если уж он отправил меня сюда тайно, значит у него есть все основания полагать, что конспирация эта будет оправдана последующими событиями. Только вот какими, интересно?..

Что может случиться в этом городке? И главное - когда? Очень не хочется кормить собой гостиничных клопов на протяжении долгого времени.

Будем надеяться, что никакой чертовщины в этой истории нет. Как не было ее ни в Петрозаводске, где мы несколько лет подряд безуспешно охотились на пресловутых зеленокожих человечков, ни под Пермью, в зоне, где отказывалась функционировать любая электроника, ни в районе Чернобыля, где якобы под воздействием радиации, просочившейся через щели бетонного саркофага, появились невероятные мутанты...

Скорее всего, дня два, от силы - три, придется проторчать здесь, пока не выяснится, что слишком крепкий сон имеет какое-нибудь простое научное объяснение, фигурирующее в учебниках по клинической медицине. И тогда мир будет лишен очередного сенсационного открытия. Хм, а ведь, если вдуматься, действительное предназначение Инвестигации и заключается в том, чтобы не порождать сенсации, а развенчивать их в глазах общественности...

Ну вот, приплыли! Горячая вода перестала течь. Наверное, чтобы ты мог остудить свои перегревшиеся от размышлений мозги.

Значит, действительно пора перестать ломать голову и приступить к действиям.

 

Глава 2

- Молодой человек, в будние дни посещение больных у нас разрешено с трех до восьми!

- Видите ли, мне нужен заведующий больницей. Я из Москвы...

- Ваша фамилия Сабуров?

- Да.

- Тогда проходите. Алексей Федорович уже ждет вас. Второй этаж, до конца по коридору...

- Спасибо.

Что-что, а оповещение у них работает четко. Наверняка едва за мной закрылась дверь горздрава, как тут же в приемном отделении больницы раздался телефонный звонок. Встретьте, мол, как полагается дорогого гостя из столицы, обремененного всяческими учеными степенями и званиями...

Ну и запахи тут витают! Почему-то всегда полагал, что в больнице должно пахнуть лекарствами и разными антисептиками. Но здешние ароматы никак не похожи на запах лекарственных препаратов, скорее, это напоминает газовую атаку с использованием фосгена. Такое впечатление, что вот-вот по лестнице застучат кованые сапоги, и отряд бойцов в противогазах ссыпется сверху мимо меня занимать оборонительные позиции в вестибюльчике. А где-то неподалеку, видимо, развернута полевая кухня, раз оттуда тянет кислым запахом щей и подгоревшей пшенной кашей...

А вот и второй этаж. "До конца по коридору"... Только в какую сторону, если коридор уходит в два конца, и не видно ему конца и края?..

- Товарищ Сабуров?

Похоже, это и есть сам заведующий. Интересно, что же ему наговорили про меня горздравовцы, раз он выскочил встречать меня к самой лестничной площадке?!

- Да, это я. Здравствуйте.

- Добрый день - и добро пожаловать! Моя фамилия - Завьялов, Алексей Федорович, в настоящее время исполняю обязанности заведующего больницей... Простите, а как ваше имя-отчество?

- Владлен Алексеевич.

- Оч-чень, очень приятно! Ну-с, прошу!.. Сюда, пожалуйста!

Вот и познакомились. Еще одна галочка в развернутом плане-проспекте моего задания.

Никогда не думал, что руководитель городской больницы окажется таким... Этакий парень-душка с открытым, дружелюбным лицом, в круглых очочках, пухленький, не очень высокого роста, с рано отпущенным на волю животиком и одетый хотя и небрежно, но с иголочки. А почему бы и нет?.. Эх, Лен, стандартными образами оперирует твое воображение, подсовывая тебе киношный образ высокого и обязательно худого человека пенсионного возраста с суровым голосом и замашками войскового командира, привыкшего всем говорить "ты" и безбожно крыть матом подчиненных, включая тех, что относятся к женскому полу...

- Прошу, прошу, Владлен Алексеевич... Галя, нам чайку покрепче и никого ко мне не пускать!

Эх, был бы мне такой радушный прием в гостинице! Впрочем, туда обо мне никто не звонил...

А между прочим, кабинет у этого толстячка обставлен - будь здоров! Не кабинет, а прямо-таки офис управляющего крупным банком. Кресла и диван из натуральной кожи. Модные жалюзи вместо штор. Солидный полированный стол - для служебных совещаний, надо полагать. Только в книжном шкафу из мореного дуба поблескивают за стеклом не папки с бухгалтерскими отчетами, а фолианты по медицине.

- Да вы присаживайтесь, Владлен Алексеевич, не стесняйтесь! Давно прибыли?

- Сегодня.

- И где, позвольте спросить, остановились?

- В гостинице.

- Надеюсь, без проблем? А то, если что, могу посодействовать... Я, знаете ли, личность в городе довольно известная, у меня многие на операционном столе леживали...

- Да нет, спасибо. Все нормально.

- Может быть, вы перекусить желаете? Я мог бы дать команду... У нас довольно неплохая столовая.

Похоже, "довольно" - это его любимое словечко. Да и сам он явно всем доволен - и своим статусом руководителя единственного крупного медицинского учреждения в городе, и самим собой.

- Не стoит. Я только что из кафе...

- А, так, значит, уже успели пройтись по городу? Ну, и как вам наше захолустье?

- Прелестный городок. И люди здесь у вас такие приветливые и дружелюбные...

Не перебарщивай, Лен. Что-то есть в его глазах такое, что мешает воспринимать его исключительно как гостеприимного хозяина...

- Спасибо, Галечка. Поставьте поднос на стол, а мы тут сами разберемся... И меня пока ни для кого нет, хорошо?

- Хорошо, Алексей Федорович.

- Ну-с, с чего начнем, Владлен Алексеевич?

- Извините, но я еще не предъявил вам свои документы... Вот направление из горздрава, а вот удостоверение Академии наук...

- Что вы, что вы, я вовсе не это имел в виду! Вы как кофе предпочитаете - с коньяком или со сливками? Или коньяк с кофе?

Та-ак. Вот это мне совсем не нравится. Кого он во мне углядел, этот просперити с медицинским уклоном? Замаскированного ревизора, что ли? У него что - рыльце в пушку? И вообще, с какой стати он прыгает вокруг меня на задних лапках? Надеется с моей помощью стать известным на всю страну? Или что-то скрывает? Неужели окажется, что именно по его вине люди впали в кому? Надо будет уточнить, не находился ли ранее кто-либо из Спящих на лечении в данной больнице... Хотя если бы Завьялов действительно чувствовал свою вину, что мешало бы ему замести все следы еще до моего прибытия?

- Спасибо, Алексей Федорович, но я вынужден отказаться от угощения. Вы очень гостеприимны, и я вам благодарен, но... Мне хотелось бы, не теряя времени, ознакомиться с тем делом, которое привело меня сюда.

Какие-то неприятные искорки в глазах моего собеседника. Но сохранять лицо он умеет, надо отдать должное.

- Что ж, я готов. Для начала давайте обговорим все оргвопросы. Вы можете работать у нас в любое время и сколько вам будет угодно. Я распоряжусь, чтобы вам выписали временный пропуск... скажем, на месяц - вас устроит?.. Вот и отлично!.. Весь персонал больницы будет предупрежден на предмет оказания вам необходимой помощи. Если вам что-то понадобится, можете обращаться к любому врачу и любой медсестре... Ну, и вся документация - истории болезней, медкарты - тоже в вашем полном распоряжении.

- Спасибо, Алексей Федорович.

- Только у меня будет к вам одна маленькая просьба, Владлен Алексеевич...

Типа: "Не суйте свой нос куда не следует и не копайте эту историю слишком глубоко"?

- Слушаю вас.

- Если вы откроете что-нибудь этакое... ну, вы меня понимаете?.. одним словом, исключительное, то обещайте, что я буду первым, кто об этом узнает!

Вот оно что... Кажется, мои гипотезы начинают подтверждаться. Что-то все-таки завбольницей знает или предполагает, раз горит желанием постоянно быть в курсе моего расследования... тьфу ты, совсем забыл, что мне теперь подобные термины даже мысленно употреблять не стоит! Эс-эн-эс Академии наук ничего не расследуют, они - исследуют!..

- Конечно, конечно, Алексей Федорович, только... что вы имеете в виду под термином "исключительное"? Есть основания предполагать, что речь идет не о болезни, а о чем-то ином?

- Нет-нет, это я так, не обращайте внимания, Владлен Алексеевич... Так с чего вы все-таки хотели бы начать свою работу? Кстати, извините за довольно нескромный вопрос, но лично мне все-таки непонятно, чем вас так заинтересовали наши летаргики? Ну, не вас, собственно, а нашу уважаемую Академию наук...

Готовься, Лен, сейчас тебе придется врать не краснея.

- Дело в том, что в последнее время по стране участились подобные случаи, Алексей Федорович. У нас в Академии есть специальный центр по обработке статистических данных, где анализируется динамика различных заболеваний и патологий по всей стране. И кривая такой вот летаргии, как вы выразились, почему-то стремительно ползет вверх. Естественно, с этим приходится кому-то разбираться. Может, экология виновата, может быть появился какой-нибудь новый вирус, а может - что-то еще...

- Значит, мы не первые в этом плане?

Эк, как он обрадовался. И его можно понять: кому не хочется стать первооткрывателем нового феномена? Только если ты, будучи врачом, открыл новую болезнь, то всегда может выясниться, что именно ты и виноват в ее возникновении, потому как вовремя не предпринимал меры профилактики. Помнится, еще моя покойная бабушка говаривала: "Все болезни - от грязи"...

- Да нет... Но, правда, другие известные нам случаи летаргии зарегистрированы на достаточно большом удалении от Мапряльска. И никакой закономерности в географическом плане не прослеживается...

- Ну, ясно!

- Что именно, Алексей Федорович?

- Ясно одно: все-таки это не эпидемия.

- Мне кажется, это с самого начала следовало полагать... Кстати, по какой специальности вы сами практикуете?

- Гастроэнтерология. Заканчивал областной мединститут в Инске... Но, знаете ли, Владлен Алексеевич, практикую я в последнее время довольно редко... Административные функции, сами понимаете... Но очень хотел бы вплотную заняться наукой. Возможно, сподоблюсь как-нибудь на диссертацию... Правда, у нас это - целая проблема. Чтобы получить ученую степень, надо суетиться, вы меня понимаете? Это не у вас в Центре, где доктор на кандидате сидит и кандидатом погоняет!

- Значит, насколько я понял, вы сами не занимаетесь Спящими?

- Кем-кем, простите?

- Это мы так неофициально их называем, ваших летаргиков. Согласитесь, Алексей Федорович, что летаргия в данном случае ни при чем...

- Ну, я не специалист по психическим расстройствам... Хотя термин ваш мне нравится, Владлен Алексеевич. Он довольно точно отражает... э-э... состояние этих больных. Во всяком случае, это действительно не летаргия и не обычная кома, мне наши спецы сразу так и сказали... Все эти пациенты, похоже, просто спят. Только вот спят они уже вторую неделю, и все усилия с нашей стороны, чтобы разбудить их, пока не увенчались успехом... Мы даже электрошок применяли, хоть это и не гуманно вам покажется... А может, все-таки выпьете что-нибудь? А то чайник совсем остыл...

- В другой раз, Алексей Федорович. Я бы лучше взглянул на ваших засонь...

- Нет проблем! Я сейчас вызову нашего главного невропатолога, и он вам все покажет и расскажет... Вы меня извините, Владлен Алексеевич, что я вас сам не смогу сопровождать, но мне тут надо отлучиться по делам...

- Ну что вы, Алексей Федорович, какие могут быть претензии? Занимайтесь своими делами, конечно. И вызывать никого не надо, я и сам дойду. Скажите только, как мне пройти в невропатологию и как зовут заведующего отделением...

* * *

Господи, какое жалкое зрелище представляет собой это богоугодное заведение! Какой разительный контраст между благополучным кабинетом дельца-заведующего и этими коридорами, наполненными весьма неаппетитными запахами и застеленными потрескавшимся и вытертым до дыр линолеумом! Не-ет, все-таки правильно я сделал, что отказался от чаепития - иначе сейчас меня бы вывернуло наизнанку...

А что за одежда на больных, попадающихся мне навстречу! Нищенские рубища, а не одежда! И лица - серые, изможденные, словно это не больные, а узники какого-нибудь Освенцима...

Наверняка и лечение - соответствующее. На дорогие лекарства денег в городском бюджете, разумеется, не находится, и каждая таблетка аспирина на счету...

И это называется лечением? По-моему, наоборот, данное заведение способствует не поправке здоровья сограждан, а ускорению их отправки на тот свет! И никому нет дела: ни чиновникам в горздраве, ни городской администрации, ни, в конечном счете, самим несчастным гражданам, попадающим сюда по печальной необходимости. А куда еще им деться? Да, в стране есть дорогие клиники и лечебницы, оборудованные новейшей медицинской аппаратурой. Например, в областном центре... Но ведь требуется круглая сумма, чтобы попасть туда на лечение. Право на жизнь есть, разумеется, у каждого. Но чтобы воспользоваться им, нужны деньги, и немалые...

И ведь не в одном Мапряльске такая больница. Их сотни по всей стране, в далеких и близких провинциях!

А мы, инвестигаторы, занимаемся всякими аномалиями. Мы изучаем и собираем данные о полетах "летающих тарелок" и происках мифических Пришельцев. Мы исследуем полтергейст и проблемы общения с духами. Для того, чтобы отыскать очередное АЯ, мы лазим на дно океана и стартуем в космос. А самая главная аномалия нагло торчит у нас под носом. В виде вот таких страшненьких учреждений так называемого "здравоохранения". И почему-то никому из нас не приходит в голову вопрос: каким образом в наше просвещенное время может существовать больница образца, самое большее, девятнадцатого века? И неужели даже тогда, когда будет создан искусственный разум и когда человечество примется осваивать дальний космос, этот осколок прошлого по-прежнему будет чернеть гнилым зубом на лице человеческого сообщества?.. Когда-нибудь на Земле расшифруют структуру ДНК, научатся пересаживать любые органы, смогут клонировать человека и создавать разных гомункулюсов, а однажды, наверное, откроют нечто такое, что обеспечит людям практическое бессмертие. Только все эти революционные прорывы так и останутся недоступными для человечества в массе своей - по крайней мере, на протяжении нескольких десятков лет...

А вот и невропатология.

Кстати, забыл спросить у Завьялова: почему они засунули Спящих именно в это отделение?

Столик дежурной сестры в нескольких метрах от стеклянной входной двери спрятан за выступ стены так, что это напоминает засаду.

- Добрый день. Я - к заведующему отделением, от Завьялова... Моя фамилия - Сабуров.

- Да-да, проходите. Ринат Ибрагимович располагается в конце коридора.

Что-то у них здесь начальство любит располагаться в конце коридора. Специально, чтобы не просто было до них добраться?..

Узкий, как кишка, коридор, по которому кое-как ковыляют, опираясь на палки и на костыли, люди в серых больничных одеяниях. Наглядные примеры параличей, болезней суставов и грыж спинных позвонков.

- Сынок, ты, случайно, в теликах не разбираешься?

Бабуля лет семидесяти. А может, и всех ста...

- А что такое?

- Да вот телик наш сломался. Теперь ничего-то и посмотреть нельзя. Скука смертная, прости Господи!.. Может, глянешь, сынок?

- Извините, но я не специалист по этой части. Если бы что-то другое, обязательно бы помог...

- Эхма, жалость-то какая. Нынче ведь последняя серия будет...

- Какая серия?

- Ну, эти... как их?.. "Тайные страсти"... Ты сам-то не смотришь, случаем?

- Нет.

- А то, может, знаешь, что там с Альфредо и Патрицией случилось-то? Поженились они аль как?

Вот въедливая старушонка попалась!

- Не смотрю я это кино, бабуля. А насчет телевизора вам бы к заведующему обратиться - он же здесь главный, пусть мастера вызовет...

- Эх, сынок, говорили уже ему не раз. А он только что-то буркает, чтобы отвязаться, и разговаривать больше не хочет... Татарин он, сынок. А татары - они все лютые становятся, когда в начальники выбиваются...

Интересная теория. Только не стоит перечить - а то старушка разовьет свою концепцию вплоть до татаро-монгольского ига.

- Извините, бабушка, я спешу...

- Ну, иди, иди, сынок. Все вы спешите, молодежь... Вот и детки мои, сын с невесткой, не успеют прийти, как сразу куда-то торопятся... А внуки-то и вообще не заходят, вот оно как...

Голос старушки остается за спиной.

Дверь с табличкой "Заведующий отделением ШАГИВАЛЕЕВ Р.И.".

- К вам можно, Ринат Ибрагимович?

О, да у него там кто-то есть. Пациент с голым торсом, распростертый на кушетке. Хорошо еще, что мужик, а не женщина...

- Стучаться надо! Подождите в коридоре!

Ладно, подождем. Тем более, что и скамеечка имеется возле двери. А бабуля права была, суров завотделением. Прямая противоположность Завьялову. Именно таким ты и представлял себе стандартного медицинского руководителя...

Сколько там уже натикало? Ого, обедать скоро пора. Ничего, потерпим...

А сестры, шуршащие крахмальными халатами вокруг, так и стреляют глазками. Интересно, наверно, что это за личность к их начальнику пожаловала. Да еще с каким-то загадочным черным чемоданчиком типа "дипломат"...

Ага, наконец-то дверь открывается, и мужчина, которого я видел лежавшим на кушетке, почему-то задом выбирается в коридор. Словно опасается, что коварный татарин выстрелит ему в спину из лука отравленной стрелой. Нет-нет, это, оказывается, таким образом он пытается засвидетельствовать свое почтение хозяину кабинета...

Ну-с, предпримем вторую попытку? Постучаться не забудем, причем очень внятно.

- Разрешите войти, Ринат Ибрагимович?

А теперь он находится в стандартной позиции "очень занятый начальник". Что-то быстро пишет с озабоченным видом, сгорбившись за письменным столом.

- Входите, входите. Что у вас?

Действительно не ласков.

- Я - от Завьялова. Он должен был позвонить вам насчет меня... Старший научный сотрудник Сабуров.

Вот теперь до него дошло, кто я и по какому праву топчу грязноватый линолеум его кабинета. Только выражение лица его ненамного изменилось в лучшую сторону.

- Ах, да. Присаживайтесь, я сейчас допишу...

Что ж, видимо, таков мой удел сегодня - быть терпеливым. А по внешности вовсе не скажешь, что он - татарин. Вполне европейское лицо, и глаза не раскосые. Вот только волосы черные, как смоль, да нос с горбинкой.

- Зовут-то тебя как?

Наверное, он посчитал, что, раз я ненамного его старше, то можно ко мне обращаться по-свойски. А почему бы и нет? В конце концов, мне с ним придется работать, так сказать, бок о бок...

- Владлен. Можно просто - Лен.

- А меня - Ринат.

- Я уже в курсе.

- Значит, ты нашими летаргиками интересуешься?

- Интересуюсь.

Опять это мое проклятое свойство - подстраиваться под манеру разговора собеседника. Если он витиеват или жеманен - и я тоже. Он грубоват - и я прямолинеен... Для дела это, конечно, иногда бывает полезно, но со стороны наверняка выглядит противно. И ведь осознаю я это, но ничего с собой поделать не могу. Такая вот привычка еще со времен работы в Интерполе...

- А на кой они тебе сдались?

Вопрос, конечно, интересный. Особенно в контексте моей двойственной личности.

- Дело в том, что я по этой теме диссертацию пишу. Докторскую.

- А что, поближе к Москве материала не нашлось?

- Нашлось, конечно. Но материала нужно побольше.

- Ну, вы даете, академики!.. Делать вам там нечего, что ли? Тащиться в такую даль из-за нескольких любителей вволю подрыхнуть!..

Таинственно промолчим и красноречиво пожмем плечами.

- Ладно, ладно, извини за прямоту, Лен... Вот истории болезни этих чудаков... черт, где же они?.. ага, вот... Пока я тут мараю бумагу, можешь просмотреть...

- А копию снять можно?

- Каким образом? У нас тут ксероксов не водится, если только ты от руки будешь переписывать...

- Ну, это не проблема.

Откроем наш волшебный чемоданчик. Код доступа в мобильный офис... Так. Теперь включить комп. Режим сканирования текста. Сколько там исписанных страничек? Негусто. Минут на десять работы... Жаль, что почерк - не подарок. Это уж как водится: "у каждого врача свой почерк, и все они неразборчивы". Ладно, вечерком разберемся как-нибудь...

- А что это за аппарат у тебя?

Даже писать перестал от удивления.

- Да, так... Как говорится, техника на грани фантастики.

- Ничего себе! Небось, бешеные деньги стoит?

- Не знаю, я не покупал.

- А я и не прошу тебя продать.

Обиделся. Ну и характер - просто порох!..

"Сканирование успешно завершено".

- Спасибо.

- На здоровье.

- Слушай, Ринат, может быть, пока ты пишешь, я схожу на Спящих посмотреть?

- Сейчас вместе пойдем. Я уже закончил.

Что ж, по крайней мере, он не пытается спихнуть меня на кого-нибудь из своих подчиненных, как Завьялов.

- Ну - вперед!

Мы опять в коридоре. Заметно, как люди по мере нашего приближения стараются куда-нибудь скрыться. Причем как пациенты, так и члены медперсонала. Что ж, их понять можно. Шагивалеев всех, наверное, держит в ежовых рукавицах. Татарское мини-иго в пределах вот этого коридорчика...

- Нам сюда.

Обыкновенная дверь в середине коридора. Палата размером примерно пять на семь... Несколько коек пустует, а на двух у дальней стены лежат неподвижные тела, накрытые одеялом до подбородка. К телам тянутся прозрачные трубки капельниц. И шнуры кардиодатчиков. И всевозможные приборы, регистрирующие деятельность сердца, мозга и прочих внутренних органов. Форточка открыта, но запашок здесь стоит не очень приятный.

И это и есть то, ради чего я сюда приперся под фальшивыми документами?!

- Ну, вот он, материал для твоей диссертации. Изучай сколько влезет. Только будить не пробуй. Мы уже все средства и способы испытали. Даже самые садистские. Глухо, как в танке...

- Садистские - это как?

- Очень просто. Ты, наверное, и сам знаешь, что в некоторых случаях у летаргиков рекомендуется вызвать болевые ощущения. Видишь, у них повязки на руках? Без наркоза резали. До кости дошли - а им хоть бы что!..

- А что еще вы пробовали, господа экспериментаторы?

- Зря кипятишься, Лен. Случаи-то неординарные. Ни в одном учебнике по клинической психиатрии не описаны... Так что мы весь арсенал обычных способов задействовали. Начиная от стандартных раздражителей и кончая электрошоком. Самое дрянное в том, что никакие они не летаргики. Вон, сердце у обоих работает как часы, пульс - как у любого нормального человека в состоянии покоя. С дыханием и, пардон, физиологическими отправлениями тоже все в норме...

- Ну и каким же диагнозом их заклеймили?

- "Тяжелая кома", каким же еще? Что-то же надо было записать в истории болезни, хотя бы предварительно... Только и без микроскопа видно, что комой здесь не пахнет. Не было еще такой комы в истории, чтобы при отсутствии каких-либо патологий больного нельзя было бы вывести из ступора. А тут - бьемся уже третью неделю, а все без толку!.. Сначала они были в реанимации, потом уже их сюда перевели, чтоб там место освободить...

- У них действительно все в порядке?

- Здоровы на все сто! Обычно ведь кома возникает из-за поражения мозга, но у них под черепушкой все тип-топ. Снимки мы делали во всех ракурсах и во всех спектрах. Завьялов даже из области томограф привозил - в историях болезни это зафиксировано, потом сам посмотришь... Повышенная мозговая активность, но не как при стрессе, а как у обыкновенных спящих в фазе сновидений. Кстати, хотел бы я знать, что за сны им снятся!

Хм, я, пожалуй, тоже хотел бы это знать. А мой шеф - особенно...

- Телеметрия у них за эти две недели совсем не изменялась?

- Что касается пульса, температуры и частоты сердечных колебаний - полная стабильность.

Что ж, можно сделать вывод, что сны, которые снятся этим двум полутрупам, не вызывают у них эмоциональных переживаний. Действительно, странные какие-то сны. У обычных спящих такого не бывает.

- С кем-нибудь из специалистов консультировались?

- Да, приезжал из областного центра профессор. Ваксберг Аркадий Ильич, может, слышал о таком? Авторитет по части мозговых расстройств. Заключение нулевое, ради интереса можешь глянуть, оно тоже к историям болезни подклеено...

- А как насчет общих анализов?

- В первый же день взяли. Ничего. Интоксикация алкоголем и наркотиками, если ты это имел в виду, отсутствует.

- Понятно. Родственники имеются?

- Имеются, в том числе и близкие. Первое время чуть ли не дневали и ночевали тут, я уж разрешил в виде исключения... Надеялись: вот-вот они проснутся. А потом ходить стали реже. Сейчас вообще или заглядывают на несколько минут, или по телефону пытаются узнать, нет ли каких-нибудь изменений. И знаешь, Лен, я их за это не осуждаю. Смирились люди с фактом...

- И что вы сейчас с коматозниками делаете?

- А ничего. Что можно было сделать, мы уже сделали. Теперь остается только подкармливать их физиологическим раствором и через пищевой зонд напрямую в желудок. И ждать, когда они проснутся.

- Ты думаешь, они все-таки проснутся?

- Если это все-таки летаргия, то - да... Рано или поздно, от летаргии все просыпаются. Только вот когда это будет: завтра или через несколько лет - один Бог знает.

По-моему, ему естественней было бы употребить "Аллах" для обозначения бога. Интересно, он православный, несмотря на свою национальность?.. Хотя при чем здесь это? Начинаешь потихоньку впадать в мистику, приятель?

- А если совсем честно, Лен, знаешь, на что я надеюсь? Что они вообще никогда не проснутся. В том смысле, что... понимаешь, что я имею в виду? Не смотри на меня, как на прожженного циника. Мне ведь эти живые мертвецы - тяжкая обуза. Ухаживай за ними, корми, наблюдай... А у меня вон сестер не хватает, чтобы нормальных больных обихаживать, и каждое койкоместо на счету. Уж лучше бы они сразу, чем вот так...

Наверное, его понять можно. Может быть, как завотделением он прав. А как человек? Ты готов разделить его точку зрения?.. По принципу - раненых лошадей пристреливают?.. Нет, не прав он, и ты это прекрасно знаешь. Иначе, чего доброго, в один прекрасный день можно прийти к выводу, что ради избавления от тяжкой обузы самым простым выходом будет взять да и сделать Спящим инъекцию какой-нибудь пакости. Или просто-напросто перестать кормить их - и все дела...

- У тебя еще есть вопросы, Лен? А то у меня дел по горло...

- Извини, задумался. Оба больных поступили одновременно?

- Ну, не совсем. Но промежуток был небольшой - дня два или три...

- А кто из них был первым?

- Александр Крашенников, инженер с нашего завода. Потом поступила Быкова Юлия, она студентка... А вообще, наш Псих говорит, что знает одного подростка, который находится в такой же коме уже три недели. Только лежит он до сих пор дома - родственники не хотят отдавать парня в наши хищные лапы. Там какая-то сложная история...

- Кто такой Псих?

Шагивалеев впервые скупо улыбнулся.

- Это наш штатный психотерапевт по фамилии Ножин. Личность оригинальная, с претензиями на врожденную гениальность. У него, кстати, есть своя теория насчет этих... спящих... Да ты и сам его скоро увидишь, он частенько сюда заглядывает... Ладно, я исчезаю, а ты тут развлекайся. Если что-нибудь понадобится, можешь вызвать дежурную по отделению - вот тут есть специальная кнопочка... Все, я ушел!

Ну, вот я и один... Почти один, если быть точным. Рано еще приравнивать неподвижные тела к мертвецам, даже если кому-то этого очень хочется. Тем более, что возникает странное ощущение, будто они вовсе не спят, а все слышат и даже видят!.. Чушь какая-то в голову лезет. Наверное, от растерянности. Потому что мысли разбегаются и неизвестно, с чего надо начинать.

Вот что. Для начала расслабимся. Тем более, что первый этап задания, кажется, пройден без сучка, без задоринки. Внедрение в медицинскую среду состоялось, и это главное. Теперь надо заняться сбором и анализом информации. Если позволит время, провести экспресс-обследование на предмет биоэнергетики. Больше сегодня вряд ли что успеешь... И вообще, не стоит надеяться, что ты, с твоими скудными познаниями, наспех почерпнутыми из нескольких научно-популярных книжек, сумеешь разгадать тайну Спящих. Запудрить мозги окружающим своей мнимой "ученостью" ты еще можешь, но в действительности был и останешься профаном. Так что, тебе остается подбираться к истине двумя путями. Первый заключается в том, чтобы опрашивать родственников, знакомых и друзей пострадавших - словом, проводить полуполицейское дознание... А во-вторых, надеяться, что кто-нибудь из Спящих очнется, и вполне возможно, что из его уст ты услышишь искомое объяснение происходящего... А может, и нет. Это уж как сложится...

Шаркающие шаги за дверью. Кажется, сюда кто-то идет. На всякий случай сделаем вид, что усиленно изучаем истории болезни и что вообще мы страшно заняты...

- Здравствуйте. Я вам не помешал?

Довольно колоритная личность мужеска пола. Судя по белому халату, не из числа больных. Грубое лицо, о котором говорят: "Вытесано топором". Цепкие, весьма подвижные глаза, коренастая фигура. На вид лет пятьдесят. Лицом немного смахивает на отечественного киноактера, который, помнится, несколько лет назад собирался полететь в космос, да так и не полетел. Одет небрежно: из-под халата выглядывают дешевые тренировочные брюки типа "адидас", на ногах - заношенные до дыр домашние шлепанцы.

Протягивает мне руку:

- Ножин. Михаил Юрьевич. Психиатр, психоневролог, невропатолог, психотерапевт и нарколог. Так сказать, практик и теоретик...

Ага, значит, это и есть обещанный Шагивалеевым "Псих". Что ж, впечатление вполне адекватное.

- Очень приятно. Сабуров Владлен. Старший научный сотрудник Академии наук.

На секунду задержал мою руку в своей ледяной, несмотря на жару, ладони. Издал непонятный смешок:

- Ученый муж, значит? А, между прочим, нервная система у вас, коллега, ни к черту. Словно вы двадцать лет работали резидентом нашей разведки где-нибудь в Иране...

Провокация? Или он еще и ясновидящий по совместительству? Ответим уклончиво:

- Вполне возможно. В последнее время приходилось очень много работать...

- В таком случае могу вам помочь. Небольшой сеанс - и вам сразу станет легче. Только для этого нам лучше переместиться в мой кабинет.

- Честно признаюсь: у меня с собой маловато денег...

- Можете не волноваться на сей счет. Коллег я обрабатываю бесплатно.

 

Глава 3

- Ну и как, полегчало?

- Намного. Сейчас - всего десять лет работы в Иране...

- Может быть, еще по одной?

- Нет-нет, пока хватит. Спирт у вас крепкий, Михаил Юрьевич.

- Спирт как спирт. Медицинский. Просто вы, видимо, сегодня еще не обедали.

- Вы будто видите меня насквозь.

- А я действительно всех насквозь вижу. Мне это по профессии положено.

- А так называемых "коматозников" вы тоже просвечиваете своим рентгеновским взглядом?

- К сожалению, нет. Но это и не требуется. Я и так знаю, что с ними...

- Даже так? Может быть, поделитесь своим знанием?

- А какой смысл? Вы же все равно мне не поверите, Владлен. Понимаете, вся проблема в том, что вы там, в своих институтах и академиях, слишком торопитесь. И понять вас можно. Как-никак, а жизнь коротка, и надо успеть написать кучу никому не нужных статей, защитить диссертации, которые лягут бесполезным хламом в архив, еще при жизни добиться признания и славы в ученом мире... Вы извините за откровенность, но у вас, живущих и работающих в центре, вечно не хватает времени. А почему? Потому что вы возомнили, что должны успеть разобраться в устройстве мироздания. А отсюда - спешка и хватание того, что лежит на поверхности... Видите, у меня часы на стене поставлены на час вперед? Это чтобы я знал, что у меня всегда еще есть время... И с бюрократами от науки я никогда не связываюсь. Бесполезно. Хотя, конечно, иногда они здорово мешают. Особенно в молодости мешали. Когда я пытался застолбить свои теории. Приходишь в соответствующие инстанции, а там сидит псевдокандидат или псевдодоктор наук и с ходу осведомляется: кто ты такой? Откуда? Какое у тебя ученое звание? Дальше можно не продолжать...

- По-вашему, я тоже похож на бюрократа?

- Только не лезьте в бутылку, Владлен.

- Да я не алкоголик.

- Вот это мы сейчас и проверим. Обычно после третьей дозы алкаши начинают оперировать псевдологикой. Именно поэтому мне удается их лечить от алкоголизма. Достаточно организовать у них адекватные реакции на действительность - и порядок... Ну, поехали!

- Ну, если вы так настаиваете... За адекватные реакции!

Уф-ф, аж в глазах все поплыло. Прости меня, мой многострадальный желудок, за то, что я подвергаю тебя таким перегрузкам натощак. Единственное оправдание заключается в том, что я мучаю тебя не из мазохистских побуждений, а в интересах дела...

А кабинет у Психа обставлен в полном соответствии с его личностью. Помимо стандартных предметов мебели в виде письменного стола, заваленного бумагами, кушетки, заботливо застеленной целлофаном, и грязно-белого шкафчика с лекарствами, имеется человеческий скелет в углу (чтобы оказывать психологическое воздействие на пациентов?), к потолку рядом с лампочкой подвешен какой-то загадочный многогранник из оргстекла (для ввода посетителей в гипнотический транс?), а на стенах развешана серия авангардистских картинок, вырезанных из журналов. Не кабинет, а прямо-таки полотно Сальвадора Дали!..

- Закусывайте, коллега. Вот пирожки с яблочным повидлом. Не домашние - домашние печь некому, я, знаете ли, закоренелый холостяк - но очень рекомендую. Все равно больше ничего из закуски под рукой нет...

Что ж, это все же лучше, чем закусывать карамелькой, как водится у специфических клиентов моего собеседника, но я бы предпочел сейчас ба-альшой такой соленый огурец. Холодненький и хрустящий.

- Так что там насчет Спящих, Михаил Юрьевич?

А взгляд у него в самом деле пронзительный. Не знаю, какой он психиатр, но следователь из него вышел бы отменный.

- Вы когда-нибудь имели дело с сумасшедшими, Владлен?

Так и хочется сказать: один из них сейчас передо мной. Но лучше не давать волю своему, начинающему опасно развязываться, языку.

- К счастью, не пришлось. Не мой профиль.

- А у меня была богатая практика. Работал одно время в маленькой психиатрической больнице. И вы зря так, между прочим... Психи - самый благодатный материал для изучения сути человеческой... Вы истории болезни наших Спящих изучили?

- Еще не успел.

- Когда будете изучать, обратите внимание, коллега, вот на что. Мозг у них абсолютно не поврежден. И в этом вся загадка, не правда ли? Мозг работает вовсю, а человек неполноценен. Вот так же бывает и у сумасшедших. Нарушение, которое возникает в их мозге, невозможно обнаружить какими-либо приборами. По крайней мере, на нашем уровне развития техники... Значит, речь идет, скорее, о поломке такого механизма, который пока еще не регистрируется точными методами.

- Вы хотите сказать, что Спящие заснули, потому что сошли с ума?

- Конечно, нет! Сумасшедшие-то не спят беспробудным сном. Но параллели действительно провести можно. И у классических психов, и у нашей парочки явно нарушено восприятие хода времени. Другое дело, какие причины обусловили это нарушение: травма или психический шок...

- Что-то я не понял. При чем тут время?

- Налить еще стопочку, чтобы голова прояснилась?

- Нет, я серьезно, Михаил Юрьевич.

- А если серьезно, то слушайте и не перебивайте. Вы Лукашевича знаете?

- Нет.

- Да, он неизвестен официальной науке. Но - самородок... Короче, однажды он провел один любопытный опыт. Поставил возле засыпающего человека чувствительный высокочастотный генератор и фиксировал замедление частоты колебаний по мере того, как объект опыта отходил ко сну. Откуда взялось это изменение частоты, как вы думаете?

- Засыпающий воздействовал на прибор?

- Вот именно! А чем? Каким участком мозга? И мозгом ли вообще?.. Теорию Эйнштейна помните, надеюсь? С чем она связана? С кривизной пространства. Только великий физик не сделал следующий шаг, а надо было спросить: а отчего оно, пространство мироздания, искривляется? Не от врожденной же хилости!..

- А от чего?

- Я называю это "полем времени", которое имеет свои особые силы. И так же, как носителями энергии электрического поля выступают электроны, время имеет свои элементарные частицы - какие-нибудь "хрононы"... Я считаю, что мозг человека так устроен, что способен упорядочивать эти частицы времени в определенном порядке - так, чтобы можно было выстраивать функции временного порядка. Но когда под влиянием каких-то причин разрушается умение усваивать энергию, связанную с ходом времени, человек, что называется идет вразнос. Он становится либо алкоголиком, либо сумасшедшим. Либо впадает в такую вот полулетаргическую спячку. Я понятно излагаю?

- Признаться, не совсем.

- А если я выражу свою мысль иначе? Например: происходит деструкция комиссуральных связей между левым и правым полушарием, с нарушением интеграции лево-правых функций... Так вам понятнее будет?

- Не кипятитесь, Михаил Юрьевич. Просто ваша теория настолько необычна, что в голове не укладывается. Признайтесь, что вы в глубине души - мистик.

- А вы - типичный научный сотрудник, да? Что ж вы никак не хотите понять одну очевидную вещь: если энергия времени существует, то она должна каким-то образом влиять на человека. А человек, соответственно, - на нее... У человека миллиарды клеток головного мозга, которые им все еще не востребованы. Но для чего-то они нужны, верно? Природа не терпит излишеств, дорогой Владлен! Наверняка есть определенный режим, который объединяет человека с миром!..

Собственно говоря, чего-то подобного я от него и ожидал. Все эти непризнанные гении страдают одним общим недостатком: они с легкостью переходят от частных проблем к устройству мироздания. Если бы этот врачеватель человеческих душ трудился в Инвестигации, представляю, сколько концепций он бы наштамповал, навидавшись всяких "чудес" и "аномалий"!

- Возможно, вы правы, Михаил Юрьевич. Надеюсь, мы с вами еще вернемся к этой теории. Но, честно говоря, меня сейчас занимают более прозаичные вопросы.

- Например?

- Например, чтo послужило причиной нарушения этих самых временных связей в мозгу Спящих?

- Да всё, что угодно! Стресс, радиация, побочное действие медикаментов, патология какого-то внутреннего органа, наконец... Не-ет, лично меня в этой истории интересует нечто другое!

- Что именно?

- Что они видят во сне - вот что по-настоящему интересно!.. Эх, если бы был такой приборчик, с помощью которого можно было бы заглянуть в их сознание и подсознание!

- Я где-то читал, что американцы уже изобрели нечто подобное...

- Так то американцы!.. А у нас либо вечно денег не хватает, либо мозгов. Да еще и работать никто не хочет.

- Кстати, о работе... Спасибо, что напомнили, Михаил Юрьевич. Благодарю за гостеприимство, но пора и поработать чуть-чуть. Я ведь все же не отдыхать сюда приехал.

- Сколько там уже натикало на моих настенных?.. О, а, между прочим, рабочий день вот-вот закончится.

- Вы же сами говорили, что стрелки на час вперед переведены.

- Ну и что? У меня в мозгу, как у всякого нормального человека, свой хронометраж ведется, и он мне подсказывает, что пора сворачиваться...

Не знаю, как насчет хрононов в моем мозгу, а паров алкоголя вполне достаточно, чтобы сделать вывод, что, пожалуй, работник из меня сейчас никудышный.

... Что-то я, кажется, еще хотел у него выяснить, только что именно?

Ах, да, насчет третьего Спящего...

- Мне Шагивалеев сообщил, что вы, Михаил Юрьевич, знаете одного подростка, который на дому изволит почивать. Что за паренек-то?

- Да, есть такой. Через три дома от меня живет. Олежка Круглов, в следующем году должен был одиннадцатый класс заканчивать. Рос без матери, да и без отца, считай, тоже - тот в армии служит и постоянно по дальним гарнизонам мотается. А Олега в основном тетка воспитывает, сестра отца. Я, правда, их плохо знаю. Встречал этого Олега на улице несколько раз - мальчишка вроде бы самый обыкновенный. Компьютерами сильно увлекался, по-моему. Сейчас молодежь вся либо компьютерами, либо видиками увлекается... А о том, что с ним случилось, я от тетки его узнал. Встретила меня как-то на улице, плачет, трясется вся... Личность моя в нашем микрорайоне многим известна, не одного алкаша на путь праведный наставил... Ну, рассказала она мне про странную спячку Олега, я зашел, посмотрел его. Тогда еще никого из Спящих больше в городе не было, первой ласточкой он, выходит, оказался... Честно говоря, поначалу не придал я этому странному сну особого значения. Прописал всякую ерундистику - больше для успокоения тетки, чем для пробуждения пацана - и ушел. А потом бац - еще два таких случая в городе, правда, этих больных сразу к нам доставили. Я еще раз наведался к Кругловым. Тетка говорит, что не хочет мальчишку в больницу класть, пока его отец не приедет. Боится, бедняжка, что брат с нее спросит, если что с мальчишкой случится...Телеграмму срочную вроде бы она ему давно отправила, но отец Олега пока еще не объявлялся... Так мальчишка и лежит до сих пор дома...

- Значит, его будить не пытались?

- Почему ж не пытались? Целая бригада "скорой помощи" работала несколько часов подряд... Кстати, если хотите, Владлен, то мы могли бы сейчас вместе наведаться к Кругловым. Может, пока мы тут лясы точим, отец уже приехал, а может, парень сам проснулся... Есть желание?

Что ж, это здравая мысль. Все равно когда-нибудь мне придется обходить родственников Спящих, так зачем тянуть время?

- Я согласен. Только Шагивалеева предупрежу об уходе...

- А вот этого делать не надо!.. Вы в армии служили, Владлен? Вижу, что нет, хоть на вид физического здоровья у вас достаточно. Так вот, армейская мудрость гласит: никогда не спрашивай у командиров разрешения убыть в самоволку! Мы лучше дежурной по отделению доложимся...

Эге, а Псих-то побаивается своего начальника. Значит, умеет Ринат нагнать страху на подчиненных, независимо от степени их гениальности...

- Ну, ты готов, Владлен?

Ну вот, и этот уже перешел со мной на "ты". Такими темпами мне через пару дней полгорода будет "тыкать".

- Нищему собраться - только подпоясаться.

- Ну, по тебе не скажешь, что ты бедствуешь. Один чемоданчик твой чего стоит...

И чего они все оценивают стоимость моего "мобила"? Если бы они знали, на какую сумму она тянет, то их бы, наверное, инфаркт хватил... Надо, кстати, учесть на будущее и поменьше афишировать возможности "чемоданчика". А то еще ограбят в темном переулке...

* * *

- Здравствуйте, Анна Павловна! Можно к вам?

- Ой, Михаил Юрьевич, конечно, заходите!.. Только не пугайтесь, что у меня такой беспорядок! И ведь времени теперь полным-полно, чтобы прибраться как следует, а - не могу. Из рук все валится, такая беда случилась...

- Ну-ну, не надо плакать. Все будет хорошо, проснется ваш "спящий красавец", куда он денется?.. Я ведь не один к вам сегодня пожаловал. Вот, познакомьтесь: это - Владлен Алексеевич, он специально из Москвы приехал, чтобы такими пациентами, как ваш Олежка, заниматься. Целый кандидат наук, без пяти минут доктор... А если наука за эту проблему взялась - значит, сдвинется дело с мертвой точки.

Пора и мне показаться хозяйке из-за спины моего спутника.

А она еще не очень старая. Вполне миловидная женщина. Вот только переживания последних недель оставили на ее лице свой отпечаток.

- Здравствуйте. Моя фамилия - Сабуров. Я - из академии наук...

- Ой, ну вы проходите, что ж мы в прихожей-то разговариваем? Сюда, пожалуйста... И не разувайтесь, я все равно не помню когда полы мыла...

Нет, все-таки не зря эта Анна Павловна решила оставить своего племянника дома. В этой маленькой комнатке неподвижное тело подростка с плотно закрытыми глазами не производит такого тягостного впечатления, как те двое в больничной палате. По всему видно: женщина ухаживает за парнем намного заботливее, чем это делали бы больничные медсестры. И ее ссылки на мнимый беспорядок следует воспринимать как ложную скромность хорошей домохозяйки...

Мальчик лежит на тахте, укрытый тонким одеялом до подбородка. Действительно, парнишка самый обыкновенный. Взъерошенные русые волосы. Очень худой - видимо, и в результате болезни, и вообще по телосложению. Кожа бледная - наверное, редко бывал на свежем воздухе...

Что ж, сон его в условиях домашней обстановки выглядит вполне естественным. Вот только красные от слез глаза его тетушки свидетельствуют, что в доме царствует беда.

Ну что, Лен, назвался груздем - полезай в кузов. Хотя бы для вида надо присесть к мальчишке на краешек постели, пощупать у него пульс, оттянуть веко, простучать живот и грудную клетку. А лучше всего включить "мобил" и запустить программу медицинского диагностирования, коей ты предусмотрительно запасся перед поездкой в Мапряльск. И главное - дыши через нос и в сторону, а то женское чуткое обоняние уловит алкогольные пары, которые наверняка щедро изливаются из твоего нутра после "сеанса" Михаила Юрьевича, и весь твой ученый авторитет рухнет в глазах хозяйки...

- Как вы его кормите-то, Анна Павловна? - спрашивает Ножин. - А то в больнице его собратьев по несчастью на капельнице держат да через специальный зонд питают...

- Ох, и не говорите, Михаил Юрьевич, - вновь всхлипывает хозяйка. - Одно мучение, а не кормежка!.. Как маленького ребеночка, с ложечки кормлю. Жевать-то он не может, так я его в основном жиденьким кормлю... Кашу манную варю, бульоны всякие, молоком пою... Первое время никак не могла прямо в горло вливать, потом приноровилась понемногу... Да еще боюсь: вдруг ему пища не в то горло попадет - задохнется ведь!.. И что дальше будет, прямо не знаю. На работе я взяла отпуск за свой счет, но он скоро закончится. А Кости что-то все нет и нет. Не отпускают его, что ли? Хоть бы позвонил или телеграмму прислал, а то - ни слуху, ни духу!..

- А где он сейчас служит?

- Да на Севере где-то. Я и сама точно не знаю. Адрес у него - полевая почта, и все. Я уж недавно вторую телеграмму отправила, а то, думаю, может, он первую не получил...

Так, готово, биодатчики мы прицепили... Пока загружается программа, можно подробнее оглядеть комнату. Судя по всему, это владения Олега. Старенький письменный стол у окна, обтянутый дерматином, над ним - книжные полки. Книги все, как на подбор, по компьютерам. На специальной стойке-подставке - штабель компакт-дисков. А центральное место на столе занимает компьютер. Ничего особенного, довольно старенький "Оринокс"...

Интересно, вел ли Олег дневник? Ведь в его возрасте многие фиксируют на бумаге или в компьютере свои сокровенные переживания. Может быть, там можно найти что-нибудь, что позволит разобраться в причинах его странной болезни?.. Жаль, что эта возможность для меня закрыта - на каком основании я попрошу у Анны Павловны разрешения рыться в имуществе ее племянника?

- Ой, что же это я стою, дурочка? - всплескивает руками Круглова. - Пойду хоть чайник поставлю да угощу вас чем Бог послал...

- Да не беспокойтесь вы, Анна Павловна, - останавливает ее Ножин. - Не знаю, как Владлен, а лично я ненадолго зашел... По дороге домой, значит... Вы лучше присядьте, да расскажите, как с Олегом это произошло. Думаю, нашего гостя это тоже интересует... Да вы присядьте, в ногах правды нет.

Сам он давно уже сидит в старом продавленном кресле с деревянными подлокотниками. И вообще, что-то он ведет себя по-свойски с хозяйкой. Интересно, не положил ли старый холостяк глаз на одинокую женщину?..

Круглова послушно садится на стул, теребя подол своего цветастого домашнего сарафанчика. Глаза ее без видимого усилия вновь наполняются влагой.

- Да что рассказывать-то, Михаил Юрьевич? Я и сама ничего не знаю. Меня же не было тогда рядом с Олежкой. Просто пришла вечером с работы, гляжу - а он свернулся клубочком вот в этом кресле, в котором вы сейчас сидите, и спит... Ну, сначала я значения не придала, думала: устал парень. Он и раньше-то днем, бывало прикорнет на пару часиков, особенно когда всю ночь просидит за своим компьютером... А потом, когда ужин приготовила, стала его будить - а он не просыпается!.. Я и так, и этак - он ни в какую! Даже глаза не открывает... Господи, помилуй!.. Я перепугалась, "Скорую" вызвала. Они уж к ночи приехали, тоже пытались что-то сделать, но все без толку. "В больницу, - говорят, - его надо"... А я так подумала: никуда его не отдам. Ведь столько случаев бывает, когда попадает человек в больницу, а живым оттуда не выходит... Вы уж простите меня, Михаил Юрьевич, что я так отзываюсь о врачах, но... одним словом, боюсь я его им отдавать. Вот приедет Костя, пусть и решает как отец...

- Что ж, воля ваша, Анна Павловна, - разводит руками Ножин. - Конечно, у вас есть полное право держать больного дома. Но я бы на вашем месте... Впрочем, что я буду вас убеждать?..

- Мне тут соседка одна рассказала такой случай, - продолжает, немного успокоившись, Круглова. - В деревне это было, когда она еще молодой была. Одна женщина работала на сенокосе, а жара страшная стояла. Захотелось той женщине искупаться, пошла она к ручью, а вода в нем была, как лед - там подземные источники, оказывается, были. И искупалась она в той ледяной воде вся, с головы до ног. Домой пришла - уснула и спала целых восемь дней, не просыпаясь. Только когда проснулась - ноги у нее отнялись на всю оставшуюся жизнь... Доктор, как вы считаете, с Олежкой такое может случиться?

Это она ко мне обращается. В ее глазах я теперь - единственная надежда...

- Ну, вообще-то, я не врач, - говорю я. - Но компьютерное обследование показывает, что у вашего мальчика пока все в порядке. И сердце работает нормально, и мозг функционирует, и прочие органы тоже... Поэтому будем надеяться только на лучшее.

- А что еще остается? - с горечью спрашивает хозяйка. - Ну, так что же, по-вашему, с мальчиком случилось? От чего? И когда он проснется теперь?

Эх, Анна Павловна, если бы мне самому кто-нибудь мог ответить на все эти вопросы!.. Что же ей ответить? Соврать, что все будет хорошо?

- Пока трудно сказать. Знаете, я ведь только начинаю свою работу... А вы не могли бы ответить на несколько вопросов?

- Конечно, конечно, - торопливо говорит Круглова. - Спрашивайте всё, что хотите!

Ну, всё, что хочу, я при всем желании не смогу спросить. Времени не хватит.

- С какого возраста вы воспитываете мальчика?

- Да практически с тех пор, как его мать, покойница, умерла. Десять лет ему тогда было...

- Олег болел чем-нибудь?

- Только в младших классах. Корь, ветрянку перенес... А за последние годы, бывало, только простуду или грипп подхватит, и всё. В этом плане он мне проблем не доставлял.

- И никогда ни на что не жаловался?

- Нет, что вы!

- Травмы головы были?

- Знаете, дети частенько головой бьются, когда начинают ходить. Но насколько я знаю, Олега бог миловал...

Всё это вроде бы свидетельствует о том, что заболевание имеет не физиологические причины, но - кто его знает? Может быть, Круглова не всё знает о своем воспитаннике?

- Ну, хорошо. А что он вообще из себя представлял? Как учился? Были ли у него друзья? Чем увлекался?

- Он у меня хороший был, - с гордостью говорит Анна Павловна. Почти как мать о сыне. Да, собственно, мальчишка и был ей вместо сына. - Учился не то чтобы на одни "пятерки", но и без "двоек". Конечно, в десятом классе немного подзапустил учебу - все из-за своего компьютера проклятого! - но в отстающих никогда не числился... А друзья... Раньше кое-кого из одноклассников приводил домой, и гуляли они вместе. Но уже года два никто из бывших дружков не появлялся у нас, и Олежка мой никуда не ходил. Придет из школы - и сидит безвылазно за компьютером до поздней ночи. Этим... как его?.. Интернетом сильно увлекался... Иногда я и кушать ему сюда приносила, когда он буквально не мог оторваться от экрана. Сами видите, какой он худой да бледный - шутка ли, воздуха свежего почти не нюхать!.. А сколько денег он поистратил на все эти штучки! То одно ему надо, то другое... Нет-нет, я, конечно, не жалуюсь. Но ведь, судите сами, зарплата у меня маленькая, а от отца тоже деньги нерегулярно приходят - а компьютерные причиндалы ой-ей-ей сколько стоят!.. Кстати, не далее как в прошлом месяце такая история приключилась. Сломалось у Олежки что-то в компьютере, и он пристал ко мне: дай мне деньги, тетушка, я новый агрегат куплю!.. "Сколько ж тебе надо?", говорю. Он как сказал - я аж обалдела! Мне за такие деньги надо полгода работать, причем не есть, не пить... Нет, говорю, извини, Олежка, но денег таких у нас с тобой нет...

- А он что? - вмешивается в разговор молчавший до сих пор Ножин.

- А что он? Ну, скис, конечно. Ходил, ходил, как неприкаянный. Словно не знает, чем заняться. Одно время к одноклассникам своим пытался пристроиться - к тем, у кого тоже компьютеры есть. Только дружки его не дураки, и дали ему понять, что он вроде как мешает им, да и родители всякие бывают, и не каждой матери понравится, что к ее сынку приятель повадился ходить...

- Кстати, о компьютере, Анна Павловна. Вы не будете возражать, если я попробую включить его?

Легкое удивление на лице хозяйки:

- Да ради бога! Только не работает он...

- А вот мы и посмотрим, что там стряслось.

Судя по налету пыли на компе, им давно не пользовались. У-у, дело действительно обстоит скверно. Похоже, гикнулась трубка монитора. Хотя основной блок исправно стрекочет, экран остается непроглядно-черным. Но ведь можно подключить системный блок к моему дисплею. Попробуем...

Есть картинка! Та-ак, посмотрим, что тут имеется. Хотя зачем время терять? Давай-ка перекачаем содержимое жесткого диска в память своего "офиса". Хорошо, что в комплект "чемоданчика" входит множество соединительных кабелей.

Пошла перекачка. А мы тем временем продолжим допрос тетушки:

- И еще вот какой у меня вопрос будет к вам, Анна Павловна. Вы уж извините, но, сейчас молодежь этим частенько балуется...

- Да вы говорите прямо, Владлен Алексеевич!

- Наркотиками или спиртным ваш Олег, случайно, не увлекался? Таблетки какие-нибудь принимал?

Она смотрит на меня так, будто я объявил о своей беременности.

- Господь с вами! С чего вы это взяли? Какие там наркотики?! Да у него компьютер был вместо наркотика, и никогда я за ним ничего подобного не замечала!.. Другие в его возрасте уже водку вовсю глушат, а он, самое большее, бокал шампанского на праздник со мной за компанию выпьет - и всё!

- У мальчика уже брали кровь для анализа, - сообщает мне Ножин. - В том числе, и по ... этой части. Абсолютный ноль.

- Что ж, понятно.

Хотя по-прежнему ничего не понятно. Для пущей достоверности надо будет опросить еще кое-каких одноклассников Олега - может быть, они больше знают о своем приятеле, чем Анна Павловна?

А вот и перекачка файлов завершена, так что можно отключать аппаратуру.

Ого, сколько уже времени! Пора перестать злоупотреблять гостеприимством хозяйки. В конце концов, не в последний же раз мы с ней видимся! А на сегодня хватит...

- Я думаю, на сегодня достаточно, - объявляю я. - Спасибо вам большое, Анна Павловна. Не будете возражать, если я к вам буду заглядывать время от времени?

- Пожалуйста, пожалуйста, в любое время! И вы, Михаил Юрьевич, тоже заходите!

Показалось мне или нет, но в глазах психотерапевта промелькнула при этих словах какая-то странная искорка. Все-таки что-то таится в его взаимоотношениях с этой приветливой женщиной... Впрочем, какое мне до этого дело? Или теперь надо во всяких мелочах видеть скрытый подтекст?

- А ведь вы даже чайку не попили! - спохватывается Круглова уже в тесной прихожей. - Может быть, задержитесь еще на полчасика? Я сейчас мигом стол накрою!

Похоже, психотерапевт все-таки не прочь остаться. Однако у меня другие планы на этот вечер.

- Нет-нет, спасибо, Анна Павловна... Да, кстати, чуть не забыл. У вас телефон имеется?

Вопрос чисто риторический. Если Олег подключался к Интернету, то наверняка по обычной телефонной линии.

- А что, хотите позвонить? Пожалуйста, аппарат в большой комнате стоит, - услужливо предлагает хозяйка.

- Да нет, я просто вот о чем подумал. Мало ли что, если вдруг что-нибудь произойдет с Олегом, то сразу же позвоните мне, хорошо? Вот номер моего телефона, запишите, пожалуйста...

- Ой, минутку.

Хозяйка исчезает за дверью второй комнаты, которая была плотно прикрыта все это время, и через несколько секунд появляется, неся в руках серый телефонный аппарат стандартной модели "Панасоник", за которым тянется провод удлинителя.

- Знаете, я как-то не привыкла записывать телефоны на бумажках. Все равно они потом теряются. У меня ведь аппарат с памятью и автодозвоном. Удобнее сразу ввести номер, а потом только кнопочку нажмешь - и пошел вызов... Говорите, Владлен Алексеевич.

Диктую номер спутникового телефона, вмонтированного в "мобил". Серия цифр длинновата для Мапряльска, и Ножин с внезапным подозрением косится на меня:

- А я и не знал, что в номерах нашей гостиницы имеются телефоны, - изрекает он.

- А это не гостиничный телефон, - отвечаю я. - Это сотовый...

О том, что связь по этому телефону идет через спутник и может осуществляться практически с любой точкой на Земле, ни домохозяйкам, ни даже психиатрам знать не обязательно. Главное - что вызов проходит практически мгновенно и собеседника слышно еще лучше, чем по обычному телефону...

 

Глава 4

Наверное, надо было все-таки дождаться автобуса. Хотя, по уверениям Ножина, в это время они ходят с интервалом не меньше часа. А пешком оказалось идти километра три-четыре, не меньше...

Устал я сегодня почему-то, как будто весь день тянул тяжелый воз. И, наверное, от усталости мысли дурацкие в голову лезут. А еще нехорошее предчувствие зарождается в душе. По-моему, ждут меня впереди ягодки не простые, а ядовитые. Всей кожей чувствую: витает в воздухе что-то подозрительно-зловещее, но трудно уловимое.

Наверное, все дело в том, что за много лет работы в Инвестигации ты привык, что дела, кажущиеся поначалу из ряда вон выходящими, оказываются пустышками. И наоборот, то, что на первый взгляд мнилось тривиальным и обыденным, может обернуться большой опасностью и риском...

Хотя раз на раз не приходится.

А вечером городок мил и уютен. Тихо-то как... И гари не чувствуется совершенно. И людей на тротуарах мало. И не гремит из многочисленных баров музыка. И не мигают на каждом шагу неоновые рекламы, от которых рябит в глазах. Только тихий розовый свет заката заливает улочки, густо засаженные деревьями и кустами, да время от времени грохочет по рельсам одинокий трамвай.

Идиллия.

Жизнь всегда прекрасна, а в таком небольшом городке - тем более. Так почему же, ни с того, ни с сего, несколько местных жителей вдруг оказались в подвешенном состоянии между жизнью и смертью?

Наверняка причина более прозаична, чем это представляется моему шефу. Скорее всего, травма головного мозга - причем, судя по истории этого мальчика Олега, скорее, психическая, чем физическая. Специалисты - настоящие, а не дутые, как я, - давно бы уже разобрались в происходящем и поставили безошибочный диагноз. Только их, в этом городке, не было и нет. И опять мы возвращаемся к своему первоначальному вопросу: с какой стати Инвестигация заинтересовалась Спящими? И почему, собственно, слово это постоянно употребляется моим дорогим начальником непременно с большой буквы?

Надо будет сегодня доложить свои первые впечатления шефу. Не думаю, что они заставят его изменить свое мнение о данной проблеме, но попробовать не грех. Неужели на планете не найдется других, более важных, тайн и загадок, чем троица летаргиков в маленьком провинциальном городе?..

Ну, вот, мы и благополучно добрались до места своего базирования. Опять эта проклятая лестница на верхотуру! Разовью я здесь мускулатуру ног до уровня хорошего горнолыжника, не иначе...

Для начала надо будет поужинать. Лучше всего это сделать в столовой при гостинице - дабы не пришлось потом взбираться с переполненным желудком по ступенькам вверх.

Милиционер у входа - все тот же сержант, но на этот раз он пропускает меня без слов. Не так-то, видно, много постояльцев, чтобы не помнить их всех в лицо.

А вот мымра-администраторша успела смениться. Теперь на ее месте восседает симпатичная такая деваха, правда, немного широкая в кости.

Повезло: столовая на первом этаже еще функционирует. Хотя и весьма вяло. Лишь несколько фигур виднеются в разных концах зала. Система самообслуживания. Как в "забегаловке" на Набережной Мойки в Питере, где мне приходилось бывать в прошлом году...

Итак, чем здесь питают? Какое из блюд наиболее безопасно? Ленивые голубцы или пельмени? Ладно, остановимся на пельменях, а чтобы продезинфицировать желудок, закажем грамм сто пятьдесят чего-нибудь крепкого. Судя по меню, здесь даже коньяк имеется. Конечно, не "Метакса" и не "Наполеон", но вполне приличный молдавский "Белый аист"...

А столик мы выберем вон тот, возле окна. Не люблю сидеть спиной к залу. Старая привычка.

Что ж, совсем неплохо для столовой. Самые натуральные домашние пельмени. И салат свежий. И коньяк не отдает какими-нибудь подозрительными денатуратами...

Итак, на чем мы мысленно остановились? На Спящих, на чем же еще... И на интересе к ним со стороны шефа... А что, если летаргия, которую мы перед собой имеем, вызвана все-таки какими-нибудь экстраординарными причинами? И шефу моему известно, чем именно? Да, но тогда зачем ему было отправлять меня сюда? Какой смысл исследовать проблему, если знаешь, откуда у нее растут ноги?.. М-да. По-моему, процесс пищеварения сегодня никак не способствует твоей мыслительной деятельности, Лен. По крайней мере, ясно одно: первым делом надо капитально изучить истории болезни инженера и студентки. Цель: выяснить, имеет ли кома Спящих общее происхождение или в каждом конкретном случае могла быть вызвана различными факторами. А для этого требуется провести сравнительный анализ протекания заболевания по ряду основных параметров. При этом исходим из чисто логической предпосылки: если А, В и С тождественны, то в равной степени тождественны и А-прим, В-прим, С-прим... Допустим, что нам удастся выявить это тождество. Что тогда? А тогда надо будет искать ту точку, в которой пересекаются три прямые. Она, точка эта, и будет тем фактором, который обусловил странный недуг... Кажется, все очень просто. А еще проще - если окажется, что ничего общего между Спящими нет. И тогда можно будет со спокойной душой докладывать шефу, что речь идет о спорадическом всплеске статистической флуктуации и что нам в Мапряльске делать абсолютно нечего...

Что-то мешает. Странное и в то же время знакомое ощущение чужого пристального взгляда. Что это за тип в углу, нехотя поглощающий сосиски с тушеной капустой и уделяющий слишком большое внимание моей скромной персоне? Судя по одежде, тоже приезжий. Молодой, лет тридцать. Кожаный пиджак, несмотря на жару, и светлые брюки. Как говорил Чапаев в знаменитом фильме: "Кто такой, почему не знаю?"... Ага, наконец-то отвернулся, перехватив мой взгляд. Несколько вариантов на выбор: а) нахально подойти и осведомиться в том смысле, что: "Ну, что вылупился, придурок?"; б) сделать вид, что ничего не замечаешь; в) с нарочитым вызовом пересесть спиной к типу в пиджаке... Прямо как в компьютерных играх, когда тебе на выбор предлагается несколько опций.

А ведь нервишки у тебя стали действительно никудышные, Лен, прав был "псих" Ножин. Начинает мерещиться бог весть что. Может, этот субъект принял тебя за кого-то из своих старых знакомых? Или просто ему делать нечего, и он разглядывает окружающих?..

Ну, все, голод мы утолили. Пора переместиться туда, где можно принять горизонтальное положение. На свое законное койкоместо, то бишь...

Хорошо все-таки, что меня поселили на второй этаж. Учитывая отсутствие лифтов, сейчас вряд ли смог бы одолеть восхождение по лестнице...

Так. Анна Владимировна изволит отсутствовать неизвестно где. Ключ от моего номера - тоже. Во всяком случае, на специальном настенном щите под стеклом его не видно.

Может быть, уборщица решила на ночь глядя навести порядок в номерах?

Пойдем проверим.

Действительно, дверь номера не заперта.

Та-ак. Вот в чем дело, оказывается.

На кровати, которая расположена напротив входной двери, моему взору предстают чьи-то стопы великанского размера, облаченные в довольно несвежие дешевые хлопчатобумажные носки. Все прочее, принадлежащее типу, который разлегся на койке, скрыто развернутой во всю ширь газетой "Мапряльский рабочий".

Быстро же администрация реализовала свою угрозу подселить ко мне соседа! Наверное, посчитали, что мне будет скучно одному в номере. Хотя если бы они действительно заботились о моем досуге, то им надо было развлекать меня обществом особы женского пола, желательно моложе тридцати пяти лет...

Газета сворачивается пополам, открывая накаченный торс в синей джинсовой рубашке, расстегнутой до живота, и круглую, остриженную почти наголо, голову с лицом пятьдесят на пятьдесят. На меня глядят светлые проницательные глаза азиатского разреза.

- Здорово, сокамерник! - издает лежащий сипловатым голосом. - Наконец-то я тебя дождался!

С этим типом все ясно. Категория отрицательных персонажей отечественных фильмов про крутых парней и их разборки друг с другом и с "ментами". Тем не менее, соседей, как и родителей, не выбирают. Будем адаптироваться.

- Добрый вечер. Может, окно откроем? Жарко.

- Ха, да на улице еще жарче!.. И комары ночью заедят.

- Кондиционер бы сейчас не помешал.

- Эт-точно. Ты давно здесь?

И этот туда же! Как будто статус проживания в одном номере дает право на фамильярность!..

- Сегодня утром прибыл.

- Откуда?

- Из Москвы.

- Ни фига себе! Далековато же ты забрался! По делам или как?

- Командировка.

- Ну, ясно... Я тоже вот в командировку загремел. На местный машиностроительный. Нашей агротехнике кое-какие запчасти требуются... Ты по специальности кто будешь?

- Я из Академии наук.

- Серьезно?! А че в такой глуши могут ученые делать?

- Они здесь могут собирать материал для диссертации.

- А-а, ну извини... Кстати, меня Генкой зовут.

- Очень приятно. А я - Лен.

- Что это за бабское имя?

- Сокращение от "Владлен".

- А ты, случайно, не того... не еврей?

- Нет. А что?

- Да так. Не бери в голову. Просто не люблю жидов.

- А вы, случайно, не "голубой"?

- Чего-о? С какой это стати?

- Да так. Не берите в голову. Просто не люблю "педиков"...

Он искренне гогочет и спускает ноги на пол.

- Молодец, это ты меня четко уел! Вижу, мы с тобой уживемся в этой конуре. Да ты проходи, что встал у порога, как бедный родственник?

Ч-черт! Не заметил я, что в пространстве между койками красуется грязная огромная сумка, набитая, судя по звуку, какими-то железяками, и споткнулся о нее.

- О, извини, дружище. Это мое барахло. Сейчас я ее в шкаф засуну...

- Да-а, тесновата наша каморка.

- Спасибо городу Мапряльску и за это. Знаешь, Лен, мы, снабженцы, - люди неприхотливые. Привыкли к вагонным купе да к плацкартам. Не работа, а одни сплошные командировки. Мотаешься по стране из конца в конец. Сначала, правда, это интересно. Потом надоедает прыгать с места на место. А в конце концов ко всему привыкаешь...

Не очень-то его внешность совпадает с тем образом снабженца, который давно уже сформировался в моем сознании: пожилой лысый дядька с солидным брюшком, в дешевом костюмчике с кое-как завязанным галстучком и пузатым потертым портфелем под мышкой. Но, видно, теперь иные времена и иные люди в этой ипостаси...

- А вы откуда, Геннадий?

- Я-то? Песню слыхал: "Парней так много холостых на улицах Саратова"?

- А что, действительно много?

- Не знаю. Лично у меня с этим все в порядке. Дома - жена и двое балбесов... Слушай, я не въезжаю: че эт ты меня все на "вы" да на "вы"?..

- Привычка. В тех кругах, где я вращаюсь, "тыкать" не заведено.

- Но ты не обижаешься, что я к тебе по-свойски обращаюсь, а?

- Да ради бога.

М-да. Плакал горькими слезами мой первый сеанс связи с шефом. Прямо хоть в туалете запирайся вместе с "мобилом". Такие бесцеремонные типы, как мой свежеиспеченный сосед любят совать нос во все дырки, не испытывая ни малейшего сомнения в том, что имеют на это право. "По-свойски"...

- Ну и как здесь житуха, Лен?

- Нормально.

Теперь даже подумать как следует не удастся. В общем, условия, приближенные к тюремным порядкам. Нахамить ему, что ли, чтобы отвязался раз и навсегда? Хотя такие непосредственные личности способны в отместку ночью твою физиономию зубной пастой разукрасить и брюки узлом завязать.

- А где ближайший кабак, не в курсе?

- Я кабаками не интересуюсь.

- А что так?

- Не по зубам.

- Сколько ж ты получаешь?

- Семьсот пятьдесят.

- Рублей?!

- Нет, тугриков.

- И на хрена нужна тогда такая наука?

- Вот именно.

Какую бы активность изобразить, чтобы он отстал? Жаль, у меня даже обычной записной книжки с собой нет...

Но, похоже, сосед и сам сообразил, что его попытки активизировать общение мне не по нутру. Опять взялся за свою газетенку. Но, видимо, ничего занимательного там нет, потому что вскоре он опять открывает рот:

- Слушай, может, в картишки сгоняем, Лен?

- Я не играю.

- Ну, тогда по сто грамм, а? Я могу сгонять за "пузырем"!

- Не пью на ночь. А то потом кошмары снятся.

- Ну и чудак же ты! Не человек, а робот какой-то.

Он спускает ноги с кровати, почесывая грудь и зевая.

- Ладно, пойду схожу на разведку. Может, где-нибудь найдутся желающие пульку расписать...

Все-таки Госпожа Удача сегодня меня любит.

- Смотрите, Геннадий, не проиграйтесь в пух и прах.

- Ничего, ничего, мы - люди бывалые. Главное - вовремя остановиться. Как в том анекдоте, слышал, небось?

Терпение, Лен, терпение. Выслушай, не моргнув глазом, непристойный старый анекдот, а затем пережди очередной приступ гогота сказителя, да продержись все то время, пока он натягивает на ноги огромные растоптанные кроссовки и шарит в сумке в поисках засаленной карточной колоды - и вот, наконец, ты свободен!

Как хорошо, что организаторам местного гостиничного хозяйства не пришла в голову идея сделать номера в виде ротного спального помещения с двухярусными нарами!

* * *

Уф-ф, теперь можно докладывать начальству.

Переводим "мобил" в режим видеосвязи. Набираем пароль доступа к кодовому служебному каналу. Посылаем вызов... Который час? Без семи одиннадцать. А мне казалось, что прошло намного больше времени. Так всегда бывает, когда с головой погружаешься в море информации...

Сейчас, там, где шеф, должно быть около девяти. Разница в два часа.

Ага, ответил, наконец.

Судя по картинке, он все еще торчит в своем напрочь прокуренном кабинете на двадцатом этаже Московского филиала Инвестигации. В окне на горизонте четко прорисовываются золотые купола Храма Христа Спасителя.

- Привет, Игорь. Можно тебя побеспокоить?

Вот, кстати, еще одна странность нынешнего задания. Вообще-то шеф наш, несмотря на относительную молодость, - человек строгих правил и не терпит фамильярности, тем более - от подчиненных. Но, инструктируя меня перед отправкой в Мапряльск, почему-то настоятельно попросил, чтобы во время сеансов связи я обращался к нему как к своему закадычному приятелю. Честно говоря, язык с трудом поворачивается тыкать человеку, которого еще вчера ты называл не иначе, как "Игорь Всеволодович".

- Здравствуй, Лен. Что это ты обо мне вспомнил?

Вот те раз!.. Не очень-то ласковый прием. Но выражать свое удивление по этому поводу вряд ли стоит. Игра в конспирацию, черт бы ее побрал! Причем не имеющая никакого смысла: ведь канал связи засекречен, и никто из посторонних в него влезть не может.

- Скучно стало. Дай, думаю, звякну, чтоб поделиться впечатлениями.

- Ну, поделись.

Не очень-то приветлив шеф сегодня. Правда, он даже в самом хорошем расположении духа редко улыбается. Серьезный и ответственный руководитель одного из ключевых подразделений очень важной организации, раскинувшей ветви своих филиалов над всей Землей. Ему не хватает только очков и седой шевелюры для пущей важности...

- Впечатления не ахти какие. По-моему, зря я сюда приехал.

- Это почему же?

- Тут нужен хороший медик, а не... научный сотрудник.

- Давай говорить конкретно, Лен. Ты изучил ситуацию?

- В первом приближении. Всего объектов трое. Двое лежат в местной больнице, в невропатологии. Юлия Быкова, двадцать лет, студентка филфака местного университета, и Александр Крашенников, тридцать два года, инженер-технолог машзавода. Третий, некто Олег Круглов, находится дома...

- Как это - дома? - перебивает меня шеф.

Стараясь быть кратким, объясняю ситуацию с десятиклассником.

Такое впечатление, что он слушает меня в пол-уха. Барабанит пальцами по крышке стола, косится куда-то вбок, то и дело перекладывает с места на место какие-то бумажки... Не хватает только, чтобы он принялся названивать кому-то по телефону!

Тем не менее, перебивать меня на полуслове "Игорь" не решается и терпеливо выслушивает мои пояснения до конца.

Подожди-ка, а ведь он нервничает! И как это я сразу не уловил? Да-да, ерзает он в своем роскошном кресле с электромассажным приводом вовсе не потому, что ему неинтересен мой рассказ, а потому, что нечто в моем докладе вызывает у него тревогу. Только что именно?..

Кажется, я ничего не упустил. Пора закругляться.

- Хорошо, Лен. - (Что может быть во всем этом хорошего, хоть убей - не вижу). - У тебя есть какие-нибудь предварительные мысли по этому поводу? Я имею в виду всех Спящих, а не только этого школьника...

Собственно, предварительная мысль у меня одна: зря мы взялись раскапывать это дело. Но есть ли смысл ее озвучивать?

- Какие могут быть мысли, Игорь? Пока только одни сплошные вопросы. Слишком мало данных, чтобы делать какие-то выводы. И потом, ты же знаешь, я не люблю скоропалительности...

- Да уж знаю, - мрачно бурчит шеф. С каким-то отрицательным подтекстом. Вспомнил дела давно минувших дней, что ли? Например, тот казус в Петрозаводске? - Ты хоть разобрался с параметрами объектов? На предмет их общности, я имею в виду...

Да уж...

- В общем, да.

- Ну и?..

Нет, все-таки он точно чувствует себя, как на иголках.

- Да ничего общего между ними нет.

- Что, совсем ничего?

- Если не считать симптомов. По этой части - полное сходство. Если коротко, то это - обычный глубокий сон. Только вот пробудить их почему-то невозможно... Все остальное: возраст, рост, вес, местожительство, род занятий - у каждого из троих разное. Поэтому так трудно выявить первопричину...

- Да черт с ней, первопричиной! - (Ну, вот он и взорвался). - Слушай меня внимательно, Лен!.. Пойми, в этом деле меня интересует отнюдь не то, из-за чего эти люди впали в спячку! Нет, интересует, конечно, но... но это не главное, Лен...

Ну вот, опять замолчал. Мнется, как мальчишка, знающий, кто разбил мячом окно, но не желающий выдавать своих приятелей. Придется подтолкнуть...

- И что же, по-твоему, главное?

- Главное - чтобы ты был рядом, когда кто-нибудь из этих людей проснется. Понятно?

- Не очень. И даже очень не... Быть рядом с тем, кто проснется? Зачем? Чтобы допросить по всей форме, как он себя чувствует и что думает по поводу своей комы? Для чего, Игорь?

- А вот этого я пока тебе сказать не смогу. Не потому, что не доверяю, а потому, что и сам не знаю, во что это выльется. Ситуация покажет. Но повторяю: главное - чтобы ты был одним из первых, если не самым первым, кто войдет в контакт с проснувшимся ...

- Так что же, значит, единственная моя задача здесь - это торчать у изголовья Спящих и ждать, пока они проснутся? И не надо пытаться установить, чем вызвано их аномальное состояние?

- Нет, почему же... Работай как обычно. Сбор информации, сравнительный анализ и все такое прочее. И вот еще что... Как там обстановка вокруг Спящих?

- Что ты имеешь в виду?

- Ох, и непонятлив ты сегодня!

- Сказывается разница во времени. Мне давно уже пора спать.

- А имею я в виду вот что... Никто там больше не проявляет интереса к Спящим?

Заложить ему Психа, что ли?

- Да есть тут один непризнанный гений-самоучка. Работает психотерапевтом в этой же больнице. При первом же знакомстве изложил мне весьма занятную, но абсолютно нереальную гипотезу насчет нарушения каких-то там темпоральных механизмов в мозгу Спящих. Хрононы, пси-энергии и прочая ерундистика...

- Как его зовут?

- Ножин Михаил Юрьевич.

- Постарайся не упускать его из поля зрения. А гипотезу его отреферируй и пошли мне по И-мэйлу... Так. Ну, а тобой самим кто-нибудь интересуется?

- Не заметил. Пока вроде бы наша "легенда" работает без осечек...

- Ну и хорошо, что работает. Но ты все равно держи ушки на макушке. Би керфл, май френд, как говорят наши зарубежные коллеги.

- Послушай, Игорь... По-моему, ты что-то знаешь, но скрываешь от меня. Чего, по-твоему, я должен бояться? И к чему вся эта возня с фальшивыми паспортами?

- Тихо, тихо, не кричи там на всю гостиницу... Когда ты уже убыл, у нас тут произошли кое-какие события... Одним словом, вчера ночью Юра Колесников погиб при невыясненных обстоятельствах.

- Юрка?!.. Каким образом? Где?

- В Артемовске. Это в Сибири, в нескольких тысячах километров от Мапряльска. Понимаешь, Колесников погиб при выполнении моего задания. Догадываешься, какого?

- Он что, работал, как и я, со Спящими?

- Да.

- А что ж вы... а что ж ты мне раньше об этом не сказал?

- Так было надо.

Вот оно, проклятое право начальника дозировать информацию для подчиненных!

- А почему ты сказал, что обстоятельства не выяснены?

- Я неправильно выразился. Обстоятельства выглядят как раз вполне естественно. Обычный сердечный приступ. Мгновенная смерть. И все-таки... Понимаешь, почему я говорю, что Юра именно погиб?

Теперь понимаю. Сердечный приступ у здоровяка Юрки, который мог сотню раз присесть с тяжеленной штангой на плечах?!.. Становится понятно, почему шеф так паникует. Кто-то явно готов пойти на все, лишь бы помешать нашей конторе заниматься Спящими.

- Вот такие дела, - продолжает шеф. - Если будут какие-то новости - сообщай мне в любое время, Лен. Этот канал связи будет всегда открыт для тебя.

- Понял.

- Ну, спокойной ночи и крепкого сна тебе.

- Типун тебе на язык, Игорек!

Маленькая месть за то, что он водил меня за нос столько времени.

Так, отключаемся. Тщательно закроем "чемоданчик" электронным кодом и спрячем его для надежности под подушку. А теперь закроем номер на ключ и отправимся в душ, прежде чем отойти ко сну.

Заодно и поразмыслить можно. Тем более, что теперь есть над чем задуматься.

... Во всяком случае, ясно одно: на эпидемию это не тянет. Конечно, завтра надо будет навести соответствующие справки о моей троице, но едва ли кто-то из них может иметь хотя бы отдаленное отношение к этому самому Артемовску. Но если инфекциями и вирусами в этой истории не пахнет, то что это может быть?

Давай-ка мыслить логически. Во всяком случае, попытаемся, хотя глаза слипаются, и сон вот-вот незаметно сморит тебя. Сон... А если это будет такой сон, при котором ты не проснешься ни завтра, ни вообще когда-нибудь?

Тьфу ты, какая чертовщина в башку лезет! Перевернись на другой бок, обними покрепче тощую подушку, Лен, и постарайся ни о чем не думать. Все-таки уже первый час ночи. Все равно ничего путного ты выжать из своих переутомленных мозгов сейчас не сможешь, а значит, надо постараться заснуть. Крепким, здоровым сном. Без пересчета прыгающих через забор овец и без каких бы то ни было снотворных средств...

... Итак, причины любого явления могут быть либо объективными, либо субъективными. Это азбука. В нашем случае мы, по всей видимости, имеем дело с феноменом, возникшим самопроизвольно и спонтанно. Пока не суть важно, что именно вызвало странную спячку отдельных личностей: психошок, экология или физиологическое расстройство. Если это так, то нам, инвестигаторам, здесь делать нечего. Пусть новую разновидность комы или летаргии исследуют специалисты-медики...

Но есть и другая возможность. Предположим, что некие субъекты приложили свою грязную пятерню к появлению Спящих. Диапазон тут широкий, как-то: новые психотропные средства, наркотики, тайные эксперименты над населением... В этом случае становится понятным многое: и откуда у шефа взялась внезапная тяга к конспирации, и почему убили Юрку в каком-то там Артемовске... Но ведь и в этом случае Инвестигации делать здесь нечего! Пусть злоумышленников преследуют правоохранительные органы - спецслужбы, милиция, убоповцы и омоновцы всех мастей...

Однако, если шеф проявляет интерес к Спящим, то это значит, что лично он не верит ни в одну из вышеизложенных версий. И считает, что псевдолетаргия обусловлена иным фактором, который относится к компетенции Инвестигации. Выбор, правда, здесь тоже богат: взять хотя бы козни агрессивно настроенных Пришельцев, затеявших этакий "обмен разумов" в полном соответствии с одноименным романом Шекли...

Бр-р-р, это называется - запугивать самого себя. Вот уже и слух невольно ловит малейший шорох в коридоре, и из подсознания всплывают мысли о том, что дверь номера нельзя закрыть на ключ, потому что этого обормота-соседа где-то носит допоздна, а значит, в любой момент кто угодно может навестить тебя с самыми гнусными намерениями, а у тебя нет даже перочинного ножичка, чтобы защитить себя.

И память услужливо подсовывает физию того типа в кожаном пиджаке, который чересчур пристально косился на тебя в столовой гостиницы. Черт, совсем забыл упомянуть о нем шефу, когда он спрашивал, не интересуется ли кто моей персоной!

Завтра... вернее, сегодня же... надо будет разузнать, кто это такой и каким ветром его занесло в Мапряльск. На всякий случай...

... В какое странное место я попал! Длинный глухой подвал, заставленный бесконечными рядами кроватей. И на каждой кровати кто-то лежит, накрытый одеялом с головой. Все койки одинаковые, и нет на них ни табличек, ни прочих опознавательных знаков. Интересно, каким образом я смогу отыскать в этом жутком подземелье одного-единственного человека, который мне нужен? А именно - моего шефа. Я точно знаю, что он скрывается здесь под видом Спящего. Он же сам назначил мне здесь встречу! Только время у меня почему-то ограничено. И нельзя ошибиться, потому что... А в самом деле, почему? Не знаю, но предчувствую всем нутром, что, если я выберу из этой вереницы тел не Игоря Всеволодовича, будет конец всему.

Но ведь, в отличие от полумертвецов, шеф-то не должен спать! Значит, он каким-то образом должен подать мне хотя бы малейший знак, чтобы я мог опознать его! Значит, надо быстро шагать по проходу между кроватями, похожими на саркофаги для древнеегипетских мумий, внимательно всматриваясь в скованные сном тела.

Вроде бы вон на той койке слегка шевельнулась простыня, накрывающая неподвижное тело. Вентиляторов и сквозняков здесь не должно быть, следовательно...

Ну что, попытка - не пытка? Или еще поискать?

Нет времени... Вот-вот двери этого мрачного каземата распахнутся, и тогда... Черт его знает, что будет тогда, но вряд ли стоит надеяться на что-то хорошее.

Ладно. Рискнем. Срываем простыню с лица человека, который лежит на этой койке.

БОЖЕ МОЙ!.. Какой же я дурак! Ведь и младенцу было бы ясно, что все эти существа лишь притворялись спящими! И им удалось заманить тебя в западню!!

Потому что вместо лица шефа на подушке с казенными штампами обнаруживается ухмыляющееся лицо Юрки Колесникова. Вот стервец, он издевательски подмигивает и пытается достать что-то из кармана своего белоснежного пиджака, который почему-то красуется на нем вместо больничной пижамы. Надо бежать отсюда!

Поздно. Раздается трель звонка, а значит, сработала охранная сигнализация.

Или будильник.

Будильник? Но ведь ты не дома, и у тебя нет с собой будильника!

Да и звенит будильник совсем иначе.

Нет, это больше похоже на телефон.

Но кто может звонить тебе на "мобил" в первый же день твоего пребывания в незнакомом городке?..

Номер по-прежнему погружен во тьму, только в окно плещут слабые отсветы далеких уличных фонарей. И соседняя кровать все еще пуста.

Сколько же времени я проспал?

Ого, уже почти два часа ночи!

А трель звонка действительно доносится именно из моего "кейса". Хорошо, что соседа нет - столь настойчивый звонок и мертвого разбудит. Не говоря уж о Спящих... И все-таки, кому так не терпится пообщаться со мной посреди ночи? Скорее всего, шефу. Что-то, наверное, стряслось в столице-матушке...

Так. Код замка. Есть. Открыть крышку. Надеваю наушник с микрофоном, делающий меня похожим на фронтового радиста времен Великой Отечественной войны, и нажимаю кнопку телефона.

- Слушаю.

Голос в трубке, однако, вовсе не принадлежит Игорю Всеволодовичу. Хотя бы потому, что он - женский.

- Не верьте ему!.. - успеваю услышать обрывок фразы, и на этом связь обрывается.

- Алло? Алло!

Бесполезно. Тишина, нарушаемая лишь короткими гудками.

Встряхиваю головой, чтобы изгнать из нее остатки сна.

Что это еще за шутки?

Закрыв "мобил", аккуратно возвращаю его на прежнее место под подушкой.

И пока я проделываю все эти операции, голова моя уже проясняется настолько, что способна переварить случившееся и выдать один-единственный правильный вывод.

Судя по голосу звонившей, наполненному неподдельной тревогой и страхом, едва ли это был розыгрыш. А с учетом того, что в сообщении отсутствовали обычные для телефонного общения приветствия, представления, извинения и прочее, можно заключить: женщина торопилась и поэтому стремилась сообщить мне лишь самую важную информацию. Однако что-то помешало ей закончить фразу...

В любом случае, ясно одно: на другом конце провода что-то случилось.

Звонок был местным, из Мапряльска. Накануне я сообщал телефонный номер своего "мобила" лишь в двух местах: в горбольнице, дежурной по отделению невропатологии, и тетке Круглова. И тут же приходит уверенность: звонила именно Анна Павловна. Это ее чуть задыхающийся, как после бега, голос я слышал только что.

"Не верьте ему"...

Кому же я не должен верить, интересно? И что там у нее произошло?

Так. Наличествуют два варианта. Первый: как ни в чем не бывало, вернуться к прерванному сну о подземелье с вереницей коек, а утром навестить Круглову, чтобы расставить все точки над "и". И второй: быстренько одеться и ринуться выяснять обстановку прямо сейчас.

Выбираю последнее по двум причинам. Во-первых, сон, начало которого я успел проглядеть, пришелся мне не по душе, а во-вторых, интуиция и жизненный опыт в один голос советуют не откладывать на утро то, что можно сделать ночью.

Уже на лестнице приходит мысль: а может быть, не стоит встревать самому, а позвонить от дежурной по гостинице в милицию?

Что ж, вполне разумно. Но вспомни слова шефа: "Главное - чтобы ты был одним из первых, если не самым первым, кто войдет в контакт с проснувшимся Спящим"... Это значит, что мне следует самому попасть в квартиру Кругловых, а не засылать туда милиционеров. Ведь потом меня могут туда не пустить, если...

Что ты несешь, приятель? Неужели ты подозреваешь, что?..

Ничего я не подозреваю, отстань, зануда.

Вестибюль тих и погружен в полумрак. Светится лишь торшер за стойкой дежурной, которая шелестит страницами красочного журнала.

Милиционер - уже не тот юнец-сержант, что был днем, а другой, немолодой, с черными усиками, с погонами рядового, - бодро несет свою нелегкую службу в полулежачем положении, развалившись на диванчике в углу вестибюля и надвинув на лицо фуражку для пущего затемнения.

- Извините, ради бога, но мне надо срочно выйти, - говорю вполголоса любительнице чтения за стойкой.

Она удивленно поднимает лицо и пожимает плечами:

- Ради бога, а я-то при чем?

- Да надо бы открыть входную дверь...

- А она не закрыта, - сообщает дежурная. - Мы никогда не запираемся на ночь. Некоторые проживающие любят гулять допоздна. Дышат ночным воздухом, наверное. А воздух у нас хороший...

Дверь действительно не заперта.

Милиционер в углу так и не ожил. Тяжелая у него служба...

Ночной воздух и в самом деле хорош. Здесь, на вершине холма, свежо, и ветер раскачивает высокие тополя...

Да-а, похоже, на такой вид городского транспорта, как такси, надеяться не стоит. Это не Москва... Придется ловить "частников". Только вот имеют ли они тут обыкновение колесить по городу ночью?..

О, кто-то едет. Побитый жизнью и скверными дорогами "Москвичонок" с подслеповатыми фарами. Останавливается, так пронзительно визжа тормозами, будто мчался до этого с бешеной скоростью.

Темный силуэт какого-то мужика за рулем.

- На Дворцовую подбросишь, друг?

- Так ведь туда пешком-то идти не больше получаса, - удивляется водитель.

По его мнению, грех эксплуатировать машину на такие близкие расстояния. Но я не собираюсь объяснять ему, в чем причина моей спешки.

- Плачу вперед. Вот, держи...

Чтобы разглядеть мою купюру, водителю приходится воспользоваться зажигалкой. Наверное, по местным меркам я дал слишком много, потому что интонация человека за рулем в корне меняется:

- Садись, мигом домчу!

Не знаю, сколько длится этот самый миг по понятиям владельца "Москвича", но высаживает он меня возле подъезда, где живут Кругловы, лишь через десять минут.

Дом спит. Ни одного освещенного окна на всех пяти этажах. А не перепутал ли я чего спросонья? А то буду ломиться сейчас к Анне Ивановне, досматривающей десятый сон, и всех соседей на ноги подниму...

Нет, нет, ошибиться я не мог, именно она мне звонила, это точно.

В подъезде, как и следовало ожидать, темновато, лишь откуда-то с верхних этажей льется тусклый свет слабенькой лампочки.

А вот и нужная мне квартира. Позвонить? Или надежнее постучать?

Что за черт? Дверь, кажется, не заперта. Ну да, уступая моему легкому толчку, она отходит от косяка.

- Анна Павловна, это я, Сабуров. Можно войти?

Никакого ответа.

- Анна Павловна, где вы?

Молчок.

Значит, действительно что-то случилось.

Проклятое воображение, натренированное годами службы в Интерполе, почему у тебя есть свойство разыгрываться в самый неподходящий момент? Вот и сейчас, вместо того, чтобы успокаивать меня заверениями насчет рассеянности хозяйки квартиры, ты подсовываешь мне картинки, явно позаимствованные из иностранных фильмов ужасов: будто бы, спрятавшись во тьме за дверью или за углом коридора, меня поджидает некто в маске-капюшоне, сжимая в руке опасную бритву или, на худой конец, крупнокалиберный револьвер...

Но, сколько ни издевайся над своими страхами, а искренне жаль, что ты заявился сюда с пустыми руками. И даже фонарика нет.

Остается надеяться лишь на свою реакцию.

Где тут выключатель? Ага, вот он...

Свет настенного бра заливает прихожую и межкомнатный коридор. Никого не видно.

Проверим для начала комнату Олега. Свет. Кажется, здесь все в порядке и на месте. Как и было несколько часов тому назад, включая неподвижное тело мальчика, который спит все тем же беспробудным сном.

Теперь переместимся в большую комнату.

Вот оно в чем дело...

Бедная Анна Ивановна. Очевидно, смерть ее застала именно в тот момент, когда она пыталась предупредить меня о чем-то, что показалось ей очень важным. Во всяком случае, она так и осталась сидеть на диванчике с телефонной трубкой, зажатой в посиневшем кулачке.

И теперь-то уж наверняка придется вызывать тех, чья служба и опасна, и трудна.

 

Глава 5

"Три нуля двадцать пятый - Максу.

Прибытие и размещение прошло в соответствии с утвержденным планом.

Приступил к оперативному поиску Варвары.

В результате проведенного сеанса пеленгации выявлено разовое излучение на частоте, не используемой официально зарегистрированными источниками. Продолжительность излучения составила 11 минут 12 секунд. Предположительный характер - спутниковая связь по зашифрованному каналу. Предпринимаю меры по идентификации источника излучения"

* * *

- Так, значит, вы утверждаете, что дверь квартиры была открыта?

По-моему, он повторяет этот вопрос уже в пятый раз, не меньше. Словно данный факт позволяет ему сделать какие-то многозначительные выводы. Хотя, на мой взгляд, то, что дверь была открыта, еще ни о чем не говорит. Анна Ивановна действительно могла страдать забывчивостью. Пошла, например, поздно вечером выносить мусор, а вернувшись, забыла запереть дверную задвижку. А автоматически замок не защелкивается... И потом, если бы речь шла о постороннем злоумышленнике, то не проще ли ему было бы выбраться из запертой квартиры через балкон - второй этаж не такая уж большая высота, можно просто-напросто спрыгнуть. Боялся оставить отпечатки своих ног на газоне под балконом? Но там густая трава, в которой не осталось бы никаких следов...

- Послушайте, капитан, по-моему, вы меня в чем-то подозреваете.

- Не называйте меня капитаном, Владлен Алексеевич. Мы же с вами не в казарме!.. А если успели забыть мое имя-отчество, напоминаю: Евгений Петрович. Фамилия - Нагорнов. Запомните?

- Постараюсь.

Господи, как же все-таки неуютно быть в шкуре свидетеля, да не просто свидетеля, а такого, из-за которого все эти люди были вытащены из теплых постелей и теперь копошатся в маленькой квартирке! Хотя я понимаю местных оперативников. Если бы это хоть было полноценное убийство с морем крови и явными уликами, а то, кроме скончавшейся от внезапного сердечного приступа женщины бальзаковского возраста и не запертой входной двери, больше никаких признаков насильственной смерти не имеется.

- И впредь воздержитесь, пожалуйста, от язвительных замечаний... Вы детективы любите читать?

- Только в качестве снотворного.

- Так вот хотя бы по книгам могли бы обратить внимание: в момент обнаружения трупа сыщик никогда никого конкретно не подозревает. Скорее, он подозревает всех, не считая себя.

- По-моему, в мировой детективной литературе были и такие детективы, которые и самих себя не прочь взять под подозрение...

Капитан тяжко вздыхает и отворачивается: мол, что с тебя возьмешь, дилетант несчастный? Задумчиво изучает телефонный аппарат, на жидкокристаллическом табло которого до сих пор запечатлен многозначный номер моего "мобила".

- Это ваш номер телефона, Владлен Алексеевич?

- Мой.

- И как вы этот факт объясняете?

- Очень просто. За несколько часов до смерти Кругловой я был у нее и сообщил ей номер своего мобильного телефона, а она, вместо того, чтобы записать его, ввела в память аппарата. Сказала, что не доверяет бумажкам - они, мол, теряются... Судя по всему, когда ей стало плохо, она сумела дотянуться до телефона и нажать кнопку "Автодозвон". А в этом случае аппарат начинает сам набирать тот номер, который был введен в базу данных последним...

Слушает меня так, будто не слышит, о чем я ему толкую. Вообще, какой-то странный субъект. И совсем не похож на матерого оперативника. Среднего роста, держится как-то смущенно, передвигается по комнатам боком, словно опасается, что ненароком смахнет какую-нибудь хрупкую вещицу.

И тем не менее, это старший оперуполномоченный городского отдела внутренних дел. А люди, что суетятся в квартире, - его помощники, эксперты, есть даже кинолог с огромной овчаркой, которая учащенно дышит за моей спиной.

- Что же она вам сказала по телефону?

А этот вопрос, который меня лично занимает больше, чем незакрытая входная дверь, он задает всего лишь в третий раз.

- Всего три слова: "Не верьте ему"...

- Почему же три? Насколько я помню со школьных времен, частица "не" к словам не относится.

- По-вашему, она пишется вместе с глаголом?

Усмехается смущенно.

- Ну ладно, неважно... Круглова обратилась к вам по имени или как-то иначе?

- В том-то и дело, что нет!

- Тогда с чего вы взяли, что она звонила именно вам?

Ну вот, приехали!

- Послушайте, Евгений Петрович... Я, конечно, в ваших делах ни черта не смыслю, но если среди ночи у вас звонит телефон и вы слышите встревоженный голос знакомой вам женщины, то что бы вы подумали?

- Лично я бы подумал, что она проявляет ко мне здоровый женский интерес.

Да он, оказывается, еще и шутить умеет!

- Евгений Петрович, можно вас на минуточку?

Это кто-то из состава опергруппы отзывает моего собеседника в другую комнату. Наверное, чтобы доложить результаты осмотра помещений.

Слух у меня хороший, не жалуюсь, и потому я различаю отдельные реплики:

"... Ты уверен?.." - "... Пока не покажет вскрытие..."- "Отпечатки...?" - "...нечеткие..."

Интересно, долго мне еще здесь придется проторчать?

Сам виноват, что примчался сюда среди ночи.

А теперь доказывай, что ты - не подлый киллер, обманом вторгшийся в квартиру под покровом ночи и доведший хозяйку до сердечного приступа исключительно ради садистского удовольствия.

Лицо покойной Анны Павловны спокойно и умиротворенно. Словно не она кричала мне в трубку за секунду до смерти: "Не верьте ему"!..

Нагорнов возвращается все с той же смущенной улыбкой на лице. Наверное, сейчас заставит повторить еще раз, кто я такой и какое отношение имею к покойной.

- Что еще вы можете мне сообщить, Владлен Алексеевич?

- Гм... Да, пожалуй, ничего. А вы?

Смотрит исподлобья, словно решает, стоит ли открывать мне тайны следствия... или дознания - как там у них теперь эта процедура называется?..

- По предварительному заключению медэксперта, смерть наступила в результате острой сердечной недостаточности примерно полтора-два часа тому назад. Отпечатков пальцев посторонних в квартире не обнаружено. Следы взлома на двери отсутствуют. Соседи показывают, что Анна Ивановна не имела обыкновения открывать дверь чужим людям.

- Значит, криминала нет?

- А у вас другое мнение на этот счет?

- Да нет...

В самом деле, какие у меня основания подозревать, что Круглову убили? Только то, что здоровяк Юрка Колесников за несколько тысяч километров отсюда тоже погиб от сердечного приступа? И то, что за несколько часов до своей кончины хозяйка квартиры не была похожа на обладательницу порока сердца?

Следствию нужны веские аргументы, Лен. Поэтому оставь свои подозрения при себе. До лучших времен.

- Значит, я могу быть свободен?

- Не торопитесь, Владлен Алексеевич. Вы, вообще, надолго приехали в Мапряльск?

- Не знаю, это - как получится.

- Что ж, когда соберетесь уезжать, поставьте меня в известность. Вот мой номер телефона, звоните. И дайте ваш телефончик на всякий случай...

- Записывайте.

В дверь снова просовывается чья-то голова.

- Евгений Петрович, там санитары уже притомились. Может, отпустим их?

- Хорошо, пусть забирают...

- А с мальчишкой что будем делать?

Нагорнов вопросительно смотрит на меня. Делаю вид, что не понял его немого вопроса. Он сейчас здесь главный, пусть и решает.

- Ну, раз родственников у него в городе нет, придется отправить в больницу...

- Его отец скоро должен приехать, - замечаю я. - Круглова говорила, что без него не решалась доверить парня врачам...

- Ничего поделать не могу, - пожимает плечами опер. - У меня нет возможности назначить кого-то из своих людей на должность сиделки. Кстати, что за болезнь у него? Летаргия?

- Именно для выяснения этого я и приехал. Вы знаете, что, кроме него, в вашей больнице еще двое спят и не могут проснуться?

- Да, что-то такое читал в городской многотиражке...

- Значит, милиция этим делом не занималась?

- У нас и без того забот хватает. Если бы кто-то из этих засонь коньки отбросил, тогда - другое дело. Тут вам, ученым, карты в руки.

- Знаете, Евгений Петрович, я в отношении этих Спящих выступаю в роли этакого частного сыщика от науки. И мне нужна кое-какая дополнительная информация об этих людях. Если такая потребность в ближайшее время возникнет, могу я обратиться к вам за помощью?

Чешет в затылке, не зная, как бы повежливее послать меня на три буквы. Наконец, бурчит себе под нос:

- Почему бы и нет? Звоните...

- Тогда я пошел?

- Только в протоколе распишитесь...

* * *

Сосед уже на месте. Дрыхнет без задних ног, укутавшись чуть ли не с головой в потрепанное одеяло. Полночи, небось, наслаждался командировочной свободой. Кино, вино и домино... А скорее - карты, водка и молодка. Ну и пусть себе спит. И мне не грех последовать его примеру. Сомневаюсь, что сумею заснуть, но не торчать же столбом посреди комнаты до наступления полноценного утра. Еще целых три часа... Часиков в восемь надо будет встать, потому что в девять начинается уборка помещений, и к этому времени следует покинуть номер - так предписано "Правилами проживания в гостинице". Так что не разоспишься...

Может быть, феномен Спящих вызван самым обыкновенным хроническим невысыпанием? Помнится, где-то я читал, что на фронте солдаты порой не спали по несколько суток подряд, а потом валились с ног где придется. Может быть, у моих новых подопечных мозг тоже взбунтовался против усталости и решил как следует отдохнуть?

Нет, это ты ненаучно мыслишь, сказал бы шеф. Лучше давай прикинем, имеет ли какое-нибудь отношение к Спящим скоропостижная смерть Анны Павловны Кругловой. А почему, собственно, она должна иметь к ним отношение? Да, когда ей стало плохо, в квартире, кроме нее, находился только спящий племянник. Мальчишка. Школяр. Может быть, это его имела в виду Круглова, говоря: "Не верьте ему"? Да, но в каком смысле? Олег этот и без того молчит, как рыба, он даже не храпит во сне, не то что тип на соседней койке... А что, если покойная имела в виду нечто другое? Например, что следует не верить ее племяннику не в том плане, что он сказал во сне или может сказать когда-нибудь, когда (и если) проснется, а тому, что он спит? Может быть, он лишь притворяется Спящим, да так, что никакими средствами его обман раскусить не удается?

Вроде бы на такие фокусы способны йоги. Глотают собственный язык, усилием воли приказывают сердцу остановиться - и вот вам "живой мертвец". Правда, речь опять же идет о летаргии - или ее подобии. Но разве трудно перевести организм в режим спячки тому, кто умеет останавливать свое сердце?

Может быть, Круглов, Быкова и Крашенников решили стать последователями индусских факиров?

Нет-нет, это вообще ни в какие ворота не лезет. Подпольные йоги в заштатном российском городке? Не верю, как говаривал великий Станиславский, хотя и по другому поводу...

И вообще, хватит ломать голову, постарайся лучше забыться. Все равно ничего гениального тебе сейчас не придумать. Ты ведь даже не знаешь как следует всех этих людей. А чтобы делать какие-то выводы, ты должен досконально проштудировать их биографии, знать привычки, склад характера, состояние здоровья, чем они занимались, интересовались и питались, какие у них были отношения с окружающими, и еще многое-многое другое...

Видно, зря ты надеешься, что миссия твоя завершится за несколько дней. Работы впереди - непочатый край. Будто огромная куча земли, которую надо пропустить сквозь мелкое сито, чтобы найти содержащийся в ней драгоценный камешек. А ты пока топчешься перед ней, тщетно пытаясь отыскать заветный камушек с помощью лишь умозрительных построений...

Спать. Спать. Спать...

А если это все-таки какой-нибудь новый вирус? В этом случае, у тебя почти стопроцентные шансы стать очередной жертвой Спячки, заразившись от объектов своего рас... исследования. Вот возьмешь и не проснешься утром. И не только утром, но и днем, и вечером...

Так и будешь дрыхнуть всю оставшуюся жизнь.

Если, конечно, найдется такой идиот, который вызвется заботиться о тебе, одинокому, как перст, холостяке. Менять белье, кормить с ложечки, подсовывать "утку"... А то просто-напросто весь мир махнет на тебя рукой - и в один прекрасный день твой чересчур крепкий и странный, но все-таки живой сон станет вечным. Мертвый сон.

Тьфу ты, какая чушь привязалась!

И хватит ворочаться, а то скрипом ржавых пружин кровати соседа разбудишь. Сам не спишь - другим не мешай!

Лучше давай-ка что-нибудь вспомним. Ты же знаешь, что иногда это помогает в борьбе с бессонницей...

Только что хорошего ты можешь вспомнить? Засады на наркокурьеров? Разгромы подпольных баз торговцев оружием? И как во время таких рейдов тебе однажды чуть не всадили остро заточенный армейский кинжал в глотку, а другой раз едва не прошили в упор автоматной очередью? И как ты однажды кувыркался с двадцатиметровой высоты в кювет, когда во время погони за грабителями Международного банка у твоей машины переломился рычаг подвески?

А чем лучше твои бесконечные инвестигаторские миссии? Погони за несуществующими Пришельцами, охота на призраков... Разоблачения мошенников и аферистов всех мастей, нескончаемые и, к счастью, бескровные сражения с писаками-журналистами, сующими свой нос туда, куда вынужден совать и ты...

Сам видишь: нет никаких убаюкивающих воспоминаний в твоей однобокой памяти.

Значит, постарайся заснуть без всяких ухищрений.

* * *

День опять обещает быть жарким. Ни одного облачка на небе до самого горизонта. Солнце беспрепятственно заливает ярким светом улочки. Деревья в парке при гостинице не шелохнутся - значит, ни малейшего ветерка снаружи.

По парку спортивной рысцой трусит группка людей в одинаковых спортивных костюмах с неразборчивыми эмблемами на груди. Все они, как на подбор, стройные, подтянутые и двигаются легко и пружинисто. Добежав до конца аллеи, сворачивают на полянку в окружении кустов и принимаются разминаться. Каждый выполняет свое упражнение, но разнобоя, характерного для любителей, нет, словно занимаются они под счет невидимого тренера.

Глядя на них, невольно хочется тоже размять конечности и суставы.

Разминка оказывается недолгой. Вскоре люди в спортивных костюмах, как по команде, стройной цепочкой бегут ко входу в гостиницу.

- Это что, спортсмены? - слышу за своей спиной голос соседа. Он уже успел умыться и теперь растирает опухшую от сна (а может, и от ночных похождений) физию казенным гостиничным полотенцем.

- Похоже. Интересно, каким видом спорта они занимаются?

Щербаков бросает рассеянный взгляд в окно.

- Уж наверняка не постельно-прикладным, - с невольной завистью бурчит он. - Как некоторые...

- Это ты про себя, что ли? - нахально интересуюсь я, решив, что тоже имею право на фамильярность.

- При чем здесь я? Мы люди семейные, солидные... Нам и картишек хватает за глаза. А вот ты, Владлен, всю ночь где-то шатался - наверное, присмотрел себе местную красавицу. Признайся честно, я прав?

- Твои гнусные намеки на мою порочность не имеют под собой почвы, - возражаю я. - Хотя в одном ты прав: ночью мне действительно пришлось навестить одну женщину. - Геннадий изображает на своем лице многозначительную ухмылку, но я невозмутимо продолжаю: - Только повод был не тот, о котором ты подумал, Гена. Женщина эта умерла.

- Серьезно? - изумляется Щербаков. - А от чего?

- Сердце.

- Болезнь века, - констатирует мой собеседник, принимаясь рыться в своей сумке. - Наверное, в годах уже была?

- Да нет, еще лет двадцать пять-тридцать вполне могла бы пожить.

- А тебе она кем приходилась? Родственницей?

- У меня здесь нет родственников. Понимаешь, дело в том, что в местной больнице лежат люди, которые как бы заснули, а проснуться не могут. Из-за них я и приехал сюда... А у этой женщины, которая скончалась сегодня ночью, есть племянник, только она ухаживала за ним на дому. Вчера я успел побывать у них в гостях, а потом ...

Такое впечатление, что сосед меня не слушает. Во всяком случае, лицо у него равнодушное, как бревно, и похоже, что его больше интересует процедура подогрева воды в двухлитровой банке из-под маринованных огурцов с помощью небольшого кипятильника.

- Значит, спят, говоришь, а проснуться не могут? - рассеянно переспрашивает он меня. - Они что - зомби, что ли? Или лунатики какие-нибудь?

Видимо, этими понятиями его представления о всякого рода измененных состояниях человеческого сознания и исчерпываются. Да и с какой стати человек, всю жизнь посвятивший выбиванию железок из поставщиков и кладовщиков, обязан разбираться в аномалиях и психологической терминологии?

- Какие там лунатики? - отмахиваюсь я. - В общем-то, они и не спят вовсе. Затяжная кома, понятно?

Он неопределенно крутит лобастой головой, одновременно размешивая алюминиевой ложечкой сахар в щербатой чашке.

- Ты кофейком не желаешь взбодриться? - спрашивает он меня.

Кофе у него, конечно, - дерьмовое, кофейная труха в банке, но надо что-то проглотить, чтобы можно было закурить. Мой желудок, с его повышенной кислотностью, не допускает курения натощак.

- Если угостишь, - говорю, покидая свой наблюдательный пост у окна.

Генка извлекает из недр своей тумбочки еще одну чашку, на этот раз с отбитой ручкой, и наполняет ее до краев коричневой бурдой.

- А ты, значит, этих... ну, которые дрыхнут... изучаешь? - осведомляется он.

- Угу.

- А на фига?

Вопрос, на который в принципе невозможно ответить. Такие вопросы обычно любят задавать дети не старше пяти лет.

- Я работаю в Институте Мозга. Мы такие вещи исследуем.

- Да-а-а... - загадочно протягивает Щербаков. - Каких только чудес на свете не бывает! Слушай, сосед, а от чего они впали в спячку?

- Если б знать, - говорю я.

На этом разговор наш иссякает.

Покончив с кофепитием и шумно крякнув, Щербаков принимается облачаться в "спецодежду командировочного", как он именует потертый костюмчик с блестящими на локтях рукавами и пузырями на коленках брюк. В заключение затягивает на горле старомодный галстук-"селедку", который абсолютно не сочетается с клетчатой рубашкой. Ему остается лишь вооружиться пузатым портфелем, где в одном отделении должны быть деловые бумаги, а в другом - бутылка дешевого коньячного пойла и шоколадки для секретарш. Однако, насчет портфеля я заблуждаюсь: в качестве ручной клади у Генки выступает черная сумка из кожзаменителя - правда, тоже довольно вместительная.

- Ну, я пошел, - объявляет он, покончив со сборами. - Ты еще остаешься?

- Сейчас тоже двинусь.

- Не забудь оставить ключ на вахте, - советует он.

Когда дверь за ним закрывается, я вновь подхожу к окну. На скамеечке в парке, как раз напротив нашего окна, развалившись, скучает тот тип, который пялился на меня вчера в столовой. Теперь он на меня не глядит, но у меня почему-то складывается впечатление, что именно мое окно его в этот момент интересует больше всего.

Кто же это такой? И что ему от меня надо?

Неприятно, когда за тобой следят. А если такой здоровенный и угрюмый типаж, как в данном случае, - тем более. Сразу вспоминается участь, постигшая Юрку Колесникова...

Когда за тобой ходят по пятам, есть два варианта: либо сделать вид, что ничего особенного не замечаешь, либо попытаться сыграть в открытую и завязать знакомство со своим "хвостом".

Наверное, так и придется поступить.

Однако, надежды мои на выяснение отношений со своим тайным наблюдателем не сбываются. Когда я выхожу из гостиницы, его уже и след простыл.

* * *

Дежурная по приемному отделению, через которое я шествую полчаса спустя, вручает мне временный пропуск сроком на месяц (они что, серьезно считают, что я буду торчать здесь столько времени?!) и сообщает, что Алексей Федорович просил меня зайти к нему.

Завьялов сегодня так же суетлив, как и вчера. Однако угощать меня различными напитками уже не собирается, и вообще видно, что он чем-то озабочен.

- А, Владлен Алексеевич, - приветствует он меня, поднимаясь из-за своего фирменного стола. - Проходите, проходите, пожалуйста!..

На этот раз нарочно сажусь не за журнальный столик, а за стол для совещаний напротив хозяина кабинета.

- Что-нибудь случилось, Алексей Федорович?

Он мнется и явно пытается уйти от немедленного ответа:

- Ну, как вы поработали вчера?

Неужели он решил контролировать меня и думает, что я буду перед ним ежедневно отчитываться?

- Нормально поработал, - сухо сообщаю я.

- Удалось обнаружить какую-нибудь зацепку?

- Бог с вами, Алексей Федорович! Только экстрасенсам удается с первого взгляда определить, чем болен тот или иной человек, да и это, в большинстве случаев, - игра на публику... Пока я успел лишь изучить истории болезни этих двоих и выслушать теорию вашего Ножина...

- Это насчет нарушения в мозгу временных связей?

- С вами он тоже делился своими предположениями?

- С кем он только не делился, Владлен Алексеевич! Пожалуй, я не удивлюсь, если в один прекрасный день он опубликует свои бредни в какой-нибудь газете!.. Хотя специалист он неплохой, во всяком случае, нареканий на его работу никогда не было...

- А Шагивалеевым вы довольны?

- Ринатом? А почему я должен быть им недоволен? Он уже третий год возглавляет невропатологию и - тьфу, тьфу, конечно, - работает пока довольно успешно. Между прочим, он не только заведует отделением, но и больных лечит - и лечит с высокой результативностью...

- Извините, что перебиваю, Алексей Федорович, но почему Спящих решили расположить именно в невропатологии? Ведь коматозников обычно помещают в реанимацию...

- А они первое время и были в реанимации. Однако, видите ли, в чем тут дело, Владлен Алексеевич... Реанимационное отделение у нас, к сожалению, не очень емкое, а именно туда, в большинстве своем, поступают тяжелобольные и раненые... А поскольку вывести из состояния комы этих двоих за две недели не получилось, то...

- То вы решили прекратить курс активной реанимации и перешли к пассивному наблюдению за этими пациентами.

- А вы на моем месте поступили бы иначе, Владлен Алексеевич?

Ого, а коготки выпускать этот толстячок умеет. И что это я, в самом деле, на него наезжаю? Может быть, из-за того, что в углу кабинета приглушенно бормочет "Панасоник" последней модели с плоским экраном, и, глядя на него, мне сразу вспоминается старушка из невропатологии, которая просила меня наладить сломанный телевизор?..

Остынь, Лен, остынь, ты же не проверяющий из облздрава.

- Да вы не обижайтесь, Алексей Федорович. Я ведь интересуюсь из чистого любопытства...

- Что вы, что вы, Владлен Алексеевич, какие между нами могут быть обиды? - (Прямо-таки дипломатический раут, а не деловое общение у нас с ним получается). - А у меня для вас есть новости, и, боюсь, не совсем приятные... Потому и просил вас заглянуть в первую очередь ко мне.

- Слушаю, Алексей Федорович.

- Вчера вечером к нам поступил еще один пациент с симптомами затяжной комы.

Тоже мне, новость! Хотя откуда ему знать, что мне известно о смерти тетки Круглова и о решении Нагорнова отправить мальчика в больницу?

- Вы имеете в виду Олега Круглова?

- Круглова? Ах, да... Нет, нет, не его. Мальчика привезли ближе к утру. А примерно в двадцать три тридцать в приемное отделение поступил еще один... Спящий.

- И кто же это?

- Его фамилия... где же у меня было записано?.. странная такая фамилия... Ага, вот. Солодкий Владимир Георгиевич, двадцать восемь лет, торговец книгопечатной продукцией.

- Что, абсолютно те же симптомы, что и у остальных?

- Абсолютно. Сейчас он в реанимации, но, боюсь, что с ним произойдет то же самое, что и с другими... Вот, можете сами взглянуть на его регистрационную карточку.

М-да, вот это сюрприз! Вместо двоих Спящих ты имеешь теперь четыре. Среднестатистический показатель перекрыт ровно в четыре раза, если население Мапряльска принять равным ста тысячам душ. Неужели это все-таки вирус?..

- А известно, при каких обстоятельствах этот Солодкий впал в кому?

Кстати, почему-то этот вопрос только сейчас возник в твоей голове, Лен. Стоило еще вчера заинтересоваться этим. Может быть, именно в этом и скрывается истинная причина?..

- Да ничего особенного. По словам его жены, он пришел вечером с работы, поужинал, потом прилег отдохнуть и уже не проснулся. Никаких экстраординарных фактов не отмечено, настроение у пациента было обычное... ну, может быть, лишь небольшая подавленность... но ведь это и понятно: человек весь день парился на солнце, устал от жары...

- Он разве не в книжном магазине работал?

- Нет, нет, Солодкий торговал книгами с лотка. Знаете, сейчас во многих местах есть такие точки...

- Понятно.

Что же он так выжидательно смотрит на меня, как на всемогущего волшебника? Надеется, что я с ходу выложу ему причины возникновения массовой Спячки и поведаю рецепт спасения несчастных? Напрасно, потому что я вовсе не ученый и даже не врач. Я - всего лишь рядовой инвестигатор, который сам блуждает в кромешной тьме по лабиринту...

- И что вы теперь собираетесь делать, Алексей Федорович?

Однако ответить мне Завьялов не успевает.

Дверь кабинета распахивается настежь, и на пороге возникает чья-то знакомая личность в сером костюмчике.

Представитель милиции пожаловал. Тот самый Нагорнов, с которым я имел возможность познакомиться прошлой ночью.

Только вид у него сейчас более взъерошенный, чем в момент нашего знакомства.

- Здравствуйте, Алексей Федорович! - выпаливает он с порога. - Извините, если я вам помешал, только... у нас какая-то чертовщина творится!

- Что такое, Евгений Петрович? - невольно приподнимается из своего кожаного кресла толстячок. Похоже, они с Нагорновым отлично знают друг друга. - Да вы присядьте, пока я закончу разговор с товарищем Сабуровым...

- А, и вы здесь, - глянув на меня, констатирует Нагорнов. - Что ж, тем лучше. Вот вы с Владленом Алексеевичем, как представители медицинской науки, можете объяснить мне, тупому серому менту, что происходит?!..

- А что происходит? -осторожно подаю голос я.

- Да то, что час назад в КПЗ заснул беспробудным сном один тип и не собирается просыпаться!.. А он, между прочим, проходит у меня по одному уголовному делу, и представляете, каких собак на меня теперь навешают со всех сторон? "Это вы, - скажут, - применяли недозволенные методы допроса, накачивая несчастного психотропными препаратами и наркотиками!". Хотя я, чесс слово, совсем не умею пользоваться шприцем!..

Нам с Завьяловым ничего не остается, кроме как ошарашенно переглянуться.

 

Глава 6

Сегодня Ножина почему-то в отделении не оказывается. Еще более угрюмый и неразговорчивый, чем накануне, Шагивалеев сообщает, что психотерапевт был срочно вызван к одному больному на дом.

Жаль. Интересно было бы послушать мнение Психа насчет внезапного всплеска до сих пор устойчиво протекавшего феномена Спячки. Он-то наверняка бы придумал нечто экстравагантное.

Я же по-прежнему убежден, что в основе странного явления лежат вполне обыденные факторы. Вот только как к ним подобраться?..

Нагорнов, который, похоже, теперь тоже заинтересовался Спящими, сопровождает меня в палату, где покоятся необычные пациенты. Пока их по-прежнему двое: Круглов и Солодкий все еще пребывают в реанимации.

На стуле рядом с кроватью Крашенникова сидит женщина с заплаканными глазами, не отрывающая взгляда от бледного лица мужа. А на краешке койки примостилась девчушка лет пяти, которой явно скучновато в этом затхлом, лишенном детских достопримечательностей помещении. Она болтает ногами над полом и время от времени с тоскливым отчаянием тянет: "Ма-ам, ну пойдем отсюда, а?"...

Судя по всему, это жена и дочка инженера.

Вот еще одна головная боль для меня: как быть с родственниками Спящих? Проводить в их присутствии какие-либо аппаратные исследования будет трудно, а запретить им находиться в палате я тоже не имею права. Может, договориться с Завьяловым насчет установления особого режима посещения Спящих для посторонних лиц? Хотя какие же это посторонние? И по какому праву я буду ограничивать им сюда доступ?

Зато рядом с кроватью Быковой никого нет. И, между прочим, уже давно студентку никто не навещает, как мне сказал Ножин. Из регистрационной карточки мне известно, что в этом городе у Юли живет старшая сестра. Неужели она настолько занята, что не может заглянуть на пару минут в больницу?..

Хотя, в принципе, это меня не касается. Занимайся своим делом, Лен, и не лезь во все дырки. Только тот добивается успеха, кто нацелен на выполнение задачи, как стрела в "яблочко" мишени, и ты прекрасно знаешь это. А будешь разбрасываться - только время потеряешь и дело не сделаешь.

Ладно.

- Здравствуйте, - говорю я женщине, но смотрю при этом на девочку. - Проведать папу решили?

Две пары одинаковых глаз смотрят на нас с Нагорновым с равнодушной осторожностью. Потом женщина скупо кивает в ответ.

- Не хотелось бы вам мешать, - продолжаю я, - но есть несколько очень важных вопросов, на которые могли бы ответить только вы. Простите, не знаю, как ваше имя-отчество...

Женщина вытирает глаза кружевным платочком. Взгляд ее полон беспросветного, как ночь в степи, отчаяния.

- Зачем? - спрашивает она.

- То есть? - удивляюсь я. - Что значит - зачем?

- К чему все ваши вопросы? Вы что, сможете спасти Сашу?

Ну, и что я должен ей ответить?

К счастью, мне на помощь приходит мой спутник, дотоле оглядывавший палату с брезгливым любопытством. Видимо, у него накоплен богатый опыт общения с родственниками пострадавших.

- А вы, гражданочка, не рассуждайте, - советует он. - Ваше дело - ответить на поставленные вам вопросы, а те, кому надо, разберутся, нужны они или не нужны. А будете ерепениться - вообще никто вашего Сашу не спасет!

После этого сопротивление жены Крашенникова гаснет, и она покорно отвечает на мои вопросы.

Нет, ничего странного за своим мужем она не замечала. Вообще, он у нее был хороший. Не такой, как все... Что это значит? Ну, то есть, не пил, не курил, к людям относился с детской доверчивостью. Как это случилось? А никак. Лег вечером спать, а утром не проснулся. Единственное, что ей запомнилось о той страшной ночи, так это то, что где-то среди ночи она вдруг проснулась, и поняла, что муж ее не спит. Однако, на вопрос, что случилось, Александр так и не ответил. Повернулся на другой бок и сделал вид, что спит. А утром обнаружилось, что он заснул надолго. Если не навсегда... (Женщина вновь трет платочком глаза). Какие у него были интересы? Трудно сказать... Телевизором он сильно увлекался. Причем сначала любил смотреть всякие детективы, боевики, а потом дошел до того, что смотрел все подряд. Начиная от детских передач и кончая латиноамериканскими сериалами. За уши не оттащишь от экрана. У нас, знаете, в каждой комнате по телевизору. И вот куда он ни зайдет - тут же включает "ящик"... Ест - смотрит, пишет что-то по работе - смотрит. Практически с утра до вечера телевизоры не выключаются. Наверное, если бы можно было, то и на работе бы смотрел... Но там телевизоров нет, да и начальство за это ругает. Конфликты на этой почве у нас с ним бывали. Не то чтобы скандалы, но упрекала я его не раз, зачем он к этому проклятому "голубому экрану" пристрастился... Как-то несколько дней телевизор вообще не показывал: антенну ветром снесло с крыши, и ремонтники возились, налаживали. Так он, знаете, что отчебучил? К другу ходил специально для того, чтобы телевизор смотреть! Как вам это нравится?.. Какая может быть семейная жизнь и воспитание ребенка, если главе семьи телевизор дороже всего на свете?!..

Тут женщину начинает сотрясать беззвучная истерика, и опрос ее приходится прекратить. Девочка ерзает по кровати и с удвоенной силой канючит: " Мам, ну когда мы пойдем домой?"...

Мы с Нагорновым выходим из палаты и направляемся в реанимацию, которая занимает соседний корпус - приземистое панельное двухэтажное здание, в двусмысленном соседстве с моргом.

По дороге капитан излагает мне историю пятого Спящего. Это некто Скобарь Антон, двадцатидвухлетний субъект без определенных занятий. Проще говоря - безработный. Год назад был изгнан со второго курса филфака за пьянки и дебоширство в общежитии. С тех пор на работу устроиться не смог или не захотел, перебивался случайными заработками сомнительного толка. Сам он родом из небольшого поселка в восьмидесяти километрах от Мапряльска, там до сих пор живут его родители. Но возвращаться в отчий дом после исключения из университета Антон не захотел. В Мапряльске проживал у какой-то особы непорядочного поведения, с коей сошелся на почве пристрастия к наркотикам. Несколько дней назад сотрудники мапряльского ГОВД занимались шайкой рэкетиров, запугивавших владельцев палаток и частных магазинчиков. По всем правилам оперативно-розыскного искусства для бандитов была устроена засада там, где очередная жертва вымогателей должна была спрятать сверток с требуемой суммой денег. Дело происходило возле заброшенного мусорного контейнера, который стоял на глухом пустыре чисто по традиции, поскольку в последние полгода его никто не опустошал, кроме бродячих котов и бомжей.

Уже будучи задержан с подложным свертком, Скобарь клялся, что оказался возле бака случайно и что якобы ни сном, ни духом не ведает ни о каком рэкете. Будто бы в последнее время он вообще питает повышенный интерес к мусорным бакам, так как щедрые граждане повадились выбрасывать старые книги и журналы, кои нужны ему, как бывшему филологу, для повышения своего культурного уровня. Естественно, что оперативники искателю макулатуры не поверили и задержали его. Просидел Антон в камере предварительного заключения всего два дня, но за это время успел надоесть до смерти всему личному составу. Он постоянно то требовал, то молил, то клянчил, чтобы ему принесли "что-нибудь почитать"... Однажды сержант Ковальский, известный шутник и циник, осведомился ради хохмы, какую именно литературу предпочитает задержанный: труды Плутарха или трактаты Конфуция. Однако шутка не удалась, поскольку Скобарь принял ее за чистую монету и заявил, что ему все равно что читать, лишь бы у него постоянно был под боком неисчерпаемый запас книг! При этом он даже на каких-то фантастических героев ссылался, которые, мол, как и он, без книг просто не могли жить, как обычный человек не может жить без пищи или без воздуха...

Последний раз, а это было вчера вечером, он вообще потерял лицо и стал бить ногами в железную дверь, сквернословя и требуя вызвать представителей правозащитных организаций. Разумеется, добился он лишь того, что дежуривший по КПЗ старшина Махачкалин утихомирил буйного Чтеца самым простым и доступным способом в виде удара дубинкой промеж лопаток. Правда, потом в устной беседе с Нагорновым Махачкалин клятвенно заверял, что, ввиду немалого опыта обращения с задержанными, никак не мог повредить какие бы то ни было жизненно важные органы бывшего студента, а значит не несет ответственность за случившееся со Скобарем...

Как бы там ни было, но сегодня утром, когда в ГОВД явился следователь для проведения очередного допроса Антона Скобаря, последний был обнаружен лежащим на лежаке КПЗ с закрытыми глазами и в состоянии, близком к бессознательному. Срочно вызванный судебный медик констатировал глубокую кому при сохранении нормальных функций всего остального организма. Иначе говоря - Спячку...

Возникла проблема: что делать с задержанным, разбудить которого не представляется возможным. Даже путем использования всех "штатных средств наведения порядка" ГОВД, вместе взятых...

Если жизни и здоровью Скобаря действительно угрожает неведомый недуг, то держать его в камере означает грубо нарушить права человека, за что впоследствии можно прилично схлопотать по шее от вышестоящего начальства. Специализированные медицинские учреждения в городе отсутствуют, а имеются лишь в исправительно-трудовой колонии строгого режима в пятидесяти километрах от Мапряльска. Но класть Скобаря в тюремную больницу никто не имеет права, пока он состоит под следствием, пусть даже и в качестве подозреваемого. Если же речь идет о симуляции, предпринятой с целью попытки побега из КПЗ, то помещать Скобаря в горбольницу без охраны было бы, по меньшей мере, наивной глупостью. А приставлять к его койке вооруженного милиционера невозможно по причине отсутствия свободного личного состава и значительной неукомплектованности штатных подразделений милиции...

Таким образом, в больницу Нагорнов прибыл для того, чтобы, по его выражению, "прощупать почву" и посоветоваться со специалистами, насколько Спячка серьезна и когда она может закончиться...

Выслушав эту историю, я не вижу другого выхода, кроме как посвятить капитана в кое-какие подробности, связанные со Спящими. Нагорнов озадаченно чешет затылок и изрыгает массу проклятий - как ни странно, вполне литературных.

А я с тайным злорадством сообщаю:

- Между прочим, чтобы человек, оказавшийся в затяжной коме, мог выжить, его надо кормить, за ним нужен уход, как за обычным лежачим больным... ну, вы сами понимаете, Евгений: пролежни, отправление естественных надобностей, массаж, и прочее, и прочее... Сможете вы все это обеспечить вашему Скобарю в камере?

Наверное, в этот момент перед мысленным взором моего спутника живо предстает картина, как сержант Ковальский на пару со старшиной Махачкалиным массажируют спящего арестанта, потому что он лишь судорожно усмехается.

- А там пусть ваше начальство само решает, - невозмутимо добавляю я.

- Да-да, конечно, - опустив голову, бормочет капитан, и мы входим в коридор реанимационного отделения, чем-то смахивающий на подземный тир. Во всяком случае, несмотря на яркое солнце снаружи, здесь естественное освещение отсутствует, и лишь бактерицидные лампы мертвенно-белым светом заливают бетонный коридор, по которому, наверное, и доставляют на тележках вновь прибывших пациентов.

Возле входа в операционный отсек в виде распашных двустворчатых дверей из матового стекла, где за столиком сбоку восседает пышногрудая дежурная, имеется пара скамеек для посетителей, и на одной из них, положив нога на ногу, сидит в напряженной позе человек лет сорока в пыльном джинсовом костюме. Рядом с ним на скамье торчит довольно пухлая дорожная сумка.

Мы с Нагорновым подходим к дежурной, и я предъявляю ей больничный пропуск, а Нагорнов - служебное удостоверение.

- Мы - к Круглову и Солодкому, - объявляю я. - Где их можно найти?

Пока дежурная объясняет нам дорогу, джинсовый человек вскакивает, как ужаленный змеей, и устремляется к нам.

- Послушайте, - говорит он сердито дежурной, - почему это одним можно проходить к больным, а мне нельзя?.. Что это за люди? И по какому праву меня не пускают к моему родному сыну?

Дежурная пытается что-то объяснить, ссылаясь на распоряжение заведующего, но человек ее не слушает. У меня складывается впечатление, что еще немного - и он попытается силой прорваться внутрь.

- А вы кто такой, гражданин? - спокойно осведомляется Нагорнов. - И кому конкретно вы приходитесь отцом?

Человек достает из внутреннего кармана куртки какие-то документы и сует их чуть ли не в нос моему спутнику.

- Черт знает что тут творится! - рубит он суровым голосом. Такой голос вполне под стать его грубым, словно высеченным топором, чертам обветренного, загорелого лица. - Я только что с поезда, который тащился целую неделю через всю страну, и теперь не могу попасть в свою собственную квартиру! Дверь, понимаешь, опечатана милицией, сын в больнице, сестра - в морге, никто ничего толком не знает и никто ни за что не отвечает, вот в чем вся соль-то!.. Прихожу сюда - а меня и здесь не пускают! "Режим такой", говорят!.. Хотел бы я знать, кто придумал эти идиотские порядки!..

Нагорнов, наконец, возвращает человеку зеленоватую книжечку и сообщает мне:

- Что ж, познакомьтесь, Владлен Алексеевич... Это Константин Павлович, отец Олега Круглова. Майор Вооруженных Сил...

- Бывший майор, - поправляет его человек в джинсовом костюме. - Когда от сестры пришла телеграмма, в нашему полку намечались учения с участием высших армейских чиновников, и меня попросту не отпустили. И мне пришлось подать рапорт об увольнении... А там, как всегда, началась волынка с оформлением, документы, медкомиссии, туда-сюда. Вот так и получилось, что я немного опоздал ...

Он, не сдержавшись, испускает одно из словечек, явно не предназначенных для женских ушей. Но дежурная невозмутимо делает вид, что ничего не слышала.

- Да ради Бога! - заявляет Круглов. - Только сначала я хотел бы увидеть сына!

- Ну что, поможем человеку, Владлен Алексеевич? - хитро щурится Нагорнов.

Пожав плечами, мягко, но непреклонно обращаюсь к дежурной:

- Константин Павлович пройдет в палату вместе с нами.

По опыту знаю, что церберов всех мастей нельзя упрашивать. Им следует только отдавать распоряжения приказным тоном. Это на них действует, как команда: "Фу!"...

- Но только ненадолго! - слабо протестует женщина.

- Конечно, конечно, - говорю я и делаю своим спутникам приглашающий жест: - Прошу, господа!

* * *

День этот оказывается на удивление длинным. Во всяком случае, мне так кажется...

Потому что до вечера я успеваю сделать многое.

Когда Нагорнов и Круглов-старший покидают больницу (капитан пообещал бывшему майору вскрыть опечатанную квартиру), и я остаюсь один на один со Спящими, то в первую очередь провожу кое-какие аппаратные исследования Солодкого и мальчика. Потом то же самое проделываю с пособником рэкетиров Скобарем, которого доставляют прямо из камеры.

У всех одна и та же клиническая картина: глубокий сон, повышенная активность головного мозга, отсутствие видимых патологий. Спячка, будь она проклята!..

Я не специалист в области медицины, но кое-что перед выездом в Мапряльск успел усвоить.

Поэтому на всякий случай беру у каждого из них анализы. На содержание каких-либо посторонних веществ в крови. На целостность генных структур. На наличие вирусов. И так далее. В Мапряльске наверняка нет такой лаборатории, которая могла бы провести экспертизу по интересующим меня параметрам, но это меня не смущает.

Моя задача заключается в том, чтобы переправить все эти образцы в Центр. А уж там-то собраны эксперты всех мастей вкупе с самой современной аппаратурой.

Однако, похоже, шефа моего анализы не интересуют вовсе. Во всяком случае, когда я связываюсь с ним, чтобы доложить о появлении новых пациентов, он реагирует на мою просьбу весьма вяло. И тот факт, что количество Спящих нарастает с каждым днем, его не пугает, а как бы воодушевляет. Впрочем, он с готовностью поясняет, почему: по его убеждению, чем больше интересующих нас объектов, тем выше вероятность, что кто-то из них проснется. И опять ловко увиливает от ответа на мой вопрос, что будет, когда это пробуждение состоится...

Из Артемовска, где находится еще один очаг Спячки, особых новостей нет. Или шеф их от меня тщательно скрывает.

Не нравится мне все это.

И все больше складывается впечатление, что причины возникновения странной эпидемии интересуют лишь меня. А все остальные, включая близких родственников Спящих, пассивно ждут, когда псевдолетаргики очнутся...

Тем не менее, упрямо продолжаю свою поисково-дознавательную деятельность. Узнав с помощью Нагорнова адреса нужных мне людей, отправляюсь после обеда совершать опрос родственников и знакомых Спящих. Меня особенно интересуют те, о ком нет никакой информации, кроме скупых сведений в больничных документах.

Начинаю свой обход со старшей сестры Быковой. Ее зовут Алла. Она старше Юли почти на десять лет. У Аллы семья: муж и пятилетний сын. Они живут в трехкомнатной квартире в центре города. Юля проживала у них: зачем пользоваться студенческой "общагой", если можно жить у родной сестры?

В разговоре со мной Алла сообщает, что никаких причин для психошока у ее сестры быть не могло. Жила Юля в достатке, потому что, помимо стипендии, регулярно получала почтовые переводы от матери, которая живет в Омске. Да и Алла с мужем Юле ни в чем не отказывали. Училась девушка неплохо, но в последнее время стала слишком увлекаться современной музыкой, и это сказывалось на ее успеваемости. На этой почве между сестрами возникали ссоры, в ходе которых старшая пыталась образумить Юлю, а младшая огрызалась в том плане, что, мол, не надо учить ее жить...

В подтверждение своих слов Алла демонстрирует мне комнату Юли. В самом деле, здесь полно музыкальной продукции в виде компакт-дисков и магнитофонных кассет. На столике возле дивана лежит плеер с наушниками. В углу виднеется мощная стереосистема, по которой видно, что ее эксплуатировали очень интенсивно.

Был ли у Юли кавалер, Алла не знает, но ей кажется, что нет. "Она ведь такая себялюбивая была", говорит она в сердцах, поблескивая золотой оправой очков. "Она вообще не способна полюбить кого-то, она может лишь позволить, чтобы ее любили..." "Вы так говорите "была", словно считаете ее мертвой", хочется сказать мне, но я удерживаюсь от этого замечания. Впрочем, для Аллы, видимо, так оно и есть...

Как случилось, что Юля впала в спячку, Алла ничего существенного сообщить не может. Знает лишь, что это произошло прямо на лекции в университете. Во всяком случае, так ей сказали в деканате, куда вызвали в срочном порядке с работы две недели назад. Никто из сокурсников Юли тоже вразумительных объяснений дать не мог. Быкова-младшая в тот момент сидела на последнем ряду, причем посторонними делами не занималась, даже наушников на ней тогда не было. Просто преподаватель вдруг узрел, что девушка сидит с закрытыми глазами и сделал ей замечание, на которое Юля никак не отреагировала. Кто-то из соседей стал толкать девушку локтем в бок, но и это не помогло. Плавное течение лекции было прервано, студенты принялись будить Быкову всеми известными средствами, пока не поняли, что с ней происходит что-то неладное. Вызвали "скорую", которая и доставила девушку в больницу...

- А когда вы в последний раз были в больнице? - все-таки спрашиваю я, уже стоя в прихожей.

Сверкнув очками, Алла начинает оправдываться: у нее катастрофически не хватает времени проведать сестру. Очень ответственная работа на заводе. Муж-великовозрастный оболтус... Сын, оболтус малолетний, воспитание которого требует все больше усилий. Весь дом на ней: стирка, уборка, готовка... И потом, какой смысл навещать сестру, если она находится в бессознательном состоянии? Она же все равно не может ни нормально есть, ни разговаривать...

Эта пугающая своей бесчеловечностью логика лишает меня дара речи и каких бы то ни было аргументов. Разве можно взывать к совести того, у кого ее попросту нет?

Да и нужно ли мне выступать в роли нравоучителя?

Не все люди сволочи, но если уж тебе попался подобный редкостный экземпляр, не спеши засучивать рукава, чтобы врезать ему от души по физиономии.

Не судите да не судимы будете. Найдите в себе силы прощать прегрешения ближнего.

Угу. Легко раздавать подобные поучения направо и налево. Труднее следовать им в реальной жизни.

И все-таки максимум, что ты можешь себе позволить, Лен, - это повернуться и уйти из этой чистенькой, хорошо обставленной квартирки, не говоря ни слова. Прочь от очков в золотой оправе, за которыми не видно глаз этой уверенной в своей житейской правоте женщины...

Не знаю, может быть под влиянием общения с сестрой Быковой, а может быть, из-за чего-то другого, но мой детективный энтузиазм постепенно идет на убыль. Отчаяние охватывает меня, когда я представляю себе, сколько людей мне надо еще разыскать и опросить, чтобы найти ниточку к разгадке тайны Спящих. Да и найду ли я какую-нибудь зацепку?

Не проще ли последовать инструкции шефа и не мотаться по жаре, а обосноваться в непосредственной близости от Спящих и терпеливо ждать, когда они соизволят проснуться?

Однако, наверное, мне в свое время слишком долго вдалбливали в голову понятие долга, раз я все равно тащусь из одного конца этого, оказавшегося не таким уж и малым, городка в другой...

И, как и следовало ожидать, напрасно.

Деканат филфака. Беседа с замом декана по учебной части. Ноль информации.

Машиностроительный завод, куда меня не пускают дальше проходной, куда выходит вызванный мной по телефону начальник цеха, где трудился Крашенников. Ноль информации.

Близкий друг Солодкого, тоже работник книготорговли. Ноль полезной информации, если не считать подробных сведений о том, какое пиво предпочитал Владимир и кто из писателей ему нравился...

Школа, пустующая по причине летних каникул, где я разговариваю с завучем, ведущей математику в классе Олега Круглова. Никакой информации, кроме той, что касается непосредственно его успеваемости и поведения на уроках...

Соседний со школой двор, где проживает один из тех немногих одноклассников Олега, который по неизвестной причине не уехал на лето из города на юг с родителями или в деревню к бабушке. Парня зовут Игорь, и он такой же фанат компьютеров и Интернета, каким был Олег. (Вот и я уже начинаю про себя употреблять это страшное словечко "был" - дурной пример заразителен). Опять-таки, ни одного байта полезной информации. Не считать же таковой, например, тот факт, что Олег любил не только компьютер, но и животных. Этой весной он нашел где-то бездомного кота, но тетка категорически была против того, чтобы он притащил его домой, и тогда Олег поселил кота на школьном чердаке, а потом регулярно лазил туда подкармливать своего питомца...

А когда я пытаюсь узнать, что именно интересовало Олега и его дружка в Интернете, Игорь затрудняется с ответом. Наконец, формулирует довольно странную фразу: "Ничего - и в то же время всё!"... "Как это понимать?", удивляюсь я. "Ну, вы этого не поймете, если сами не увлекались серфингом в Сети", сообщает мой юный собеседник. "Интересен сам процесс, а не то, что ты найдешь"...

Именно в этот момент происходит один забавный (только в тот момент мне так не кажется), хотя и постыдный для меня инцидент.

Мы стоим во дворе между двумя пятиэтажными домами, в пространстве, являющемся гибридом детской площадки и сквера и наверняка используемом окрестными обитателями для выгула не только детей, но и собак. Внезапно на футболке Игоря, в районе солнечного сплетения, возникает странный алый кружок размером с гривенник. Причем он не стоит на месте, а постепенно перемещается к лицу моего собеседника.

И прежде чем мое сознание успевает сделать какие-либо выводы о возможной сути этого красного кружка, подсознание бывшего интерполовца посылает соответствующие импульсы в мышцы, и когда кружок оказывается на лбу мальчишки, я сбиваю его с ног и распластываюсь сверху всей своей массой, безжалостно отбросив в сторону свой драгоценный "кейс".

Приличных укрытий вокруг нас в радиусе двадцати метров нет, и я с тоскливым отчаянием жду, когда пуля снайпера вдарит мне между лопаток или в затылок.

Однако проходит еще несколько секунд, а выстрела все нет, и тогда я решаюсь отпустить барахтающегося подо мной, полузадушенного моими защитными действиями юношу и осторожно оглядываюсь вокруг.

Люди, ставшие свидетелями этого зрелища, смотрят в нашу сторону с искренним недоумением и даже опаской.

Еще бы: не каждый день встретишь идиота, способного на непредсказуемые поступки в общественном месте!

Мы с Игорем поднимаемся на ноги, отряхиваемся от пыли, и я скупо поясняю, по какой причине "на меня нашло".

В ответ, широко осклабившись, Игорь сообщает:

- Да это же Серега Панин со своей лазерной указкой! Во-он его окошко!..

Действительно, на четвертом этаже соседней пятиэтажки в открытом настежь окне красуется ухмыляющаяся мальчишеская рожица.

Отодрать бы тебя, паршивец, за такие шуточки!..

 

Глава 7

Не знаю, то ли неудачи как-то действуют на мой организм, то ли я превысил допустимый лимит энергозатрат своего организма, но я вдруг испытываю острый приступ голода и решаю не оттягивать ужин до возвращения в гостиницу. А то сил не хватит взобраться по той чудовищной лестнице...

Улица, на которой я в данный момент плетусь, носит гордое название "проспект Гагарина", но звания проспекта она вряд ли достойна. Хотя надо отдать должное - магазинов и различных заведений здесь побольше, чем в других местах.

Мое внимание привлекает яркая вывеска кафе с незатейливым названием "Голубые дали", а скорее, те запахи, которыми данное заведение щедро обдает прохожих. Не в силах противостоять соблазну, я преодолеваю несколько ступенек расписного крыльца в стиле "а-ля рюс" и внезапно сталкиваюсь со своим соседом по номеру, который вываливается из заведения в еще более помятом, чем утром, костюмчике.

- О, какая встреча! - восклицает Геннадий в качестве приветствия. - Ты откуда и зачем, сокамерник?

Насчет того, откуда я, стоит деликатно умолчать, а вот зачем я иду в кафе - по-моему, и без слов ясно.

- Что, решил культурно провести вечер? - не унимается командировочный шутник.

- А ты уже?..

- Да, подбросил немного топлива на колосники...

- Ну и как здесь питают?

- Да ничего, выжить можно. Бывает и хуже... Только дорогая у них тут шамовка, зараза!

- А как твои успехи на заводе? Выбил нужные запчасти?

- Еще не вечер, - с загадочной улыбкой отвечает Генка. - Кто ищет, тот всегда найдет!

- Может, составишь мне компанию? - предлагаю я, скорее, ради приличия, нежели из искренних побуждений. Что-то не хочется мне сейчас выслушивать истории о добывании запчастей, завоевании случайных женщин, перемежаемые чисто мужскими анекдотами и обильными алкогольными возлияниями.

Словно читая мои мысли, Геннадий отрицательно качает головой:

- Не-а, я на сытый желудок пить не люблю. А сидеть в компании и не пить - чистой воды извращение.

- Ну что ж, тогда - до скорого...

- Ага, - простецки кивает "сокамерник". И, спустившись с крылечка кафе, советует мне вслед: - Только смотри, не буйствуй! Здесь милиция строгая...

Народу в кафе не очень много. Шторы тщательно задрапированы, и в помещении царит почти ночной полумрак, лишь кое-где тускло светятся настенные бра. Пока я пытаюсь адаптировать зрение к резкому перепаду освещения, сбоку вдруг слышится чей-то знакомый хриплый голос:

- Сюда, Владлен. Если не побрезгуешь моим обществом...

Психотерапевт Ножин, собственной персоной. Откуда он здесь взялся? Или старый холостяк решил помянуть свою так и не состоявшуюся супругу Анну Павловну?

На столике перед ним блюдо с почти нетронутым содержимым, несколько рюмок и наполовину опорожненная бутылка "Столичной". И пепельница с массой окурков.

Хорошо и, наверное, давно сидит этот автор сногсшибательных научных гипотез. Интересно, кто до меня составлял ему компанию? Или он имеет обыкновение сначала заказывать спиртное рюмками, а потом переходит к посуде более крупного калибра?

Пока я делаю заказ официантке, Ножин молчит. Но стоит ей удалиться от нашего столика, его тут же прорывает.

- Выпей со мной. За компанию, - просит он и тянется к бутылке нетвердой рукой. Лишь теперь становится очевидно, что он изрядно нагрузился.

Сначала я решаю отказаться, но потом, вспомнив про Круглову, вовремя прикусываю язык.

Подняв свою рюмку, Ножин пытается что-то сказать, но в отчаянии машет рукой и опрокидывает в себя водку. Разумеется, не чокаясь со мной...

Я следую его примеру.

Водка, хоть и холодная, но довольно мерзкая. И как они здесь ее только пьют?

- Вы уже знаете о смерти Кругловой, Михаил Юрьевич? - решаю я начать с вопроса в лоб.

- Да. - В подробности Псих явно вдаваться не хочет.

- А вам известно, что я присутствовал при осмотре ее квартиры милицией прошлой ночью?

- Нет.

Однако, в голосе Ножина звучат чуть заметные фальшивые нотки.

Колеблюсь, пытаясь решить, какую тактику избрать: рассказать все без утайки, надеясь, что если он каким-то образом причастен к этому делу, то выдаст себя - или же приберечь кое-какие детали в качестве козырной карты?

Выручает меня официантка, которая приносит заказанное жаркое.

Ножин уныло ковыряется вилкой в своей развороченной тарелке. Избытком аппетита он сейчас явно не страдает.

Пожалеть бы беднягу, у которого рухнули последние надежды на обустройство своей личной жизни, но что-то не дает мне удариться в сочувствие.

Может быть, то, что в моих ушах вновь звучит тревожный голос Анны Павловны: "Не верьте ему!"?..

- Дело в том, что Анна Павловна звонила мне буквально перед самой кончиной, - наконец, решаюсь я.

Кажется, мой собеседник вовсе не удивлен этим признанием. И вопрос его звучит как бы по инерции, а не как естественное изумление человека, впервые узнающего о событиях, в которых он не принимал непосредственного участия:

- Зачем?

- В этом-то и вопрос. Потому что ничего вразумительного она мне не сказала.

Все-таки не стоит открывать карты до конца.

- Тем не менее, - продолжаю я, - голос ее был такой странный, что я не выдержал и помчался к ней... Но она была уже мертва. Сердечный приступ...

- Вот как? - поднимает брови Ножин. Похоже, теперь он искренне удивлен, словно ожидал услышать от меня нечто другое. - Ты уверен в этом, Владлен?

Пожимаю плечами:

- Да я-то что? Это судебный медик сделал вывод, что смерть Анны Павловны наступила в результате острой сердечной недостаточности...

Ножин неожиданно наваливается грудью на столик, подавшись всем корпусом в мою сторону и чуть не опрокинув бутылку:

- Но ведь у тебя наверняка сложилось иное убеждение на этот счет, не так ли, Владлен?

Чтобы выиграть время, принимаюсь сосредоточенно вытирать губы салфеткой.

- Что ж, в этой истории действительно есть непонятные моменты, - наконец, признаюсь я.

- Например?

- Ну взять хотя бы телефонный звонок покойной... Конечно, это могло быть недоразумением, но я уверен, что просто так Круглова не стала бы звонить мне среди ночи. А поскольку полноценный разговор между нами так и не состоялся, то весьма возможно, что ей попросту не дал сказать ни слова тот, кто в этот момент находился в ее квартире. Или те, если их было несколько...

- Насколько я знаю... знал... Анну Павловну, она никогда бы не открыла дверь чужим людям.

- А те гости, что к ней пожаловали, могли и не спрашивать разрешения войти.

Ножин сосредоточенно сопит, а потом, словно осененный внезапной идеей, принимается вновь наполнять наши рюмки, щедро проливая водку на столик.

- Ну, а еще что? - осведомляется угрюмо он.

- А еще тот факт, что дверь квартиры была не заперта. И то, что в квартире, когда я вошел, не было света.

- А причем здесь?.. - начинает Ножин, но потом осекается: - Ты имеешь в виду, что?..

- Вот именно, Михаил Юрьевич. Люди, знаете ли, имеют обыкновение включать свет, когда собираются звонить по телефону. В случае с Кругловой логичных объяснений может быть два: либо Анна Ивановна сознательно не включала свет в своей комнате, чтобы тот, кто находился в ее квартире, не знал, что она звонит куда-то, либо свет все-таки был, но, уходя, неизвестный визитер погасил его...

- На кой черт ему было выключать свет, рискуя вызвать лишние вопросы со стороны милиции, если он хотел, чтобы смерть Анны выглядела естественной? - ворчливо возражает психотерапевт.

А он не так уж и пьян, понимаю я. Во всяком случае, мыслить логично еще вполне способен.

- Трудно сказать, - снова пожимаю плечами я. - Не забывайте, что наш разговор носит чисто умозрительный характер. Мы вынуждены делать выводы из известных нам фактов, опираясь на наши представления о действительности, но пока мы не знаем, кем был тот тип, все наши измышления на его счет так и останутся пустыми теориями... Ведь ночной гость Анны Павловны мог быть не профессионалом и, сделав свое черное дело, попросту растерялся и постарался побыстрее убраться с места преступления... В конце концов, это могло быть вообще не убийство - во всяком случае, сознательное. Например, предположим, что тот, кто явился к Кругловой ночью, рассчитывал всего лишь усыпить ее каким-нибудь новейшим препаратом... или, скажем, выудить из несчастной какую-нибудь информацию с помощью психотропных средств... Однако, переборщил в определении дозы, и Круглова скончалась у него на глазах. И тогда, с учетом того, что ей все же удалось воспользоваться телефоном, ему следовало как можно быстрее уносить ноги...

- А что, - быстро спрашивает мой собеседник, зачем-то оглянувшись по сторонам, - эксперты нашли в крови покойной следы каких-то препаратов?

- Насколько я знаю, нет... Но ведь мы с вами медики, Михаил Юрьевич, и знаем, что в наше время существует масса ядовитых веществ, которые спустя некоторое время после инъекции либо рассасываются по всему организму и обнаружить их невозможно в силу слишком малой концентрации, либо вообще выводятся наружу вместе с потовыми и прочими выделениями...

- Не понимаю, - бормочет Ножин, разглядывая жидкость в рюмке на свет, исходящий от бра над столиком. - Ничего не понимаю. Если все было так, как ты говоришь, кому могло понадобиться убивать Аннушку? - От расстройства он даже забывает о том, что едва ли имеет права на подобную фамильярность по отношении к покойной. - Даже если этот негодяй не хотел, чтобы она умерла, что ему было нужно от нее? Какими сведениями она могла обладать, по-твоему?

В третий раз пожимаю плечами. Если так пойдет и дальше, то к концу пребывания в Мапряльске у меня наверняка непомерно разовьется мускулатура соответствующего участка спины.

- А вам не кажется, уважаемый Михаил Юрьевич, - говорю я после паузы, необходимой для того, чтобы опрокинуть в себя очередную порцию водки и зажевать ее кусочком жестковатого мяса, - что мы с вами напрасно абстрагируемся от одного обстоятельства, которое может играть ключевую роль в этом деле?

- Какого же?

- Я имею в виду то, что все это время в квартире Кругловых находился еще один человек. Тот, которого все считают все равно что покойником.

- Это Олежка, что ли?! Ты думаешь, что он?..

- Нет-нет, упаси Боже, я вовсе ничего такого не думаю. Оставим подобные ужасы какому-нибудь кинорежиссеру для съемок мистического триллера... Я имею в виду всего-навсего то, что внезапная кончина Анны Павловны Кругловой и странное состояние ее племянника могли быть каким-то образом взаимосвязаны, вот и всё.

Не слишком ли я разоткровенничался с этим субъектом, так старательно изображающего из себя убитого горем старого холостяка? И водка у него какая-то подозрительная. Похоже, еще немного - и я выложу ему всю свою подноготную? Так не пойдет, Лен, надо быть бдительнее...

- И вообще давайте сменим пластинку. Что это мы, в самом деле, изображаем из себя шерлоков холмсов? Кому надо - те во всем разберутся! - решительно заявляю я.

Ножин что-то с сомнением бурчит, но продолжать расспросы не решается.

- Кстати, вы в курсе, что, кроме Олега Круглова, сегодня в больницу привезли еще двоих Спящих? - как можно непринужденнее осведомляюсь я.

- Да-да, - рассеянно отзывается психотерапевт. - Я звонил днем Шагивалееву, и он сказал мне... А кто они такие?

- Торговец книгами и жертва милицейского произвола. - Я кратко излагаю истории Солодкого и Скобаря, а в заключение добавляю: - Видите, Михаил Юрьевич, есть все основания полагать, что ваша теория не выдержала испытания временем.

- Это почему же?

- Законы вероятности не позволяют допустить, чтобы в одном и том же месте несколько человек подряд стали жертвами разлада темпорального поля, по вашему убеждению, существующего в нашеми мозгу. Если бы речь шла о всей стране, то я еще мог бы с вами согласиться, но когда одно и то же явление повторяется в довольно небольшом городе - увольте, речь о случайном совпадении идти никак не может...

И тут он меня удивляет.

Ни с того, ни с сего обрушивает кулак на столик, сотрясая посуду и заставляя прочих посетителей и официанток воззриться в нашу сторону, а потом гневно рычит:

- И ты туда же!.. Слепцы! Догматы! Дилетанты в тогах докторов наук! Да кто вам дал право судить о том, что в этом мире вероятно, а что нет?!.. Вы тычетесь в стену носом и потому не способны понять, что стена эта - круглая и построена она по периметру круга - замкнутого круга вашего неверия! А нужно-то всего лишь отойти от стены подальше, и тогда все будет видно, как на ладони!.. И ведь бесполезно что-то доказывать вам, сволочам! Придешь к вам на прием с какой-нибудь оригинальной и, главное, уже работающей методикой - скажем, излечения от хронического алкоголизма - а вы бурчите барским голосом: "Кто такой? Что предлагаешь? Самый умный, что ли? То, что ты предлагаешь, невероятно, а следовательно - невозможно в принципе! Так что - закрой дверь с обратной стороны!"...

Ножин не шутку разъярен, но я почему-то не ощущаю никакой обиды на него. Может быть, потому, что знаю, что не являюсь истинным объектом его обвинительной речи.

- Успокойтесь, Михаил Юрьевич, - мирным тоном наконец говорю я. - Я вовсе не хотел поставить под сомнение ваши заслуги в деле борьбы с алкоголизмом... Нет-нет, все нормально, девушка, это мы слишком увлеклись дискуссией с коллегой... Может быть, вы и правы, Михаил Юрьевич, но пока мы тут с вами сидим и обсуждаем теоретические вопросы, в городе, возможно, ходят и другие потенциальные жертвы этого странного несчастья. Те, что завтра окажутся на больничной койке... А ведь наша с вами задача заключается не только в том, чтобы объяснить причины происходящего, но и постараться предотвратить новые случаи заболевания... А как это сделать, вы можете сказать?

Ножин тяжело дышит и все еще раздувает ноздри, но видно, что его полемический запал иссяк. И, наверное, чтобы заменить его хоть чем-нибудь, он протягивает руку к уже изрядно опустошенной бутылке.

- Я больше не пью, - решительно заявляю я. - Мне еще сегодня предстоит кое-какая работа... Нужно отправить предварительный отчет в Москву.

Секунду Ножин недоверчиво вертит бутылку в руке, а потом со вздохом ставит ее на столик.

- А что, у тебя уже есть какие-то результаты? - интересуется он, опустив голову к тарелке.

Результатов нет. Есть, правда, кое-какие наметки, но они - не про твою честь, теоретик.

- Пока нет. Но у нас заведено, независимо от результатов, информировать начальство о проделанной работе. Тем более, что в деле возникли новые осложнения...

- Ох, чует мое сердце, накличешь ты, Владлен, на нашу голову репортеров, - сетует мой собеседник. - Им же только дай повод - во все дырки будут соваться. Никакой серьезной работы ни у тебя, ни у меня, а тем более у Шагивалеева тогда не будет!..

- Я же не собираюсь публиковать свой отчет в газетах, - возражаю я.

- Все равно!.. Попомни мое слово, разнюхают писаки о Спящих!

- Ну и что? Да пусть разнюхивают, - нарочито беззаботным тоном изрекаю я. - В конце концов, никакой государственной тайны в этом нет. Может быть, наоборот, гласность окажется полезной для нас?

- Как же, держи карман шире, - не соглашается со мной Ножин. - Как показывает практика, Владлен, там, где начинается гласность, заканчивается всякое познание. Мироздание не терпит, когда его принимается препарировать толпа невежд!..

Чего у него не отнимешь, так это любви к напыщенным заявлениям.

Хотя, по большому счету, он прав.

Если бы все исследования в мире велись гласно и исключительно силами широких масс общественности, Инвестигации попросту не было бы на свете. А я бы не работал в ней.

* * *

Вопреки моим ожиданиям, Щербакова в номере не оказывается, когда я прибываю к месту своего базирования в Мапряльске. Зато по этажу опять дежурит хорошенькая Анна Владимировна, у которой можно выведать кое-какую полезную для себя информацию. Например, о том, что за личности размещены на постой хотя бы в пределах нашего этажа...

Личности и в самом деле незаурядные. Те любители физических упражнений, которых я наблюдал утром в парке, оказываются командой спортсменов-радиолюбителей. В количестве шести голов. Кажется, они называют себя "охотники на лис". Приехали в Мапряльск потому, что в окрестностях полно лесов, по которым можно бегать с рациями... Тренируются они в преддверии каких-то ответственных соревнований и занимают аж два номера на четвертом этаже: четырех- и двухместный.

Странный соглядатай мой, внешность которого я старательно описываю своей собеседнице, оказывается сотрудником какого-то центрального печатного органа. Не то газеты, не то журнала. Фамилию его Анна не помнит, но добавляет, что буквально за два часа до моего прихода он уже крутился на нашем этаже и, скорее всего, его интересовал двести третий номер. А сам он проживает в двухместном четыреста пятом, причем единолично занимает весь номер...

Ну, разумеется: что не позволено быку, то разрешается Юпитеру. Для журналиста из столицы всегда открыты все двери: никому не хочется быть нелестно ославленным на всю страну!..

Значит, Ножин как в воду глядел. Только "хвоста" из представителей прессы мне не хватало для полного удовольствия... А, может, этот писака не ограничивается одним лишь наблюдением за мной? Может быть, он шествует за мной по пятам, опрашивая тех же людей, с которыми я вступаю в контакт, чтобы понять, что может разнюхивать в Мапряльске инвестигатор? Но это, конечно, при условии, что ему известна моя настоящая профессия. А откуда он может это знать - большой вопрос... Во всяком случае, раньше мы с ним не встречались. Утечка информации из нашей конторы в принципе вероятна, но только не в данном случае, поскольку шеф лично занимался обеспечением секретности этой операции...

Постой, а не журналистик ли распивал водку с Ножиным в кафе перед тем, как я пожаловал туда? Нонсенс. Откуда ему было знать, что я зайду именно в это кафе? Или у него есть сообщник? И вообще, может быть, он такой же сотрудник "масс медиа", как я - научный сотрудник?..

От подобных размышлений, которые вертятся в моей голове, пока я, наконец-то добравшись до своего койкоместа, скидываю с себя одежду и отправляюсь принимать традиционный душ, тянет могильным холодком. Чтобы не простыть на этом невидимом сквознячке, лучше поступать вопреки совету древних римлян: "Memento mori".

Однако отделаться от пагубных мыслей не так-то легко.

Поэтому я прибегаю к наиболее действенному средству: устроившись поудобнее на кровати с "мобилом" на коленях, пытаюсь провести экспресс-анализ известных мне фактов о Спящих.

Для начала завожу на каждого краткое досье-резюме. Потом выстраиваю пять имен и фамилий в столбик и начинаю прикидывать, по каким параметрам они схожи.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы с первого же взгляда вычленить самую заметную общую характеристику всех этих людей.

Возраст. Он варьируется в диапазоне от шестнадцати до тридцати двух лет. Нет среди Спящих ни маленьких детей, ни людей среднего и старшего возраста. Одна молодежь. Имеет ли это значение для меня? Может быть, да, а может - и нет. В любом случае, если даже речь идет о неизвестном вирусе, то ни один вирус не обладает возрастной избирательностью. Тот же СПИД косит всех подряд, начиная от грудных младенцев и кончая старцами-педофилами.

И выявляется еще один факт: ни один из этих людей не контактировал друг с другом. Во всяком случае, знакомы они не были. Так что все идет к окончательному отказу от гипотезы об эпидемии, возникшей в результате действия неизвестного носителя инфекции.

Что еще? Пол? Разный... Профессии? Не вижу ничего общего между инженером и школьником... Правда, трое из пострадавших - учащиеся, но что из этого следует?.. Семейное положение и вообще наличие родственников?.. Видимой зацепки и тут нет... Дальше. Место проживания?.. Посмотрим, как накладываются адреса на карту... Хорошо, что я запасся электронной версией карты Мапряльска, и не той топографической, которую издают для широкого пользования, а сделанной по специальному заказу с помощью спутниковой съемки... Так. Одна точка, другая, третья, четвертая... Нет закономерности. И не выстраивается никакой геометрической фигуры в виде круга, треугольника или квадрата. Хаотический разброс по всему городу. А что отсюда следует? Правильно, версия о влиянии какого-то территориального патогенного фактора летит в мусорную корзину. Если только весь город не находится под воздействием невидимых полей или любимых фантастами "лучей смерти"...

Что еще взять за основу сравнения? Группу крови? Мимо: у всех Спящих она не совпадает... Эх, мало фактов, мало! Знать бы всю подноготную этих людей - где они родились, кто были их родители, какое у них было детство... Да еще подключить бы данные медико-биологического анализа клеточных структур и состава ДНК, генов, отпечатков пальцев, и прочее в том же духе... Но нет ни времени, ни физической возможности раздобыть все эти сведения. Черт, ну почему шефу, если он придает Спячке такое значение, не пришло в голову отрядить в Мапряльск целую команду инвестигаторов со спецаппаратурой? Почему он направил меня одного?

Ответ на этот вопрос может быть только один, и ты его уже знаешь. До лампочки твоему шефу, что именно сыграло роль возбудителя этой непонятной аномалии. Он ждет, что будет дальше. Словно из Спящих когда-нибудь должно вылупиться нечто очень важное. Или страшное.

Но и в этом случае непонятно, почему я один.

Разве я сумею остановить ту опасность, которая надвигается на город, если Спячка представляет собой угрозу?

А если это не угроза - то что?

А, вот что еще я забыл прикинуть: при каких обстоятельствах все пятеро впали в Спячку. И, соответственно, в каких местах... Ну и что? Трое - дома, одна - в учебной аудитории и Скобарь - в КПЗ. Мимо? Наверное... Точки на карте: опять нет закономерности. Или я ее не вижу... Время суток: ночью - двое, утром, днем и вечером - по одному. Не вяжется... Иногда свидетели были (как в случае Быковой), но чаще это происходило, когда будущая жертва Спячки оставалась одна. Может быть, это играет определенную роль? Но какую?..

Вот что мы еще возьмем в качестве искомого параметра: хобби. Чем каждый из этих людей интересовался или увлекался вплоть до того момента, когда он заснул и больше не проснулся.

Круглов - компьютеры и Интернет. Фанат Сети.

Быкова - меломанка. Вечно с плеером и наушниками.

Крашенников - телеман, если можно так выразиться. Готов был смотреть все подряд с утра до поздней ночи.

Скобарь и Солодкий - книги. Читали запоем и без разбору всё, что им попадается в виде печатного текста.

По крайней мере, очевидно одно: все эти люди - в определенной степени фанаты.

Ну и что? Предметы их страсти все равно ведь разные, не так ли? Что общего между книгой и аудиоплеером? Телевизором и Интернетом?

Стоп, стоп, стоп!..

Тебе это ничего не напоминает? Ухвати-ка за хвост ту ассоциацию, которая только что посетила тебя.

Точно!..

Обучение иностранным языкам во сне. Эффект так называемого "двадцать пятого" кадра. Суггестология в качестве методики. Не воспринимаемое обычными органами чувств влияние на подсознание с целью внушения. Нейролингвистическое программирование и способы зомбирования...

Вот куда мы должны влезть, значит. В темы, столь горячо любимые бульварной и псевдонаучной прессой. Где-то тут должно таиться нечто, выполняющее роль спускового крючка Спячки. И некто, создавший и запустивший в широкое хождение данный детонатор. Без субъекта тут явно не обойтись: если есть программа, значит, должен иметься и программист.

Только вот что... Допустим, наша пятерка пала жертвой происков неизвестного любителя суггестивных методов воздействия. Но тогда следует допустить, что этот любитель обладает довольно мощным творческим потенциалом, раз сумел "зарядить" своей пагубной программой множество носителей информации. Начиная от магнитофонных кассет и кончая книгами. А самое главное - зачем ему это могло понадобиться? С какой целью он мог бы стремиться усыпить жителей этого городка? Зачем ему нужно, чтобы они спали, а не, скажем, разделись догола на центральной площади? Или программа носит куда более сложный характер, и, придя в себя, Спящие станут ходячими роботами, нацеленными на выполнение некоей миссии?

Масса вопросов. И ответов на них пока нет.

Ясно лишь одно: люди, которые спят сейчас мирным сном в нескольких кварталах от гостиницы, стали жертвами чьего-то преступного умысла.

А значит...

Додумать эту мысль мне не дает осторожный, но весьма настойчивый стук в дверь.

- Да-да, входите, - отзываюсь я, захлопнув крышку "мобила".

Это вовсе не незнакомец в черной маске с пистолетом в руках. Это всего лишь милая Анна Владимировна, которая сообщает, что меня кто-то просит подойти к телефону.

- Да-да, конечно, иду, - откликаюсь я и, сунув "чемоданчик" под кровать, устремляюсь вслед за дежурной.

Однако выясняется, что мне следует спуститься на первый этаж, к дежурному администратору. Сегодня это, как ни печально, Мымра.

Трубка лежит рядом с аппаратом, терпеливо дожидаясь меня, и Мымра сухо кивает мне на нее, после чего углубляется в чтение книги регистрации приезжих.

Я подношу трубку к уху, пытаясь угадать, кому я мог бы понадобиться.

Если это кто-то из больницы, почему они звонят мне не напрямую на "мобил" - ведь я уже снабдил своим номером всех, включая дежурных медсестер? У Нагорнова мой номер телефона тоже имеется. Остается только Ножин. Наверное, под воздействием алкоголя изобрел какую-нибудь новую версию насчет Спящих и решил немедленно поведать ее мне...

- Алло? Сабуров слушает...

Молчание. Однако, трубку на другом конце провода не кладут.

- Кто вы? Говорите, вас не слышно!..

Все та же тишина в мембране, прерываемая еле слышным треском помех.

Наконец, возникает отчетливый мужской голос. Он мне абсолютно незнаком, но в данный момент это не важно, так как то, что он говорит, на мгновение затмевает все остальное.

- Уезжать, - говорит незнакомец. - И как можно быстрее. Опасно. Очень опасно...

- Послушайте, - прерываю его я, - если вы хотите напугать меня, то у вас ничего не выйдет. Я смелый и ничего не боюсь. Кроме собак... А если вы говорите всерьез, то перестаньте вещать, как старуха-весталка, и скажите конкретно, в чем дело.

- Слепой, - с презрением говорят мне в ухо. - Ты слепой. Ничего не видеть. Бесполезно. И поздно. Лучше уехать.

Странная какая-то манера выражаться. Как у иностранца, только что овладевшего азами русского языка.

- А вы кто такой? - спрашиваю я без особой надежды на то, что услышу ответ на этот вопрос. Мои сомнения тут же оправдываются: в трубке лишь еле слышное сопение. Эх, определитель номера бы сюда, хоть самый простенький! - Ладно, не хотите представляться - дело ваше. Но вы уверены, что я тот человек, которому вы хотели позвонить?

- Да.

- И что же, по-вашему, будет, если я все-таки не уеду?

- Плохо.

- Кому? Мне?

- Долго говорить. Лучше верить мне.

- Но с какой стати? Я же не просто так приехал, у меня, между прочим, служебная командировка и злобное начальство...

- Они убьют.

- Меня?

Вот теперь в трубке пошли короткие гудки.

Медленно кладу трубку на рычаг, чувствуя, как ухо, внимавшее анониму, наливается пунцовой краской. Отвык я пользоваться такими трубками, и слишком сильно прижал пластмассовый набалдашник к уху.

Мымра смотрит на меня с невысказанным, но явно зловещим подозрением.

- Спасибо, - говорю я.

И тут же слышу в ответ:

- Вообще-то у нас здесь не переговорный пункт, молодой человек, а общественное учреждение. И телефон этот предназначен для служебного пользования!.. Так что скажите своим дружкам, чтобы больше сюда не звонили.

- Извините, но я никого не просил звонить на ваш аппарат, - пытаюсь слабо защититься я. Но администраторша демонстративно отворачивает лицо в сторону.

Уже подойдя к лестнице, я вновь оборачиваюсь.

- Один вопрос, - прошу я Мымру. - Когда меня попросили позвать к телефону, то как меня назвали? По фамилии?

Мымра удивленно таращится на меня поверх полированной стойки, а затем ее лицо искажает подобие ироничной ухмылки.

- А у вас что, еще и кличка имеется? - ехидно спрашивает она. Видимо, лицо мое мгновенно меняется не в лучшую сторону, потому что дежурная поспешно добавляет: - По фамилии, конечно!.. Так и сказали: "Пригласите, пожалуйста, Сабурова из двести третьего" - и всё...

Однако вернувшись в свой номер и решив возобновить свои умственные экзерсисы, я догадываюсь, что разговор с анонимным "иностранцем", скорее всего, имел совсем другие цели, чем предупреждение меня о неведомой опасности.

И надо было быть идиотом, чтобы попасться на такой дешевый трюк.

Однако, я попался, и нет никакого оправдания моей легкомысленной доверчивости.

Дело в том, что в моем "мобиле" имеется специальное устройство, которое фиксирует все попытки постороннего доступа к "чемоданчику".

И теперь, едва я включаю его, на экран выскакивает соответствующее предупреждение.

Но самое скверное заключается в том, что, согласно справке сигнальной системы, взломщику удалось-таки преодолеть заслон из тройного пароля!

Это означает, что он сумел скачать кое-какую информацию с моего компа. Правда, только ту, которая хранилась в открытом доступе и, в принципе, ничего особенного из себя не представляла. Но и этого достаточно.

Лишь теперь мне становится по-настоящему страшно.

Потому что противник мой, кто бы он ни был, оказывается более могущественным, чем хотелось бы верить. И отныне я для него - как на ладони...

 

Глава 8

 

Утром, как и вчера, я стою у окна, потягивая скверный кофе Щербакова, и наблюдаю, как "охотники на лис" в полном составе грузятся в пыльный фургон "Газели". Наверное, готовятся к выезду на очередную тренировку в лесу.

Геннадий пыхтит за моей спиной, облачаясь в свой костюмчик. При этом он ворчит на заводское начальство, по милости которого вынужден торчать в этом драном (подлинный эпитет не подлежит печати) городке. Я уже имел удовольствие выслушать от него душещипательную историю о том, что какое-то должностное лицо, которое позарез необходимо для оформления документации, не то убыло в отпуск, не то слегло с тяжким недугом, а заменить его, вопреки аксиоме о том, что незаменимых людей не бывает, некем, ибо оно обладает исключительным правом подписи...

- Слышь, сосед, - бурчит мне в спину Геннадий. - Деньжат взаймы у тебя можно попросить? Мне на днях перешлют по почте, и я тебе сразу отдам... Ты ведь тоже пока не собираешься рвать когти?

- Пока нет... А сколько тебе нужно?

Он возводит глаза к покрытому трещинами потолку и шевелит губами, вычисляя предстоящие затраты.

- Пятьсот, - наконец, выдыхает он с таким видом, словно ему и самому страшно от своей наглости. - Честное слово, через пару дней отдам все до копейки - мне должны переводом прислать. Если хочешь - даже с процентами!..

- Ну, какие могут быть проценты между друзьями, - заверяю его я, достав из кармана куртки свой портмоне и отсчитывая запрошенную сумму. - Мы же с тобой не на бирже!

- Спасибо, - с искренним облегчением произносит Генка, пряча деньги в карман. - Россия тебя не забудет, Лен, и я тоже... И при случае - стакан за мной.

Он в нерешительности топчется возле двери, а потом спрашивает:

- Может, составишь мне сегодня компанию? Плюнь ты на своих засонь, куда они денутся? Посидим, побазарим, я тут нашел пару неплохих заведений... Хочешь - девок найдем, тут заводских общежитий - полным-полно!

Я отрицательно качаю головой:

- Спасибо за приглашение, но никак не могу... Слишком много дел.

- Ну, тогда успехов тебе, деловой ты наш, - говорит насмешливо Геннадий и исчезает.

Есть же счастливчики, для которых командировка превращается в свободное времяпровождение!

А тут вертишься, как белка в колесе, а толку - ноль. Зато отрицательных эмоций - сколько угодно.

Однако, сколько ни сетуй, а делать работу все равно надо. То есть, быстро собраться и топать проторенным маршрутом в больницу.

Что я и делаю.

День опять неимоверно солнечный. Может быть, из-за духоты, а может из-за ночных бдений у меня вдруг начинается головная боль. А когда я сажусь в трамвай, простреливаемый навылет злобным солнцем (не хочется тащиться пешком несколько остановок), меня окончательно размаривает, и лишь непомерным усилием воли я удерживаюсь от дремоты.

Этой ночью под храп Щербакова пришлось допоздна работать с множеством документов. Часть из них - в основном, художественно-публицистического характера - я вытаскивал из Сети, к которой подключался с помощью "мобила" и встроенного в него радиомодема, но были и материалы из электронных архивов Инвестигации.

Меня интересовало всё, что могло иметь отношение к версии о суггестивной природе Спячки.

И я с головой окунулся в море информации, накопившееся у человечества по этому поводу.

В шестидесятые годы американцы проводили эксперименты по встраиванию в кинофильмы рекламных кадров. Воспринимая лишь 24 кадра в секунду, глаз человека не замечал дополнительный, двадцать пятый, и тот попадал в подсознание. Первоначально опыты были безобидными, и зрителям внушалась установка лишь на то, чтобы сразу после сеанса выпить кока-колу или купить чипсы определенного сорта. Однако, едва эти эксперименты стали достоянием общественности, Конгресс США запретил продолжать их.

Однако, как это уже не раз случалось в истории, вскрытый однажды ящик Пандоры невозможно запереть так, чтобы уберечь его от новых попыток взлома.

Несмотря на официальные запреты, эффект "кадра Фишера" продолжал изучаться втихую как энтузиастами-любителями, так и профессионалами. Плоды усилий первых, в частности, были реализованы при создании методик ускоренного обучения иностранным языкам - правда, стопроцентной гарантии их эффективности нет, и большинство серьезных лингвистов уверены в том, что речь идет лишь о рекламном трюке. Что же касается вторых, то здесь можно предполагать все, что угодно...

В середине девяностых годов в России, прямо за экраном компьютера, погиб от внезапного кровоизлияния в мозг молодой программист. Его друзья и знакомые были убеждены в том, что он пал жертвой нового компьютерного вируса, созданного с использованием 25-го кадра и обладающего длиной в 666 байт. Будто бы с помощью этого вируса-убийцы на экран монитора выдавалась определенная цветовая композиция, воспринимаемая лишь подсознанием оператора. И ее узоры, меняющиеся в определенной последовательности, якобы нарушали ритм работы сердца и цикл кровообращения. В конце концов, сосуды головного мозга не выдерживали и буквально взрывались...

Официально эта версия была подвергнута критике самых авторитетных специалистов. Эксперты в области компьютерных технологий с пеной у рта доказывали, что создать подобный вирус на сегодняшнем этапе развития науки как теоретически, так и практически невозможно.

Потом газетные статьи как-то враз прекратились. Видимо, тему закрыли...

Однако мне удалось обнаружить в архивах Инвестигации интервью, взятое нашим сотрудником у директора Института психокоррекции, основанного "под крышей" Академии Медицинских наук. Оказывается, данный научный коллектив еще с начала восьмидесятых годов занимался созданием неосознаваемой информации. Правда, не визуальной, а акустической - но разве в этом суть?.. И кое-какие результаты, полученные психокорректорами, весьма впечатляли.

Например, находясь под воздействием неслышимого источника звука, "объекты" не замечали того, что видят люди в нормальном состоянии; они были способны совершить ту ошибку, на которую их как бы "наталкивала" акустическая программа, причем даже если в результате ошибки возникала угроза их жизни и здоровью...

Но самое странное было потом. Когда Инвестигация решила выступить с публичными разоблачениями, человек, давший интервью нашему сотруднику, скончался от внезапного инфаркта, а инвестигатор, бравший интервью, погиб в автомобильной катастрофе. Официальные лица заявили, что никакого учреждения, подобного тому, от имени которого выступал лже-директор, не существует - и действительно его следов в АМН уже не было.

Дело в конце концов замяли.

Однако уже на рубеже тысячелетий обнаружилось, что ряд рекламных агентств как на Западе, так и у нас выпускают внешне безобидные видеофильмы, в который вмонтированы и тщательно замаскированы скрытые кадры. Однако даже эксперты затруднились сказать, что именно рекламировали эти дополнительные кадрики, потому что картинка, запечатленная на них, была слишком абстрактной. Возник новый грандиозный скандал. И вновь быстро угас, как огонь, накрытый брезентом...

Судя по всему, джинн уже был выпущен на волю, а пресловутая бутылка, куда его можно было бы заточить, разбилась. Или кто-то намеренно ахнул ее с размаха о камень...

Если допустить, что суггестивное программирование личности продолжало успешно развиваться, то тогда становилась ясной подоплека ряда необъяснимых аномалий.

Например, так называемого синдрома ХУ, который достиг размаха настоящей эпидемии в мире. В одних только Штатах им страдали почти два миллиона человек. Суть его заключалась в том, что время от времени массы людей (первоначально это были сотрудники медицинских учреждений) поражал странный недуг, сопровождавшийся быстрой утомляемостью и утратой трудоспособности. Человек страдал головокружениями, потерей аппетита, упадком сил, иногда дело доходило и до обмороков. Однако спустя некоторое время таинственное заболевание проходило само собой. Никто так и не умер в ходе загадочной эпидемии, а специальные лабораторные исследования никаких отклонений от нормы у "больных" не выявили.

Ученые и журналисты выдвигали различные объяснения этого феномена, начиная от действия неизвестного вируса и кончая поражением иммунной и нервной системы человеческого организма. Но почему-то никому не пришло в голову увязать "синдром ХУ" с подпольным экспериментированием в области программирующих воздействий...

Или взять тот факт, что в мире стали все чаще появляться лунатики-убийцы, хотя еще со времен известного романа Уилки Коллинза медики полагали: находясь в состоянии сомнамбулического транса, лишь редкий человек способен совершить убийство. Во всяком случае, статистика была неизменно устойчивой: не более пяти процентов сомнамбул во сне совершали насильственные действия по отношению к окружающим. Но за последние десять лет это количество стало возрастать, и не так давно, проводя опросы страдающих лунатизмом, сотрудники Центра сна и хронобиологии при Торонтском университете обнаружили, что примерно каждый третий из исследуемых вел себя агрессивно в состоянии транса... Может быть, опять - кадр двадцать пять?

Подобных проявлений нерегистрируемого воздействия на подсознание с целью управления людьми может быть много. А в ряде случаев о нем вообще никто не догадывается.

Только какое отношение это имеет к моей проблеме?

Даже если предположить, что жители Мапряльска, Артемовска и других мелких городков в России стали объектами секретных экспериментов, то все равно вопросы остаются. Много вопросов.

Например, кто именно проводит эти эксперименты? Секретные ведомства? Но с какой целью? Чтобы разработать и довести до совершенства принципиально новые методы ведения войн? Заменить уничтожение противника более гуманным способом его нейтрализации - погружением в длительный сон? Хм, звучит неплохо, но слишком попахивает бульварщиной...

И почему жертвами воздействия стали лишь некоторые люди? Избирательное воздействие на население с помощью пресловутых "невидимых лучей"?..

И вообще, разве не логичнее (и, кстати говоря, намного безопаснее с точки зрения сохранения экспериментов в тайне) было бы ограничиться испытаниями в каких-нибудь засекреченных центрах и подземных лабораториях?

А еще непонятно, как, с технической точки зрения, наносился незримый удар по подсознанию "объектов", если речь шла о массовых опытах над людьми? Ни в какие ворота не лезет попытка сослаться на то, что "суггест-детонатор" внедрялся в информационные носители различного типа. Чересчур велик был бы риск, поскольку к созданию книг, фильмов и музыкальных записей причастно слишком много людей... А если "заряжались" лишь единичные экземпляры носителей информации, то какой в этом смысл? По принципу - "на кого Бог пошлет"?

Нет, подобная топорность действий экспериментаторов не вяжется с совершенством избранного метода воздействия, никак не вяжется!..

И есть еще кое-что, что никак не согласуется с версией о бесконтактном программировании людей спецслужбами.

Поведение моего шефа. Допустим, у него есть свои люди в ведомствах определенного толка, и они снабдили его соответствующей информацией. Именно поэтому он может быть осведомлен о причинах Спячки. Но почему он с жадным интересом ждет, когда кто-то из Спящих проснется? Ведь, если зомбирование действительно имело место, то едва ли кто-нибудь из пострадавших, придя в себя, сможет сказать что-то вразумительное. Даже если воздействие захватило часть их сознания, вряд ли экспериментаторы не позаботились бы о стирании опасных воспоминаний из памяти "объектов"...

Тогда чего он ждет, мой Игорь Всеволодович, и на что надеется?..

- Следующая остановка - горбольница!

Оказывается, мне уже пора выходить. Хорошо, что я не впал в дрему, как вот этот молодой человек на боковом сиденье, иначе проехал бы свою остановку...

А юноша крепко заснул. И, между прочим, на голове у него - наушники, от которых тянется шнур к плееру, притороченному к поясу на манер пистолетной кобуры. Голова бьется при каждом толчке о стекло, но он не чувствует этого.

Тоже, наверное, не выспался, бедняга. Или... Неужели он не просто спит?!..

- Эй, парень, проснись! Ты, случайно, не выходишь сейчас?

На мои толчки в плечо не реагирует. Голова безвольно мотается по стеклу, как у мертвеца, и глаза по-прежнему плотно закрыты. Пассажиры равнодушно взирают на мои попытки разбудить спящего. Тетка с хозяйственной сумкой, улыбаясь, высказывает предположение о том, почему юноша не выспался ночью - разумеется, любовные похождения...

Мгновенно покрывшись холодной испариной, я легонько бью меломана по щекам, приговаривая:

- Проснись, парень, проснись же! Что с тобой?

Где-то на заднем плане моего сознания крутится: "Доигрался, теоретик несчастный? Пока ты занимаешься умственным онанизмом, они так и будут засыпать вокруг тебя, и помешать этому ты не в силах!"...

Удваиваю свои усилия. Окружающие начинают с упреком коситься в мою сторону. Уже другая тетка, более интеллигентного вида, слабо протестует:

- Мужчина, ну что вы к нему привязались? Спит и пусть себе спит до конечной! Ну, подумаешь, выпил лишнюю бутылку пива, с кем не бывает?..

Щупаю у парня пульс. Сердце работает, как часы. Впрочем, для меня это не показатель того, что всё нормально...

Снова бью парня по щеке, но уже сильнее, чем прежде.

Внезапно глаза его распахиваются, он одурело трясет головой, явно ничего не соображая после глубокого сна, а потом, когда сознание его проясняется настолько, чтобы определить, кто столь бесцеремонно вернул его к яви, любитель поп-музыки вскакивает и выкрикивает мне в лицо:

- Ты что, дядя? Спятил, что ли?

Я чувствую внезапную слабость во всем теле.

- Извини, - примирительно говорю я парню. - Я думал, что тебе плохо...

- В следующий раз, - цедит он, покраснев, мне в лицо, - думай только тогда, когда будешь сидеть на унитазе, понял?

И, рухнув обратно на сиденье, отворачивается к окну.

У меня нет ни сил, ни желания, чтобы осадить наглеца.

Трамвай замедляет ход, и я пробираюсь к выходу, избегая встречаться со взглядами пассажиров, которые, несомненно, полагают, что у меня не все дома...

* * *

За время моего отсутствия в больнице произошли кое-какие изменения.

К счастью, они заключаются не в поступлении новых Спящих.

Просто Солодкого и Скобаря перевели из реанимации под наблюдение невропатологов. Похоже, что реаниматоры, следуя по проторенной дорожке, отныне решили не терять время и силы на странных коматозников.

Так что теперь все пятеро вместе, в одном помещении.

Однако, войдя в палату, убеждаюсь, что занято лишь четыре койки. А где же пятый? Неужели кто-то из моих подопечных все-таки проснулся, а меня забыли или не захотели предупредить об этом?..

Так. Круглов здесь, это ясно хотя бы потому, что рядом с его койкой сидит, ссутулившись, как усталый ворон, его отец.

Обмениваюсь с ним приветствиями. Бывший майор подавлен и немногословен. Трудновато ему сейчас. И в больницу он забежал лишь на несколько минут. Сегодня ему предстоит хоронить сестру.

- Послушайте, доктор, - говорит он мне, явно не припоминая моих имени-отчества и фамилии. - Как обстоит дело с моим Олегом?

- В каком смысле? - осторожно уточняю я.

- Да все в том же! - сердится он. - Он когда-нибудь проснется или нет? И вообще, лечите вы его или как?

Стараясь выбирать обтекаемые выражения, объясняю, что срок пробуждения Олега, как и других пострадавших, по-прежнему остается неопределенным. Что это может случиться в любой момент. И что врачи делают все возможное. И так далее...

- Но он все-таки проснется? - хмуро спрашивает Круглов-старший.

- Мы все надеемся на это.

Особенно я и мой шеф, но об этом моему собеседнику знать не обязательно.

Помолчав, Круглов разражается гневной тирадой, из которой следует, что лично он ждать больше не намерен. И что, едва разделается с делами, связанными с погребением Анны Павловны, как тут же заберет сына отсюда. Даже если для этого придется применить силу. Правда, из его уст эта угроза звучит в иной, более конкретной, хотя и нецензурной, формулировке.

- Вы знаете, я не уверен, что это самый лучший выход, - сообщаю ему я. - Чтобы с мальчиком было все в порядке, ему нужен особый уход. И он должен находиться под постоянным наблюдением специалистов.

- Я готов дать любую расписку, - бурчит сердито Круглов, не глядя на меня. - В конце концов, вы не имеете права!.. Как отец я вправе решать, где ему находиться: тут, в этом вонючем боксе, или дома!

Пожимаю плечами:

- Поймите, это от меня не зависит, Константин Павлович. Идите к заведующему, пусть он принимает решение...

Видимо, пора настроить Завьялова в духе непреклонного отказа всем поползновениям родственников забирать Спящих из больницы. Мне это невыгодно. Да и сомнительно, что родные стены им помогут...

А ведь отсутствует не кто иной, как Быкова.

В ответ на мой вопрос Круглов нехотя поясняет, что когда он пришел, студентки в палате уже не было.

Черт знает что! Не больница, а художественная самодеятельность в колхозном клубе!..

Разыскиваю Шагивалеева, который в это время проводит утренний обход.

Он сообщает, что девушку накануне вечером вновь поместили в реанимацию.

- Зачем? Состояние ухудшилось?

- Да нет, - качает головой Ринат. - Просто у реаниматоров возникла одна идея, как следует выводить человека из подобной комы, и они решили попробовать...

Так-так. Вот мы и дожили до великого момента. Еще немного - и тела Спящих отдадут в местное медучилище в качестве наглядных пособий. А там, глядишь, и недалек тот час, когда кому-нибудь придет в голову гениальная идея вскрыть их череп, чтобы исследовать мозг. Причем без наркоза - зачем напрасно расходовать анестезирующие средства!..

- Вы что, с ума посходили? - не сдержавшись, шиплю я. - Да кто вам дал право?!..

- Ну, чего ты шумишь, Лен? - грубовато останавливает меня Шагивалеев. - С точки зрения закона мы ничего не нарушаем. В конце концов, и родственники Быковой дали письменное согласие...

Перед моим мысленным взором возникает лицо сестры Юли, поблескивающее золотой оправой очков.

Всё ясно. Моя попытка воззвать к совести этой холеной сволочи дала прямо противоположные результаты. "В поликлинику вас надо сдать, на опыты", как говаривал почтальон Печкин в известном "мультике". Похоже, Аллочкой Быковой руководили те же побуждения, когда она давала письменную индульгенцию реаниматорам-экспериментаторам.

Наверное, вслух я выразился не столь литературно, как следовало ожидать от сотрудника Академии Наук, судя по побледневшему лицу Шагивалеева и невольно съежившейся свите женщин в белых халатах вокруг него.

Но реакция этих людей на мои слова меня сейчас не интересует.

Несусь на всех парах в реанимацию, прыгая на лестницах через три ступеньки и чудом не сшибая с ног попадающихся навстречу людей.

Дежурная по реанимации пытается меня остановить, бормоча, что посторонним вход в операционную вообще воспрещен, а сейчас - в особенности, поскольку там сейчас проводится сложнейшая операция. Не собираюсь ничего доказывать церберше в белом халате, а просто отталкиваю ее и под истошные крики устремляюсь по коридору, в который выходят двери операционных с матовыми стеклами.

За одной из дверей слышатся приглушенные голоса. Влетаю внутрь и вижу, что не ошибся.

Вовремя я подоспел.

Потому что "сложнейшая операция" на самом деле оказывается изощренной медицинской пыткой.

Над телом Быковой, распростертом на операционном столе-каталке под беспощадным светом бестеневых ламп, склонились две фигуры в зеленых комбинезонах и дезинфекторских масках. В глаза бросается то, что руки и ноги студентки зажаты специальными захватами, напоминающими наручники. Как в фильмах про маньяков-садистов... Правда, крови нигде не видно, но меня это не успокаивает, поскольку на экране осциллографа, регистрирующего работу сердца и мозговую активность пациентки, тянется сплошная линия.

Остановка сердца - это ясно даже дилетанту.

- Что вы делаете? - вырывается возглас из моего горла.

Люди в масках с досадой оборачиваются ко мне.

- Как вы сюда попали? Кто вас пустил? - спрашивает один из них. В его руках - пластины дефибриллятора-разрядника, назначение которого известно любому, кто смотрел хотя бы один фильм про врачей. - Немедленно выйдите из операционной, вы мешаете нам работать!

Прикрыв глаза, считаю мысленно до десяти. Потом, стараясь не поддаваться эмоциям, медленно говорю:

- Если вы сейчас же не прекратите эти варварские эксперименты, я для начала добьюсь, чтобы вас уволили. А если больная умрет - чтобы вас судили за преднамеренное убийство!

- А, так это ж ученый муж из Москвы, - сообщает своему напарнику второй тип, вооруженный устрашающего вида шприцем. - Испугался, наверное, что лишится материала для своей диссертации!..

Дверь позади меня с грохотом распахивается, и в операционную врываются два огромных силуэта в желтых костюмах и шапочках того же цвета. Санитары, явно намеревающиеся исполнить по совместительству функцию вышибал.

С детства не люблю, когда меня хотят схватить и тащить.

Поэтому, когда санитары устремляются ко мне, я приступаю к активному сопротивлению. Короткий удар локтем под ребра одному, который тянет ко мне свои огромные лапищи, и когда он сгибается, хватая ртом воздух, - удар ногой с разворота в район крестцового отдела позвоночника. Второй, пытавшийся облапить меня сзади, получает удар каблуком по колену и отлетает в угол после броска с подсечкой.

Сжав кулаки, приближаюсь к операционному столу, и изверги в масках с испугом пятятся от меня. Разумная тактика. Когда я зол, то не терплю, когда мне перечат или сопротивляются.

Зловещая линия на экране тянется сплошной белой чертой.

Неужели поздно?!..

- Выводите ее! - сквозь зубы командую я людям в зеленых одеяниях. - Вы что, не видите, что она уходит?!

- Клиническая смерть длится всего четыре минуты, - пытается возразить обладатель шприца. - Может быть, подождем еще немного?..

- Я сказал - выводите! - уже в полный голос рычу я и подкрепляю свои слова соответствующими жестами и мимикой. - Убью!..

Троица послушно возвращается на свои места, и человек со шприцем делает Быковой укол. Длинная игла вонзается в грудную клетку. В то место, где у всех нормальных людей находится сердце.

Тело, лежащее на столе, вздрагивает, но не от боли - от сильного толчка. Так реагировало бы бревно на удар топором.

Горизонтальная линия на мониторе продолжает тянуться в бесконечность, как схематическая траектория звездолета, пронзающего пучины дальнего космоса.

- Ни фига себе! - по-детски удивляется один из силуэтов врачей. - Первый раз вижу, чтобы стимулятор Крединга не действовал!..

В дело вступает реаниматор, вооруженный пластинами дефибриллятора.

- Заряд! - командует он. - Руки!..

И прижимает пластины к груди Юли. Короткий сухой треск. Отвратительный запах паленой плоти. Девичье тело, кажущееся по-детски беззащитным из-за выпирающих ребер, сотрясается, но проклятая линия упрямо продолжает зачеркивать жизнь. Линия смерти - не зря ее так называют медики...

Еще несколько попыток оживить Спящую, с постепенным увеличением мощности разряда, проходят безуспешно.

Я стою неподвижно, как будто меня превратили в статую. Ничего не чувствую. Все тело свела судорога, и мыслей никаких в голове нет, кроме одной: "Нет! Она не должна умереть, не должна!"...

Чтобы не видеть проклятую белую линию на экране, прикрываю глаза. В этот момент до меня доносится чей-то вскрик:

- Есть пульс!

Действительно, сердце возобновило свою работу. Линия уже не прямая, как прежде. На ней появляются периодические всплески.

Реаниматоры суетятся, бросая друг другу отрывистые фразы, которые звучат для меня тарабарщиной. Специальная терминология, черт бы ее побрал.

Наконец, электронный самописец начинает бойко вырисовывать зигзаги, похожие на очертания сильнопересеченной местности, и один из врачей отшвыривает пластины в сторону, а потом, устало отирая пот со лба, сообщает мне:

- Все в порядке, она в норме.

- Если не считать того, что по-прежнему спит, - добавляет второй.

Ноги у меня вдруг становятся ватными, и я без сил бреду прочь из операционной, кажущейся мне камерой пыток. На слова сил уже не остается. Санитары все еще слабо ворочаются на полу, пытаясь подняться, когда я прохожу между ними.

Уже на выходе из здания меня догоняет один из реаниматоров, на ходу сдирая с себя марлевую маску и резиновые перчатки.

- Послушайте, не надо принимать нас за садистов, - просит он, пытаясь заглянуть мне в лицо. - Мы же не хотели убивать ее!.. Мы просто хотели проверить, как она будет реагировать на наступление клинической смерти. Это обычная практика применительно к летаргикам. И, между прочим, описана в специальной литературе...

- И кому же пришла в голову эта блестящая идея? - не поворачивая головы, осведомляюсь я.

Реаниматор опускает голову.

- Все было согласовано, - мямлит он. - Да и Завьялов на недавнем консилиуме разрешил испробовать все методы...

Этого и следовало ожидать. Всякому руководителю не хочется расписываться в бессилии. И тогда в ход идет все - лишь бы отрапортовать потом: все меры были приняты, и не наша вина, что результат оказался неадекватным ожиданиям.

Кто не рискует, тот не выигрывает. Только я почему-то привык полагать, что рисковать следует своей собственной жизнью, а не чужой. Но в мире всегда находятся те, кто считает иначе.

Теперь до меня окончательно доходит суть того, что собирались сделать с Быковой. У нее вызвали искусственную остановку сердца, надеясь, что при этом ее дремлющий мозг не выдержит и среагирует на опасность смерти.

Только он почему-то так и не среагировал.

Что ж, по крайней мере, эти любители радикальных методов излечения наглядно доказали, что Спячка, по сути, равносильна смерти заживо.

И это дает основания для сомнений в успешном исходе моей миссии. Потому что теперь кажется невероятным, что когда-нибудь Спящие проснутся.

* * *

Вернувшись в палату Спящих, обнаруживаю, что госпожа Фортуна сегодня явно благосклонна ко мне. Потому что в помещении нет посторонних. Отец Круглова, очевидно, убыл по своим похоронным делам, а родственники остальных моих подопечных - если они у них есть, и если они не такие, как сестра Быковой - видимо, появятся ближе к вечеру.

Значит, сейчас самый удобный момент, чтобы реализовать одну задумку.

Осторожно выглядываю в коридор. Ни Шагивалеева, ни медсестер, ни, слава Богу, Ножина в окрестностях не видно и не слышно.

Тем не менее, на всякий случай вставляю в ручку двери изнутри ножку стула. Теперь, если кто-то и попытается вломиться сюда в неподходящий момент, мне придется выдумывать какое-нибудь правдоподобное объяснение. Например, что таким образом пытался абстрагироваться от шума в коридоре, мешающего каждому настоящему ученому мыслить.

Потом достаю из кармана заранее заготовленный набор микродатчиков. Типа шпионских "жучков", обычно применяемых для подслушивания, но у нас они имеют несколько иное предназначение. Датчики оснащены магнитными присосками и способны осуществлять дистанционный съем информации с любых приборных устройств и трансляцию ее на достаточно большое расстояние. Во всяком случае, в пределах Мапряльска.

На каждого Спящего у меня выделено по два датчика. Один из них я прикрепляю к прибору, регистрирующему ритм биения сердца и активность мозга, а второй - к раме кровати возле изголовья, причем таким образом, чтобы мои штуковины нельзя было обнаружить с первого взгляда. На эту несложную процедуру у меня уходит не больше пяти минут.

Потом остается запустить "мобил" и настроить его на режим постоянного ожидания сигнала от датчиков, а сигнал этот будет передан в случае изменения состояния Спящих.

Вот теперь можно изъять стул из дверной ручки.

Уже собираясь выходить из палаты, я вдруг испытываю странное чувство.

Сумрачное помещение без окон, где почти впритык друг к другу лежит ряд неподвижных тел, что-то мне напоминает.

Только что именно?

Во всяком случае, не склеп...

Однако, другие аналогии мне на ум не приходят, и с сомнением покрутив головой, я отправляюсь выполнять неприятную миссию в виде подачи рекламации на реаниматоров заведующему больницей.

Пока я влачусь по длинным коридорам и лестницам, в голове моей возникает назойливый вопрос, на который я пока не могу дать себе ответа.

Какого черта я принимаю близко к сердцу проблемы абсолютно незнакомых мне людей?

Стоит ли рисковать своим, и без того шатким, положением самозванца, устраивая скандал руководству больницы по поводу негуманного обращения с пациентами? Не проще ли не придавать этому значения и не высовываясь ждать, когда ситуация со Спящими окончательно прояснится? Чего ты добьешься своими благородными порывами, инвестигатор? Ведь, даже если тебе клятвенно пообещают впредь не проводить над "коматозниками" никаких экспериментов - что от этого изменится? Станет ли Спящим лучше? Сумеешь ли ты убедить Завьялова и прочих больших и малых начальников в том, что не следует видеть в тех пятерых, которые остались за твоей спиной, живых трупов, на которых бесполезно тратить лекарства и усилия обслуживающего персонала?

Боишься, что нет? То-то и оно!..

Впрочем, еще не поздно пройти мимо кабинета заведующего.

"Не будите спящую собаку", взывал кто-то из классиков. И бесполезно пытаться разбудить совесть, блаженно дремлющую в душе подонка.

Ибо: не тронь дерьмо - и оно не будет вонять.

Чтобы подобные мысли не разъели меня изнутри, я торопливо толкаю обитую натуральной кожей дверь.

Секретарша, которую, как смутно помнится, зовут не то Галей, не то Лидой, даже не успевает выбраться из своего изящного креслица на вращающейся подставке, как я, решительно прошагав к двери кабинета Завьялова, нажимаю на ручку. В спину мне летят тревожные заверения, что "к Алексею Федоровичу сейчас никак нельзя, потому что у него очень важная встреча".

Но я все-таки вторгаюсь в кабинет заведующего. Видимо, сегодня мне выпало быть невежливым. Однако продуманные гневные фразы и риторические фигуры с упоминанием клятвы Гиппократа тут же вылетают из моей головы.

У заведующего действительно есть посетитель. Оба уютно расположились за столиком для гостей и, судя по витающим в кондиционированном воздухе ароматам, дегустируют коньяк и шоколадные конфеты, кофе "эспрессо" и дорогие сигареты.

Человек, которого столь щедро угощает Завьялов, сидит спиной к двери, но еще до того, как он оборачивается, я безошибочно опознаю его.

Тот самый тип из триста пятого номера гостиницы, которого тянуло ко мне, будто невидимым магнитом, на протяжении предыдущих двух дней.

* * *

Вопреки моим ожиданиям, Завьялов вовсе не возмущен моим вторжением. Напротив, он сияет с явным облегчением, словно я призван спасти его от чего-то неприятного. Отослав жестом заглянувшую в кабинет вслед за мной секретаршу, он поднимается мне навстречу, одновременно обращаясь к своему гостю:

- А вот человек, который может рассказать вам, Сергей Ильич, намного больше, чем я, об этой странной истории!..

Человек, которого заведующий именует Сергеем Ильичом, тоже встает. Лицо у него непроницаемо-любезное, словно он видит меня впервые в своей жизни. Следует обмен рукопожатиями и представление нас друг другу.

Подозрительный тип оказывается корреспондентом столичного журнала с внушительным названием "Непознанное, но вероятное". Сергей Ильич Лугин, прошу любить и жаловать. Прибыл в наш город специально для того, чтобы осветить те случаи беспричинной комы, которую мы на сей момент имеем. Или, наоборот, которая нас имеет, если позволите такой каламбурчик, хе-хе... И я надеюсь, что вы, Владлен Алексеевич, как представитель академической науки, не откажетесь поделиться с уважаемым гостем выводами по результатам предварительных исследований, не так ли? Ведь кому, как не вам, Владлен Алексеевич, так сказать, карты в руки?!...

А я, будучи лишь скромным администратором, с сожалением вынужден с вами раскланяться, ибо ждут меня тривиальные, рутинные, но от того не менее неотложные делишки. Надеюсь, что ваше сотрудничество будет плодотворным и взаимовыгодным, господа...

Позвольте попросить вас, Владлен Алексеевич, как человека, уже довольно обжившегося в нашем заведении, проводить Сергея Ильича к нашим необычным пациентам, чтобы он мог взглянуть на них... А вы, Сергей Ильич, если желаете, можете делать любые фотоснимки, я не возражаю...

Я полагаю, что проблемы здоровья нашего общества не должны окружаться, так сказать, информационным вакуумом. В то же время надеюсь, что вы как опытный журналист сделаете правильные выводы и поймете, что ничего сенсационного в этом деле нет, не так ли, Сергей Ильич?..

Ну, вот и хорошо!..

Да-да, я не прощаюсь, ведь мы с вами наверняка еще увидимся. Заходите в любое время, всегда будем вам рады!..

Это называется - попал я как кур во щи. И никакой веской отговорки почему-то в голову не приходит, чтобы избежать возни с господином журналистом.

Черт бы побрал этих борцов с "информационным вакуумом"!..

Только бы нам не встретился Псих - иначе не избежать появления аршинных заголовков на обложке того паршивого журнальчика, который представляет мой спутник. Это было бы невыгодно не только мне, но и Завьялову вкупе с горздравом...

Ловко переложив на мои плечи задачу вешать лапшу на уши уважаемому Сергею Ильичу, Завьялов явно пытался транслировать мне незамысловатую телепатему: во что бы то ни стало надо представить Спящих как казус, интересный лишь для тех, кто кое-что смыслит в медицине, а для всех прочих интереса абсолютно не представляющий. Подумаешь - кома! Тысячи людей по всей стране и десятки тысяч по всему миру неделями, а то и целыми месяцами не приходят в себя - но никто же не делает из этого нездоровых сенсаций!

Что ж, значит, именно в этом ключе и надо обрабатывать этого Лугина. И в то же время было бы неплохо прощупать его намерения. В частности, действительно ли его интересуют Спящие или это лишь предлог для того, чтобы поближе познакомиться со мной? Хотя, насколько мне известно, в городе он уже третьи сутки, но почему-то вспомнил об объектах своего репортажа лишь сегодня. Да и не похож он вовсе на представителя пишущей братии, с коей я неоднократно имел несчастье общаться. У тех писак постоянно ушки на макушке и глаза горят неуемной жаждой раздобыть как можно больше информации - причем зачастую не официальной, а кулуарной. А этот ведет себя как-то индифферентно-невозмутимо, и вопросы задает больше не о коматозниках, а о мне самом.

И читается в его глазах нечто, что мне совсем не нравится.

Какой-то скрытый подтекст, едва заметная искорка усмешки. Словно он заранее готов к тому, что я буду вводить его в заблуждение, и про себя как бы посмеивается: ну, давай-давай, ври поубедительнее, разводи турусы на колесах, я ведь все равно тебе не верю...

Весьма неприятный субъект.

Вполне возможно, что два предыдущих дня он не сидел без дела, а рыл носом землю, собирая всевозможную информацию обо мне. И возможно, именно он вчера за несколько минут до моего появления распивал водку с Ножиным в "Голубых далях". Тогда понятно, почему Псих был уверен, что в скором будущем нам предстоит общение с прессой. Он знал, что пресса уже тут как тут. Всем нам, грешным, хочется выглядеть провидцами в глазах окружающих...

Но это еще полбеды.

Хуже, если именно Лугин вчера вечером покопался в моем "мобиле", выманив меня из номера. Правда, неясно, откуда у репортера необыкновенные способности по части разгадки компьютерных паролей и кодов... Но, если это так, то сейчас он и в самом деле видит меня насквозь, и все мои потуги пустить ему пыль в глаза обречены на провал...

Однако ничего другого мне не остается, кроме как ломать комедию.

В конце концов, весь мир - театр, а мы - актеры. Только одним исполнение своей роли удается лучше, а другим вечно суждено ловить своей физиономией тухлые яйца и помидоры...

И, самое главное, смеяться комедиантам следует лишь после занавеса.

* * *

- Скажите честно, Владлен Алексеевич, вы сами не находите в том, что произошло с этими людьми, ничего странного? - спрашивает Лугин, когда мы выбираемся из душного корпуса на свежий воздух и располагаемся на скамейке в больничном парке.

Я искоса бросаю взгляд на него. Меня подмывает ответить, что наиболее странное впечатление на меня производят не Спящие, а люди, которые имеют к ним отношение. Взять хотя бы тот факт, что некоторые журналисты, собирающиеся накропать статью о мапряльской коме, не пользуются ни диктофоном, ни комп-нотом, ни даже обыкновенной записной книжицей. Или они имеют обыкновение записывать все на диктофон, спрятанный за пазухой?

Разумеется, вслух я этого не говорю, а лишь пожимаю плечами и отделываюсь туманной фразой о том, что в современном мире встречается много явлений, которые до поры до времени не поддаются разумным объяснениям, но которые, как выясняется впоследствии, вызваны простыми и естественными причинами.

- Да-да, конечно, - вежливо соглашается Лугин, рассеянно покусывая травинку, сорванную рядом со скамейкой. - Только знаете, лично у меня в отношении ваших пациентов возникла ассоциация с некоторыми известными историческими персонажами.

- Уж не с Рип Ван-Винклем? - с легкой насмешкой интересуюсь я.

- Что? Ах да, вы имеете в виду рассказ Эдгара По... А кстати, это вполне можно использовать для заголовка. Ну, скажем: "Современные рип ван-винкли"... Или что-нибудь вроде "Массовый анабиоз в Мапряльске"... Вам нравится?

- Не очень. Во-первых, потому что это никакой не анабиоз, а во-вторых, потому что он - не массовый. Да и на роль путешественников в будущее посредством сна наши герои не годятся... хотя бы потому, что могут в любой момент проснуться.

- Возможно, вы правы. Но вообще-то, глядя на ваших спящих пациентов. я подумал еще вот о чем... Вы читали про генофондовые пещеры в Непале?

Хм... Читал ли я? Да не только читал, но и участвовал в проведении спецоперации Инвестигации, в ходе которой была предпринята попытка проникновения в одну из таких пещер. Правда, безуспешная... Давно это было. Потом по моим стопам последовал еще кто-то, но что с ним было - сейчас уже не помню, потому что меня срочно бросили на поиски так называемых "гвинейских монстров"...

- Признаться, не люблю сенсационную беллетристику.

- Зря вы так... Ведь по легендам, в этих пещерах на протяжении многих тысяч лет содержатся тела йогов в так называемом состоянии Сомати. Своеобразная консервация генофонда человечества, в который включены лучшие люди разных цивилизаций... Наш журнал посвятил этому феномену один из своих номеров, если хотите, я дам вам почитать на досуге... - (Опять смешливые искорки в глазах).

- С удовольствием. Было бы любопытно взглянуть...

Мысленно заканчиваю свою фразу "...на ваш журнальчик, если он вообще существует в природе".

Словно прочитав мои мысли, Лугин спохватывается:

- Правда, самого журнала у меня нет, но есть дискета с файлом статьи... Заходите - я живу в четыреста пятом номере местной гостиницы, через этаж от вас...

Не удержался, стервец, чтобы не проговориться о том, что знает, где я обитаю.

Компьютер у вас тоже имеется? - закидываю я удочку.

- А как же! Не такой, правда, мощный, как у вас, - кивает он небрежно на мой "чемоданчик". - Скорее, компьютерный блокнот... жаль, я его не захватил сейчас...

- Не боитесь оставлять электронику в номере? А то еще позарится на него кто-нибудь из местных, тут такие вещи - раритет.

- Не хочется таскать его повсюду с собой. Я вообще, знаете, не очень люблю пользоваться ноутбуками. Да и по сравнению с вашей машинкой моя громоздка, как чемодан... Вашу-то точно не оставишь в номере.

Ни тени усмешки в серых глазах. И никакого видимого намека на вчерашний взлом моего личного комп-кода его слова не содержат.

Тем не менее, по спине моей ползет холодок. Но нельзя подавать виду, что тебе страшновато.

- Что ж, при случае обязательно загляну к вам... А сейчас, если у вас больше нет ко мне вопросов...

- Собственно, вопрос только один. Когда, по-вашему, кто-нибудь из этих спящих проснется?

- Знаете, есть одна дурацкая присказка: как только, так сразу.

- Что ж, понятно. Тогда у меня к вам небольшая просьба. Если все-таки это произойдет, не забудьте сообщить мне.

- А вы еще долго здесь пробудете?

- Трудно сказать. Все будет зависеть от обстоятельств... А вы?

- Аналогично... Хорошо, обещаю.

- Тогда не смею больше вас задерживать.

- Спасибо, Сергей Ильич.

Странное какое-то общение.

И тип весьма странный.

А посему пора перейти от состояния объекта, пассивно выжидающего, что с ним сотворят окружающие, к активным контрдействиям, достойным субъекта.

Посему, расставшись со своим собеседником, возвращаюсь в главный корпус лишь для того, чтобы выйти с противоположной стороны через запасный выход, после чего приступаю к стандартной шпионской деятельности типа "скрытое наблюдение".

Покинув территорию больничного парка, Лугин проходит несколько кварталов и сворачивает в тихий переулок, где у тротуара припаркован довольно потрепанный темно-синий "форд" с тонированными до почти полной непроницаемости стеклами.

Журналист по-хозяйски открывает дверцу, садится за руль, и мотор "форда", запускаясь, взревывает.

В отчаянии оглядываюсь по сторонам. Полное отсутствие такси и частных извозчиков. Мапряльск...

Значит, либо моя попытка сесть на хвост журналисту обречена на провал, либо... либо придется нарушить закон.

Надеюсь, Господь меня простит. И владелец вон того серого "Москвича", притулившегося к тротуару, - тоже. В конце концов, я же не краду сие движимое имущество, а лишь временно реквизирую его.

Как и следовало ожидать, машина не оснащена сигнализацией и противоугонными устройствами. Все дверцы, правда, закрыты на ключ, но стекло одной из них легко отжимается вниз.

Плюхаюсь на облезлое сиденье как раз в тот момент, когда "форд" выезжает из переулка.

Теперь надо применить стандартный прием угонщиков-непрофессионалов. А именно - оборвать провода, ведущие к замку зажигания, и замкнуть их напрямую.

Только бы не выяснилось, что мотор этой развалюхи нельзя запустить, потому что в баке нет бензина или сломан стартер!

Но я сегодня по-прежнему в фаворе у судьбы.

Машина не только заводится, но и вполне способна передвигаться, хотя вскоре я обнаруживаю, что барахлит коробка передач, и переключаться надо со второй скорости сразу на четвертую, оглашая улицу треском шестеренок.

Ладно, спасибо и за это.

Устремляюсь вслед за "фордом", который оторвался от меня уже на сотню метров. Кошусь в зеркало заднего вида. Вроде бы позади никто не выскочил, размахивая руками, с воплями "Держите вора!", а значит, погони можно не опасаться.

Некоторое время Лугин с видимой бесцельностью кружит по городу. На всякий случай стараюсь держаться подальше от него. Тем более, что нет потока машин, в котором можно было бы затеряться. К счастью, дорожные условия в Мапряльске таковы, что не позволяют объекту моего преследования выжать из "форда" все, на что тот способен, иначе я бы давно потерял его...

Наконец, Лугин тормозит возле магазина с вывеской "КУЛЬТТОВАРЫ", сохранившейся, наверное, еще с советских времен. Однако входить в магазин он не собирается, а устремляется к будке телефона-автомата. Набирает не очень длинный номер. Наверное, местный... Разговор с невидимым абонентом длится всего несколько минут, после чего журналист возвращается в машину и вновь запускает двигатель.

Кажется, начинается самое интересное.

Теперь мой недавний собеседник едет еще медленнее и, я бы сказал, неувереннее. Часто притормаживает на светофорах, словно раздумывая, куда бы повернуть. Несколько раз он даже останавливается, чтобы расспросить прохожих. По всей видимости, путь его лежит в не знакомое для него место.

Чтобы он не засек меня, мне приходится тащиться на малой скорости на максимальном удалении от него, а когда он останавливается для консультаций с местными жителями, я вынужден проезжать мимо и останавливаться в сотне метров впереди, дожидаясь, когда он вновь обгонит меня.

А время идет, и чем дальше - тем все больше я чувствую, как в мой зад впиваются невидимые иголки. Потому что едва ли стоит надеяться, что хозяин "Москвича" еще не обнаружил, что его машину угнали. В любой момент позади может раздасться вой сирены патрульной машины. Или первый попавшийся постовой на перекрестке повелительно вскинет передо мной полосатый жезл, приказывая остановиться, и тогда из преследователя я превращусь в преследуемого, потому что объясняться со служителями закона я не намерен...

Но мне сегодня везет в энной степени. Отчасти, возможно, потому, что маршрут Лугина удаляется от центра города к северо-восточной окраине, а там меньше вероятность встречи с сотрудниками ГИБДД...

Наконец, мы въезжаем в относительно новый микрорайон, заставленный железобетонными близнецами высотой в девять и даже двенадцать этажей, и "форд" останавливается возле одного из жилых зданий. Лугин покидает машину и входит в подъезд. Последовать его примеру я не решаюсь, несмотря на соблазн. Слишком велик риск засветиться.

Вскоре журналист возвращается. И не один, а в сопровождении какого-то крупноформатного седого старикана в пиджаке с орденскими планками и спортивных штанах типа "Адидас". Они усаживаются в "форд" и стартуют на малой скорости, лавируя среди многоэтажек. Сей маршрут приводит их (и меня тоже) на довольно запущенный пустырь, начинающийся за чертой микрорайона. Слева высится бетонный забор вокруг каких-то складских сооружений, посреди пустыря простирается заросшая осокой и тиной лужа, по своим размерам не уступающая нормальному деревенскому пруду, а справа тянется длинная шеренга железных гаражей, к которым и подкатывает "форд".

С дороги мне видно, как Лугин и ветеран подходят к одному из наиболее ржавых гаражей. Старик производит манипуляции с замком и широко распахивает перекосившиеся от времени створки, демонстрируя своему спутнику, что в гараже, кроме штабеля старых покрышек и облезлых канистр, ничего нет.

Затем происходит действо, которое в коммерции принято называть "актом купли-продажи". Либо сдачи имущества в аренду. Журналист явно выступает в роли приобретателя недвижимости: он обходит со всех сторон железную коробку, постукивает кулаком по стенам, словно желая убедиться в их стойкости, а затем лезет в карман за бумажником. Судя по всему, терять времени на торг он не намерен, и старик с несколько разочарованным видом прячет деньги, полученные от своего собеседника, за пазуху. Торжественный акт передачи ключей - сделка состоялась!

После чего, то и дело опасливо оглядываясь на ходу, будто опасаясь, что странный покупатель-арендатор передумает, старик чешет трусцой напрямую к ближайшей автобусной остановке, к которой как раз подкатил автобус.

А Лугин загоняет "форд" в гараж, закрывает железные двери и вешает на них замок. Не тот, который перешел к нему вместе с ключами от деда, а никелированный, несуразно блистающий новизной на фоне ржавых дверей.

Я слежу, как новоиспеченный владелец недвижимого имущества удаляется по берегу пруда-лужи, и пытаюсь сообразить, что делать дальше. Поскольку особого желания продолжать таскаться по жаре за этим типом я в себе не обнаруживаю, то решаю переключиться на его средство передвижения, которое он зачем-то упрятал под укрытие железных стен.

Поэтому, когда фигура Лугина исчезает из поля зрения, покидаю насиженное место за рулем "Москвича" и, прихватив чемоданчик "мобила", принимаюсь изучать замок на дверях гаража. Замок кодовый, не требующий ключа. Единственный его недостаток заключается в том, что он - электронный, а значит, открыть его ничего не стоит. Во всяком случае, если ты вооружен специальной комп-отмычкой.

Открываю футляр "мобила", вытягиваю гибкий щуп декодера с магнитными присосками и приступаю к "взлому", не забывая следить за обстановкой. Впрочем, людей вокруг почти нет, если не считать нескольких любителей рыбной ловли в мутной воде, которые торчат с удочками возле пруда, да ребятишек, гоняющих мяч по траве. Идеальная обстановка для вторжения в чужую частную собственность.

Мне - а вернее, моему "кейсу" - хватает одиннадцати с половиной минут, чтобы установить запорный шифр замка, и я успешно проникаю в душный полумрак, пропахший бензином, маслами и прочими автомобильными ароматами.

Дверцы "форда" оказываются не запертыми на ключ. Судя по показаниям приборов, бак машины заправлен почти до краев - видно, до того, как прибыть в больницу, Лугин успел наведаться на заправочную станцию.

В Интерполе мне не раз приходилось обыскивать различные транспортные средства на предмет тайников: некоторые любители запретных плодов имеют пристрастие хранить наркотики, золото или оружие в собственных автомобилях. Однако в "форде" применить свои полицейские навыки мне не приходится. Похоже, что его владелец не утруждал себя устройством тайников. Прямо под сиденьем водителя я обнаруживаю увесистый сверток с бланками всевозможных документов, начиная от паспортов и кончая свидетельствами о рождении, а также обширный набор начинающего афериста: печати и штампы государственных органов, факсимиле росписей начальников и делопроизводителей.

В "бардачке" содержится пачка банкнот. Настоящих, не фальшивых. В таком количестве, что их вполне может хватить на покупку, по меньшей мере, трех таких "фордов".

А самая красноречивая находка скрывается в багажнике. Пистолет с комплектом патронов. Все отечественного производства, новенькое. Хотя и не в смазке, но, во всяком случае, не заметно, чтобы оружие использовалось ранее.

Вот такие, значит, нынче пошли корреспонденты. На редакционное задание они теперь отправляются во всеоружии, в буквальном смысле этого слова... От "летающих тарелок" отстреливаться, что ли, собирался этот тип? Или от местных призраков? Сильно сомневаюсь в этом...

Ну и что со всем этим прикажете делать? Сообщить в милицию? Ха-ха. Изъять все это снаряжение из багажника и утопить в пруду, чтобы в один прекрасный день тебя не ухлопали с помощью этого "ствола"? А если?..

Додумать очередной вариант я не успеваю.

Одна из дверных створок гаража приоткрыта, и порывом ветра ее распахивает на всю ширь. В гараж врывается поток света, и по капоту "форда" шаловливо прыгает солнечный зайчик. Только он не золотисто-желтого цвета, как обычные солнечные лучи, а зловеще-багровый, как глаз хищника семейства кошачьих. И движется он вполне целенаправленно, быстро приближаясь ко мне.

Откуда здесь взялся еще один любитель побаловаться с лазерной указкой?

Но в тот момент, когда красный кружок приклеивается к моей груди, причем к ее левой половине, до меня наконец доходит его подлинная суть.

Падаю ничком на грязные доски, настеленные в качестве пола, и до моего слуха доносится сильный удар по железу, от которого весь гараж звенит, как огромная жестяная банка, по которой что есть сил вдарили ногой. Приподнимаю голову и вижу, как из аккуратной круглой дырочки в задней стене гаража брызжет солнечный лучик, в котором пляшут пылинки. Калибр семь пятьдесят две, не меньше. Скорее всего, винтовка типа "Скат" с дальностью прицельного выстрела до полутора километров.

Выжидаю еще несколько секунд, чтобы убедиться, что больше выстрелов от неизвестного любителя стрелковых упражнений не последует, а затем осторожно, на четвереньках, перемещаюсь к двери гаража и выглядываю наружу.

Мирная картина вокруг абсолютно не изменилась. Те же рыбаки и те же мальчишки поблизости, и на крышах домов напротив гаража подозрительных движений не наблюдается. И тем не менее, стреляли явно оттуда, если судить по траектории выстрела. Во всяком случае, пуль, способных двигаться зигзагами, наверняка еще не изобрели...

"Ну и что, по-твоему, это значит?", бормочу я себе под нос, аккуратно водрузив на место замок Лугина и направляясь к автобусной остановке (желание испытывать судьбу на чужих машинах у меня больше не возникает).

Неужели у Лугина есть прикрытие? Но в этом случае не надежнее ли было его сообщникам застукать тебя, так сказать, на месте преступления? Они могли бы подкрасться к гаражу, пока ты копошился в машине, и незатейливо укокошить тебя выстрелом в упор или каким-нибудь иным способом...

Или тебя просто хотели пугнуть, чтобы в следующий раз ты не лез, куда тебя не просят?

 

Глава 9

" Макс - три нуля двадцать пятому.

В последние двое суток отмечена резкая активизация несанкционированного доступа Варвары к информации категории "семь звездочек". Меры РЭБ и оперативно-розыскные мероприятия результатов не дали. В связи с этим приказываю:

1. Форсировать проведение чрезвычайной операции в соответствии с вариантом "Экстра".

2. О выполнении доложить в течение 24 часов"

* * *

 

Пообедав в столовой гостиницы, где в это время трапезничали распаренные после очередных бегов по лесам, но почему-то хмурые спортсмены-радиолюбители, я решаю не подниматься в свою каморку, а обосноваться в парке. Выбрав укромное место на скамейке за кустами бузины, в тени высоких тополей (в этом городе почему-то они встречаются на каждом шагу), я раскрываю чемоданчик "мобила" и посылаю вызов шефу.

На этот раз для связи я выбираю режим текстовых сообщений. На всякий случай. Если даже кто-то и следит за мной сейчас, то пусть думает, что старший научный сотрудник работает над своей докторской диссертацией.

Шеф отзывается не сразу. Видимо, был чем-то занят.

Прежде всего излагаю ему свои новости за последние два дня. О версии насчет искусственного происхождения Спячки пока благоразумно умалчиваю.

Некоторое время экран остается пустым - видимо, "Игорь" переваривает полученную информацию. Наконец, возникает бегущая строка:

"Ты кого-нибудь подозреваешь?"

Хм.

"Проверьте по своим каналам личность Лугина Сергея Ильича, якобы являющегося корреспондентом журнала "Непознанное, но вероятное". И существует ли вообще такое печатное издание?"

"Не делом ты занимаешься, Лен".

Вот так, значит? Интересно девки пляшут...

"А чем же я должен заниматься, если вокруг меня наблюдается какая-то мышиная возня?!"

"Ну, во-первых, я тебе и без проверки скажу, что журнал "Непознанное" действительно существует. Правда, выходит он малым тиражом и поэтому не известен широкой общественности. А во-вторых, советую тебе все-таки сосредоточиться на Спящих и прежде всего - на обеспечении их безопасности".

"Что-нибудь новое из Артемовска?", спрашиваю я.

"Вот именно. Не далее, как вчера была предпринята попытка эвакуировать Спящих из Артемовска в ближайший филиал Академии медицинских наук. Эти болваны из тамошнего облздрава вообразили, что проблемой должны заниматься светила науки!.. "

"И что произошло?"

"Вертолет, на котором производилась эвакуация, по невыясненным причинам потерпел катастрофу. Упал с большой высоты в тайгу. Все члены экипажа, бригада врачей и Спящие погибли."

"Думаешь, это не случайность?"

"Ты же знаешь, Лен, в случайности верить нам не положено. Надеюсь, в Мапряльске никому не приходит в голову идея перевода Спящих в другое место?".

"Вроде бы нет. Зато есть другие инициативы".

"Например?"

Вкратце сообщаю шефу об эксперименте, который учинили сегодня утром над Юлей Быковой в отделении реанимации.

Игорь Всеволодович несколько секунд молчит, а потом бойко отстукивает:

"Ты сам виноват, Лен. Не надо было оставлять Спящих без присмотра".

"Неужели я дневать и ночевать возле них должен?", нахально осведомляюсь я.

Но шеф непробиваем:

"Если нет других средств обеспечить контроль за состоянием этих людей, то - да!"

Нет, слушайте, он что - совсем рехнулся? Хочет превратить меня в больничную сиделку - но с какой стати?!..

"Послушай, Игорь, перестань играть в тайны мадридского двора. Намекни хоть одним словом, в чем суть... Почему Спящие так важны для нас?"

Курсор опять зависает в углу экрана, насмешливо мерцая, но когда я уже отчаиваюсь получить хоть какой-то ответ от своего партнера по общению, вновь бойко бегут строчки:

"Одним словом не получится. Это долгая история. Но если ты так настаиваешь, поройся в наших архивах, там имеется кое-что по операции "Живая библиотека"... Поверь, это все, что я могу тебе пока сообщить."

"Спасибо и на этом".

"Не за что. Может быть, у тебя есть какие-нибудь просьбы?"

О, вспомнил!.. Конечно, есть.

"Надо бы отследить со спутника динамику энергоизлучений в районе Мапряльска за последний месяц".

"Ну, поздравляю! Мысли великих сходятся. Наконец-то ты додумался до того, что я проделал еще две недели назад... Когда закончим сеанс, запускай режим приема почты, я пошлю тебе карт-диаграмму. Только заранее предупреждаю: ничего полезного для тебя в ней не окажется. Эксперты ее проштудировали вдоль и поперек, но ничего подозрительного не обнаружили. Еще что-нибудь?"

"Пока все".

"Хорошо. Со своей стороны, имею к тебе одну небольшую просьбу, дружище".

"Слушаю и повинуюсь".

"С учетом возникших осложнений, воздержись от связи со мной в ближайшие 2-3 дня. Разумеется, если не произойдет то, о чем я тебе уже говорил"...

Не веря своим глазам, я впиваюсь взглядом в экран "мобила".

Ничего не понимаю!

Мало того, что задание, на которое меня послали, оказалось каким-то неопределенным, типа "ждать у моря погоды", так мне еще приказывают лишний раз не беспокоить своими сеансами связи достопочтенное начальство!

А раз так, то...

Я с досадой ударяю по клавише выхода из режима текстовой коммуникации, с треском захлопываю крышку "чемоданчика" и обессиленно откидываюсь на спинку скамьи.

Обидно сознавать, что тебя поставили на место. Мол, ты - всего лишь наши глаза и уши. В крайнем случае - руки и ноги. Вот и будь добр, выполняй что тебе указано, а мы уж как-нибудь сами решим, что важно, а что нет, потому что мы - мозг, который имеет право размышлять и анализировать...

Ты же, по сути, - рядовой инвестигатор. Таких только в нашем филиале - сотни. И есть такие вещи, знать о которых тебе не положено. Например, операция, которую неохотно упомянул шеф... "Живая библиотека", кажется? Ну-ну... Посмотрим.

Но не сейчас. Потом. Уж слишком "Игорь" задел меня своим высокомерием...

В этот момент "мобил" издает сигнал вызова на связь. Сначала я предполагаю, что шеф хочет извиниться или, наоборот, осведомиться, почему это я резко прекратил сеанс связи, но потом спохватываюсь, что мелодичная трель равносильна "обыкновенному" телефонному звонку.

Это Нагорнов. По его напряженному голосу я сразу уясняю: что-то стряслось.

Тем не менее, старший оперуполномоченный явно не намерен перейти к делу, потому что принимается извиняться за то, что отрывает меня от работы, и так далее... Приходится прервать его вопросом в лоб:

- Что случилось, Евгений Петрович? Говорите прямо!

- Я хотел бы с вами проконсультироваться, Владлен Алексеевич, как со специалистом, по одному очень важному вопросу.

- Сейчас?

- Если можно.

- Конечно, можно. Подъезжайте, я буду ждать вас у гостиницы.

- Нет-нет, будет лучше, если вы подъедете ко мне.

Мне так и хочется напомнить ему народную истину о взимоотношениях хлеба и брюха, но тон моего собеседника не допускает шуток.

- Ну, хорошо... Какой вас найти в ГОВД?

- Дело в том, что я звоню вам не с работы. Запишите адрес, пожалуйста...

- Диктуйте. Заодно объясните, как туда добраться, а то я еще плохо ориентируюсь в вашем городе...

Улица Полярная, дом тридцать восемь дробь один. Судя по отсутствию номера квартиры, либо коттедж, либо так называемый "свой дом" в частном секторе.

По-моему, я догадываюсь, по какому поводу Нагорнову нужна моя консультация...

* * *

Одна из особенностей Мапряльска заключается в том, что домики частного сектора разбросаны по всему городу. В некоторых местах они зажаты со всех сторон многоэтажками, являя собой наглядный пример проповедовавшейся в свое время коммунистами "смычки города и деревни". В одном из таких жилых островков и расположен дом 38/1 по улице Полярной. Ничего особенного из себя он не представляет: одноэтажное деревянное строение под крышей из посеревшего от времени шифера, с палисадничком перед окнами и глухими воротами, отгораживающими двор от взглядов прохожих. Вокруг него по утоптанной тропинке, ведущей вдоль забора из штакетника и горбыльных досок, разгуливают куры, чуть поодаль виднеется чудом сохранившаяся водоколонка. А слева и справа, и на противоположной стороне улицы - многоэтажные дома, сверкающие застекленными лоджиями и утыканные "тарелками" спутниковых телеантенн, и тротуар возле них надежно упрятан в бетон.

Нагорнов поджидает меня на лавочке у ворот домика. Сегодня он одет еще проще, чем в прошлый раз: клетчатая рубашка и джинсы делают его похожим на типичного американского фермера. Капитан заметно нервничает и то и дело принимается грызть ногти.

- Спасибо, что приехали, Владлен Алексеевич, - говорит он, увидев меня. - Идемте в дом.

Мы проходим через ворота. В тесном дворике, закрытом сверху навесом, пахнет сухим сеном и куриным пометом. Поднявшись на невысокое крылечко, мы попадаем в полутемный коридорчик - по-моему, он называется в деревнях "сенями" - а потом, через обитую дерматином дверь, - внутрь самого дома.

Рядом с беленой печью виднеется дверной проем, закрытый гардинами. Оттуда доносятся женские всхлипывания. В доме явно случилась беда.

Капитан без лишних объяснений влечет меня за гардины.

Маленькая комнатка, где помещаются лишь кровать, откидной столик типа тех, что бывают в железнодорожных купе, и поцарапанный шкаф древнего вида. Раньше он, кажется, назывался "шифоньером".

На кровати, свернувшись клубочком, лежит весьма симпатичная девочка лет тринадцати. Прямо в одежде (брюках и кофточке навыпуск). Она крепко спит. А у ее изголовья обливается слезами женщина средних лет.

- Лида, познакомься, - говорит Нагорнов. - Это Владлен Алексеевич, специалист по... - Он мнется, выбирая определение, и наконец заканчивает: - ...по таким снам.

Женщина оглядывает меня с головы до ног. С особой надеждой она косится на чемоданчик "мобила". Потом причитает:

- Господи, ну за что нам такая напасть?! Что с ней могло случиться, доктор? Почему она не просыпается? Это что-то серьезное, да?

Все ясно. Еще одна жертва Спячки. В этом я убеждаюсь, осмотрев девочку и протестировав ее с помощью диагностирующей программы. Та же картина, что и у других Спящих. Все показатели в норме, мозг работает вовсю, а девочка спит глубоким сном подобно сказочной Спящей Красавице.

Лида не перестает плакать, и это действует мне на нервы. Словно уловив это, Нагорнов говорит женщине:

- Лид, может, ты чайку приготовишь для Владлена Алексеевича?

Женщина послушно покидает тесный закуток, и капитан спрашивает:

- Это то самое, о чем вы мне говорили накануне?

- По-моему, да. К врачам еще не обращались?

- Нет.

- Как вообще это случилось? Давно она спит?

- Вторые сутки. Заснула вчера вечером.

- Вы присутствовали при этом?

- Нет, - почему-то виновато говорит Нагорнов и, выглянув в дверной проем, кричит: - Лида! Владлен Алексеевич хочет знать, как Лика заснула.

Заплаканная хозяйка появляется, чтобы пояснить:

- Да я и сама не знаю. Я огород на ночь поливала, а Лика телевизор смотрела. Прихожу - а она спит перед экраном. Я думала, она просто так... Перенесла ее кое-как на кровать, уложила... А она так и не проснулась. Ни вчера, ни сегодня... Что с ней, доктор? Она проснется?

Отвожу взгляд в сторону. Чтобы предупредить очередной приступ слез, торопливо говорю:

- Конечно, конечно. Но, скорее всего, девочке потребуется какое-то время пробыть в стационаре...

- Где-где? - не понимает Лидия.

- В больницу ее надо везти, вот что! - вмешивается капитан.

Внезапно хозяйка обвинительным жестом указывает на Нагорнова:

- Это ты во всем виноват! - восклицает она. - Если бы не бросил нас, сейчас все было бы нормально! Ты же не подумал, как твой уход отразится на здоровье ребенка!..

По смуглым скулам Нагорнова перекатываются желваки.

- Лида, - стараясь говорить спокойно, произносит он, - давай не будем, а? Мы ведь не одни сейчас...

Не слушая его, женщина резко разворачивается и выходит из комнаты.

- Ну что, вызываем "Скорую"? - не глядя на своего собеседника, предлагаю я.

Не отвечая, Нагорнов подходит к кровати, осторожно присаживается на краешек и долго смотрит на спящую девочку. Потом вдруг, скрипнув зубами, прячет лицо в ладони.

- Это моя родная дочь, - глухо произносит он.

- Я уже догадался, - откликаюсь я.

* * *

Спустя несколько часов мы сидим с Нагорновым в больничном скверике, на той же скамейке, где утром я разговаривал с Лугиным.

Капитан настолько расстроен случившимся с дочерью, что охотно излагает мне свою биографию.

Родился и вырос он здесь, в Мапряльске. В этом самом домике, где теперь живет его бывшая жена, только тогда это был целый поселок на окраине города. У него были отец, мать и младшая сестра. Окончил школу, потом - машиностроительный техникум. Отслужил в армии. Вернувшись в город, пошел работать в спецмилицию - так называлось учреждение, сотрудники которого сопровождали транспортные грузы, разъезжая по всей стране. Потом Нагорнов поступил в юридический институт в Инске, на заочное отделение. Это был начальный период так называемой "перестройки" в стране, и наступили времена всеобщего сокращения штатов. Сократили и Нагорнова, после чего он, как последний дурак, по его собственному выражению, перешел работать в местный лечебно-трудовой профилакторий. Однажды ему пришлось побывать там, и обстановка в ЛТП пришлась бывшему спецохраннику по душе: чисто, уютно, спокойно... На деле же оказалось, что работа заключается почти в безвылазном пребывании за забором из колючей проволоки. Сам чувствуешь себя заключенным... Время от времени "воспитуемые" алкаши пускались в бега, и тогда приходилось днями и ночами гоняться за ними по всей области и сутками сидеть в тоскливых засадах. Нагорнов решил уйти из ЛТП, но это было не так-то просто.

Помог случай - хотя его трудно было бы, с учетом последующих событий, назвать счастливым.

Однажды, сдавая очередную сессию в институте, Евгений познакомился с такой же заочницей, как он сам, только на выпускном курсе. Ее звали Лида, родом она была из Инска. Когда она получила диплом и устроилась юрисконсультом в горторг, они поженились. Некоторое время молодожены ездили друг к другу в гости, из Инска в Мапряльск и обратно. Потом и Нагорнов окончил институт и написал рапорт об увольнении из ЛТП. Мурыжили его долго по всем инстанциям, но наконец отпустили. Помогло еще и то, что у молодых супругов родился ребенок - дочь Анжелика.

Но вот настал день, когда видимые трудности и проблемы остались позади. Нагорнову удалось перевестись в Инск, где он устроился следователем в пригородный РОВД. Работы было много, но дела у Евгения шли в гору. Он получил звание старшего лейтенанта, потом стал старшим следователем, и ему поручали даже самые сложные дела. Жили Нагорновы у родителей Лиды. Тесть работал ответственным секретарем в городской газете, теща - воспитателем в детском саду.

Но однажды грянул гром. В одном из районов области, не избалованном прелестями цивилизации, освободилась должность начальника следственного отдела, и руководство ГОВД предложило Нагорнову отправиться туда. Он бы поехал, но жена категорически отказалась последовать за ним "в эту глушь". Однако родители ее тоже настаивали на том, что каждая семья должна иметь свой угол. В результате Нагорнов избрал наиболее радикальный вариант. Он уволился из инских органов внутренних дел и вернулся в Мапряльск, где к тому времени домик его родителей стал пустым: один за другим скончались отец и мать, а сестра вышла замуж и укатила куда-то с мужем из города. Здесь его взяли в ГОВД на должность оперуполномоченного.

Лида и дочка переехали вместе с Евгением, и некоторое время они жили хорошо. В Мапряльске Нагорнов получил звание капитана и стал старшим "опером". Но потом грянул второй гром - теперь уже над личной жизнью Евгения.

Однажды он встретил женщину и понял, что влюбился. Банальная история. Ушел из семьи, а отношения с новой дамой сердца тоже не сложились. Так и остался один. Постепенно привык. Жена так и не простила ему ухода, и долгое время не давала встречаться с дочерью, так что Лика выросла практически без отца. Лишь сегодня Лида сама позвонила Нагорнову и попросила срочно приехать...

Закончив рассказ, мой собеседник молча смолит уже не известно какую по счету дешевую сигарету. И я молчу. Не умею утешать людей, которых жизнь испытывает на прочность. Может быть, потому, что меня самого никто никогда не утешал...

Резко отшвырнув догоревший почти до фильтра окурок в кусты, Нагорнов вдруг разворачивается ко мне и говорит:

- Слушай, Влад... ничего, что я к тебе на "ты"?.. - (Я утвердительно киваю). - Я все понимаю... Лиде ты ничего не сказал, чтобы не расстраивать ее, верно? Но мне-то ты можешь сказать правду о Лике? Что с ней все-таки произошло?

Почему-то его вопрос больно задевает меня.

- Ты хочешь знать, что случилось с твоей дочерью? - неожиданно для себя взрываюсь я. - А зачем? Что тебе это даст, что?!.. Вы все тут живете как слепые, стараясь ничего не видеть и не замечать! В вашем городе один за другим люди впадают в ненормальную спячку, а вы делаете вид, что ничего особенного не происходит, потому что до поры до времени вас лично это не касается! Даже узнав о Спящих, вы все равно ничего не предпринимаете, потому что смирились со своей беспомощностью! Есть, мол, приезжие специалисты - пусть они и занимаются этой проблемой, а мы будем жить дальше, как ни в чем не бывало, читать книги, смотреть запоем телевизор, слушать всякую музыкальную чушь - и вам больше ни до чего нет дела!.. И даже тогда, когда жертвой Спячки становится кто-то из ваших близких, вы и пальцем не хотите пошевелить, чтобы изменить что-то в своем протухшем мирке! Неужели вы не понимаете, что, рано или поздно, грянет взрыв?!..

Нагорнов виновато опускает голову.

- Ну ладно, ладно, - бормочет он, перекатывая желваки на скулах. - Что ты раскричался, Влад? Только скажи, чем я могу помочь тебе - и я сделаю все, что хочешь!..

Запал мой проходит так же неожиданно, как и начался. Действительно, и что я обрушился на капитана? Что может он сделать против наползающей на этот город заразы? Ничего. Как не может сделать никто, включая меня самого...

Противное чувство беспомощности переполняет меня.

Чтобы превозмочь его, пускаюсь рассказывать Нагорнову о том, что мне удалось узнать о Спячке. Разумеется, о своей истинной профессии я умалчиваю. Так же, как и о предпринятых мною оперативных мероприятиях в отношении Лугина и о покушении на себя.

Зато излагаю капитану предположение о том, что Спячка - дело рук неких экспериментаторов из закрытых ведомств.

Нагорнов недоверчиво смотрит на меня.

- Ты в самом деле в этом уверен? - спрашивает он и, когда я пожимаю плечами, восклицает: - А по-моему, это самая настоящая дичь!

- Почему? - ошарашенно осведомляюсь я.

Он закуривает новую сигарету.

- Просто я знаю, что люди всегда склонны винить во всем государство, правительство и особенно - службы безопасности и правопорядка. Так уж устроена наша психология, что мы привыкли перекладывать вину за любые бедствия и проблемы на власть предержащих... Так, наверное, легче - считать, что у каждой беды должен быть конкретный виновник. Ушел кто-то от жены, как я в свое время, - значит, кто-то его сглазил или приворожил. Умер кто-то от рака - значит, его облучали радиацией антенны. Случился неурожайный год - во всем виноват запуск ракет с Байконура.... Если б ты знал, Влад, какие безумные убеждения порой рождаются в голове граждан, пострадавших от несчастных случаев!

Горечь наполняет мое нутро. Стоит ли пытаться переубедить того, кто тебе не верит?

- Может быть, у тебя есть другое объяснение происходящему? - спрашиваю я. - И наверняка более реальное и правдоподобное, не так ли?

Он качает головой.

- Не знаю, - говорит он наконец. - Есть, правда, одна мыслишка, но ее надо проверить.

Потом резко встает и, не прощаясь и не оглядываясь, уходит.

* * *

Ну их всех к черту! Надоело вести беседы и расспросы! Надоело торчать в вонючих больничных покоях, изображая из себя всезнающего эксперта! Надоело таскаться по жаре, изображая из себя сыщика-любителя!.. В конце концов, имею я право на отдых или нет? Вот приду сейчас, приму душ, плотно перекушу в гостиничной столовой, а потом завалюсь спать часиков до самого утра...

И пусть хоть весь город впадает в Спячку - пальцем не пошевелю, чтобы помешать этому!

Тем более, что, судя по высказываниям моего дорогого шефа, это не входит в мои полномочия. А что входит? Ждать, пока кто-то из Спящих проснется? А что потом?...

Не твое дело, Лен. Тебе скажут, что потом. А пока - живи и не дергайся, как лягушка в сметане. Не лезь туда, куда тебя не просят...

Черт, а ведь я действительно устал сегодня. Ноги еле повинуются, в желудке сосет, а рубашка противно липнет к потной спине. А тут еще эта проклятая лестница...

Уф, неужели это последняя ступенька?!..

Сейчас, первым делом, закажу в столовой ба-ольшую кружку пива прямо из холодильника и...

О, кого я вижу?! Чья это стройненькая фигурка с пушистыми светлыми волосами вынырнула из дверей нашего беззвездочного отеля и бойко стучит каблучками, направляясь ко мне? Похоже, я ее знаю, хоть сейчас она выглядит совсем иначе, чем на своем рабочем месте... Еще краше.

- Добрый день, Анна Владимировна!

- Добрый вечер, Владлен Алексеевич!

А ведь и вправду уже вечер.

Между прочим, ее памяти на имена можно только позавидовать. И, наверное, не только на имена, но и на все остальное... Нельзя ли мне использовать это ее качество в своих интересах?

- Вы домой?

Глупее вопроса не придумаешь. Даже если она спешит на свидание со своим парнем, с какой стати она должна рассказывать об этом всем постояльцам?

- Да, сдала дежурство сменщице...

- А вы не будете против, если я вас немного провожу?

Типичный женский взгляд, оценивающий, насколько я соответствую ее представлениям об ухажерах. Нет-нет, не беспокойся, дитя мое, я вовсе не претендую на жаркие объятия в сумерках и на поцелуи при луне! Все, что мне от тебя надо, - это выяснить один важный для меня вопрос...

- Ну, вообще-то я не знаю... стоит ли так беспокоиться за меня? Ведь еще светло, да и живу я далековато...

- Ну что вы, Анна Владимировна, какое может беспокойство? Мне будет приятнее пообщаться с такой интересной девушкой, как вы, чем провести вечер в четырех стенах, в компании любителей карточных игр и пошлых анекдотов!..

Не перебарщивай, Лен, а то она мило покраснела от комплимента и стала просто-таки опасно-красивой.

- Что ж, если только до трамвайной остановки...

И на том спасибо, жеманница.

Ну, а теперь придется активизировать весь наличный запас анекдотов и смешных историй, чтобы юной даме не было скучно.

И я принимаюсь исполнять функции массовика-затейника. Не знаю, в чем дело, но сегодня я явно в ударе. Во всяком случае, когда подходит трамвай, очередная история, которую я излагаю милой Анне Владимировне, далека от завершения, и, естественно, не может быть и речи о том, чтобы оборвать ее на полуслове. Впрочем, к этому времени девушка уже не против, чтобы я проводил ее до самого дома...

Живет Анечка на тихой улочке. Здесь много зелени и мало фонарных столбов. Людей вокруг не видно. И тишина. Жуткая, неестественная тишина, нарушаемая лишь стуком каблучков моей спутницы по асфальту. Словно мы очутились в каком-то заколдованном мире, где все спят.

Тьфу на тебя, гнусное подсознание, опять ты за свое?!..

- Ну, что же вы замолчали, Владлен Алексеевич?

- Да вот размышляю, не пора ли нам перейти на более приятельские формы общения, Аня?

- И как же я должна вас называть?

- Ну хотя бы Влад. А лучше - Лен, к этому сокращению я с детства привык... Нам далеко еще идти?

- Устали? Или боитесь, что не найдете дорогу обратно?

- Ни то, ни другое. Просто...

- Что - просто?

- Ничего, это я так...

- Ну, тогда расскажите еще что-нибудь.

- Хорошо. Только это будет вовсе не смешно.

- Ну и что? Можно подумать, что те дурацкие анекдоты, которыми вы старательно потчевали меня всю дорогу, были смешными!

Хм, а она не так глупа, как выглядит. Может, я недооцениваю ее или вообще ошибаюсь? Ведь, если вдуматься, тем, кто стремится ликвидировать последствия своих преступных экспериментов, было бы очень выгодно иметь своих людей среди персонала гостиницы, чтобы проверять, кто и зачем пожаловал в Мапряльск... Но отступать поздно.

- Давайте, я расскажу вам, Аня, ради чего я приехал в ваш город. Только скажите, сколько времени имеется в моем распоряжении.

- Минут десять, не больше. Мой дом во-он за тем поворотом, видите, пятиэтажка с плоской крышей?

- Понял. Итак, буду краток. Дело в том, что некоторые жители вашего города ни с того, ни с сего, стали впадать в очень странное состояние. Оно похоже на сон, но это вовсе не сон. Оно похоже на кому, но это и не кома. Их нельзя разбудить чем бы то ни было, даже болью. И тем не менее, их мозг продолжает активно работать неизвестно над чем... На сегодняшний день таких Спящих - пять... нет, уже шесть человек. И это количество растет с каждым днем...

- А известно, из-за чего они... засыпают?

- В том-то и проблема, что - нет.

- Ну, а как вы думаете, в чем причина?

Что ж, придется немного разочаровать тебя, а в твоем лице и тех, на кого ты работаешь - если, конечно, работаешь...

- Есть все основания полагать, что мы имеем дело с так называемым обменом разумов. Вы фантастикой не увлекаетесь?

- Не-ет... Это мой младший брат, Алешка, тот прямо зачитывается ею.

- И правильно делает. В любой фантастике есть доля правды, Анечка. В нашем случае, я полагаю, сознание жертв Спячки замещается другим, чуждым нашему миру, сознанием. Скорее всего, таким способом пришельцы хотят использовать людей в качестве своих марионеток...

- Но зачем?

- А вот это, Анечка, выяснится только тогда, когда кто-нибудь из Спящих проснется. Хотя было бы лучше, если бы это случилось не скоро... или вообще не случилось бы...

- Да ну вас, Лен!.. Признайтесь, что вы меня разыгрываете!

По-моему, пора...

- Признаюсь, если и вы мне кое в чем признаетесь, Аня.

- Я? Но в чем?

- Помните, вчера вечером вы просили меня спуститься вниз, потому что мне кто-то звонил?

- И что?

- Вы никуда не отлучались со своего рабочего места, пока я отсутствовал?

- Да вроде бы нет...

- Тогда вы должны были видеть, кто входил в мой номер. Или, по крайней мере, проходил в тот конец коридора, где он расположен. Кто это был, Аня?

Старательно припоминает, морща лобик. Или делает вид?

- Да, кажется, никто...

- Кажется или никто?

- Во всяком случае, никто из посторонних, это точно.

- А из проживающих в гостинице?

- Нет, никто...

Этого и следовало ожидать.

- Ну, вот, видите, моя версия о пришельцах подтверждается. Потому что только они, если верить фантастическим романам, способны проходить сквозь стены и делаться невидимыми.

- Может быть, вы все-таки скажете мне, что случилось в вашем номере за время вашего отсутствия?

- Конечно, скажу, Анечка. Видите ли... - (Драматичная пауза). - ... какой-то негодяй украл у меня зубную щетку!

Она вдруг резко останавливается. Но не смеется. И даже не улыбается.

- Хотите, дам вам один совет, Лен?

- Люблю бесплатные советы, Анечка.

- Никогда не думайте, что девушки любят шутки и розыгрыши. Особенно - такие плоские, как у вас. До свидания!

Вот те и раз! Это называется: холодный душ для мужского самолюбия. Распинаешься, распинаешься перед существом в юбке - а, оказывается, все было напрасно!

Ничего. Перетерпим. Правда, Лен?

Было бы не так обидно, если бы ценой утраты авторитета в глазах девушки тебе удалось хоть что-нибудь выяснить. А теперь ты окончательно запутался: правду говорила твоя собеседница или беззастенчиво лгала, в соответствии с рекомендованной ей линией поведения?

Еще один тест на проверку логического мышления.

Если Анна кривила душой, сказав, что никого не видела, то из этого абсолютно ничего не следует, кроме того, что сама она замешана в игре против меня.

Но если это все-таки была правда, то, отбросив версию о злодеях-невидимках согласно принципу Оккама, следует сделать вывод, что человек, заинтересовавшийся моим верным чемоданчиком, проживает в одном из соседних номеров. То есть, двести один, двести два и двести четыре. А это уже кое-что. Во всяком случае, лучше, чем вообще ничего...

Ого, а ведь уже окончательно стемнело. Похоже, что мои надежды на плотный ужин в гостиничной столовой сегодня обречены на крах. И это очень не нравится моему желудку...

И еще мне не нравится тот факт, что вокруг по-прежнему безлюдно, если не считать трех силуэтов, движущихся мне навстречу. Силуэты довольно внушительных габаритов, с неразличимыми лицами и потому не внушают мне ощущения безопасности.

К тому же, один-единственный фонарь, который освещал данный участок улицы (слева - высокая бетонная стена бесконечного забора, справа, через дорогу, - нечто вроде парка, тоже окруженного железной решеткой), внезапно гаснет, когда до силуэтов остается не больше пяти метров, и наступает чуть ли не та тьма, которая, если верить библейским преданиям, имела место до сотворения мира.

В самый последний момент перед тем, как гаснет фонарь, мне удается заметить, как троица, что движется на сближение со мной, синхронно делает одинаковое движение, надевая на лица нечто, напоминающее очки для подводного плавания.

О том, что этот прибор позволяет видеть в темноте, я догадываюсь лишь тогда, когда получаю меткий и хлесткий удар в шею. Он наверняка нанесен ребром ладони. Скорее всего, бивший пытался сразу же отключить меня, перебив сонную артерию, и если бы я случайно не оступился на попавшем под каблук камне, корчиться бы мне сейчас на асфальте, тщетно пытаясь поймать широко раскрытым ртом воздух.

И, словно в доказательство того, что это - лишь первая ласточка, удары обрушиваются на меня отовсюду. Однако глаза мои уже успели адаптироваться к тьме, и я способен различать зыбкие силуэты, пляшущие вокруг меня, как призраки. В голове вспыхивает естественная мысль: "За что?" - и тут же исчезает.

Потом будем разбираться, кто эти типы и что я им сделал плохого. А пока надо защищаться. Слава Богу, что в Интерполе мне приходилось заниматься не кабинетной работой.

Тем не менее, очень скоро я понимаю, что против меня трудятся не простые любители уличных забав типа "трое на одного". Они работают слаженно и умело, не делая лишних движений. Каждый их удар рассчитан на то, чтобы отправить меня в глубокую отключку, и если бы не мое везение, схватка давно завершилась бы моим поражением.

Шансов долго выстоять против троицы, в сущности, нет никаких, и я сопротивляюсь, скорее, по привычке. Просто не люблю, когда меня пытаются использовать в качестве тренировочного манекена. И еще у меня есть странное свойство не чувствовать боль во время поединка. Она как бы откладывается на потом...

Нельзя сказать, что мое защитное трепыхание абсолютно тщетно. Пару раз мне удается достать носком ноги один из силуэтов, и тот на несколько секунд берет тайм-аут. Зато остальные удваивают усилия, и я понимаю, что мне пришел конец.

Отлетев от очередного удара к бетонномузабору, я чувствую, что ноги мои подкашиваются, а дыхания не хватает, чтобы наполнить легкие воздухом. В глазах вспыхивают яркие концентрические круги, в голове нарастает характерный звон, сигнализирующий о приближении обморока, и я вижу, как в руке одного из моих противников появляется какой-то продолговатый предмет... Значит, им надоело со мной возиться, и они решили отправить меня на тот свет быстро и надежно.

А помешать им это сделать я, даже если бы и хотел, не могу.

Внезапно где-то рядом раздается истошный визг автомобильных тормозов, и в ту же секунду поле нашего сражения освещается пронзительно-ярким светом. Свет этот ослепляет не только меня, но и моих противников.

А потом происходит нечто непонятное. Один из тех, кто избивал меня, вдруг отлетает в сторону, выронив странный предмет на тротуар. Другой скрючивается пополам, однако тут же распрямляется и вместе с третьим накидывается на какую-то темную фигуру, у которой, кажется, мгновенно вырастают дополнительные пары рук и ног, как у статуй Будды в индусских храмах.

Слышатся приглушенные и неразборчивые, но очень энергичные возгласы и хыкающие выдохи, но меня окончательно сковывает душная темнота...

Разбирайтесь тут сами, ребята, пока я немного передохну, мелькает в моей затуманенной голове мысль, перед тем как я отключаюсь.

* * *

Свет. Невыносимо яркий свет. И темное пятно надо мной.

Делаю усилие, чтобы сфокусировать изображение, и пятно превращается в мужское, смутно знакомое лицо, озабоченно вглядывающееся в меня.

Оказывается, я лежу прямо на тротуаре, а надо мной кто-то склонился.

Инстинктивно пытаюсь оторвать голову от грязного асфальта, и тело сразу наливается такой жуткой болью, что я, не сдержавшись, испускаю стон.

Сразу возвращается память о том, что произошло со мной. А вместе с ней - и способность анализировать ситуацию.

Я лежу у бетонной стены в лучах автомобильных фар (на проезжей части носом к стене стоит машина с зажженными фарами), а человек, всматривающийся в меня, - не кто иной, как Круглов, отец спящего беспробудным сном мальчишки. Мы с ним одни, недавние мои противники куда-то исчезли и, если бы не мое состояние, ничто не напоминает о том, что меня только что не забили до смерти.

Превозмогая боль и головокружение, с трудом принимаю сидячее положение.

- Как самочувствие? - заботливо интересуется Круглов, вытирая мое лицо не то тряпкой, не то носовым платком, смоченным в каком-то дешевом одеколоне. - Может быть, вас надо отвезти в больницу?

Ощупав себя, убеждаюсь, что все кости целы, хотя до них больно дотрагиваться. Потом отрицательно качаю головой:

- Нет... не надо...

Оказывается, я даже могу более-менее членораздельно говорить распухшими до размера вареных сосисок губами.

А где мой "мобил"? Неужели эти скоты?..

- Что вы ищете? - спрашивает Круглов, заметив, как я верчу головой. - Случайно, не вот этот "дипломат"?

Не оборачиваясь, он шарит позади себя рукой, а потом протягивает мне чемоданчик "мобила".

Фу-у, словно гора с плеч!..

Торопливо поднимаю крышку и убеждаюсь, что видимых повреждений в приборе не имеется. В принципе, вывести его из строя можно, только если специально задаться такой целью, да еще иметь под рукой какой-нибудь инструмент типа автогена, но испытывать "чемоданчик" на прочность мне раньше не приходилось...

- Кто это вас так невзлюбил, Владлен Алексеевич? - продолжает интересоваться Круглов, имея в виду напавших на меня типов.

- Понятия не имею, - с трудом бормочу я. - Шел тут, никого не задевал... Вдруг погас фонарь, и сразу же на меня набросились эти трое...

- Понятно, - хмыкает Круглов. - Засада по всем правилам военного искусства. Видно, вас избивали не просто как первого попавшегося... Именно вас они и поджидали, Владлен Алексеевич!

- С чего вы это взяли? - машинально возражаю я, хотя ясно, что мой спаситель прав.

- Ну, а как же? Место они подходящее подобрали, чтобы домов поблизости не было, фонарь наверняка выстрелом из "бесшумки" разбили, а сами "пээнвэшки"... приборы ночного видения, то есть... на морду нацепили, чтобы сподручнее было с вами во тьме разбираться. Странно только, что убивать вас они все-таки не хотели.

- Да? А у меня сложилось иное впечатление, - говорю я, ощупывая на себе синяки и кровоподтеки.

Круглов поднимается с корточек, выходит куда-то за пределы освещенного фарами пространства и возвращается с одним из тех продолговатых предметов, которыми были вооружены силуэты.

- Знаете, что это такое? - спрашивает он.

По инерции открываю рот, чтобы признаться в знакомстве с контактным электрошокером, но вовремя спохватываюсь: с какой стати книжный червь, грызущий гранит науки, должен разбираться в штатных спецсредствах полицейских ведомств? Круглову приходится "просветить" меня на сей счет, и я вынужден согласиться с ним, что меня хотели не прикончить, а всего лишь обездвижить. Возможно, чтобы похитить.

- У них, кстати, была наготове машина, - сообщает Круглов, указывая куда-то в темноту. - Стояла с работающим двигателем вон там, в переулке за парком... Когда я... это... вмешался, они, недолго думая, рванули к ней со всех ног, запрыгнули в кабину и умчались, не включая фар. Гнаться за ними я не мог -надо было вас в чувство приводить...

- Ну, спасибо, вы вовремя подоспели на помощь, - искренне говорю я, протягиваю бывшему майору руку. Пожав его жесткую ладонь, я использую ее в качестве опоры, чтобы рывком подняться на ноги.

Больно, но терпимо. Во всяком случае, стоять могу.

- Давайте, я вас подвезу, - предлагает Круглов. - А то, боюсь, в таком виде вы далеко не уйдете. Да и безопаснее со мной вам будет, Владлен Алексеевич.

Это точно. Армейская закалка дает о себе знать. Видимо, Круглов служил в таких подразделениях, где рукопашный бой входит в перечень обязательных дисциплин боевой подготовки.

Экс-майор заботливо помогает мне устроиться на переднем сиденье, потом садится за руль. Водит машину он так же хорошо, как и дерется против троих. С помощью наводящих вопросов мне удается выведать, откуда у моего спутника столь хорошо развитые навыки. Оказывается, он служил командиром разведбатальона в воздушно-десантной дивизии. Причем навыки свои совершенствовал не только в ходе учений. Неоднократно был командирован в "горячие точки", где велись самые настоящие боевые действия. Правда, о том, где конкретно он был и какие задачи там приходилось выполнять, Круглов скромно умалчивает, а я не заостряю на этом внимание.

Машина - подержанная "восьмерка" - давно принадлежит ему, просто на время своего отсутствия он оставлял ее какому-то своему знакомому по доверенности. Конечно, было бы интересно узнать, куда и зачем майор ехал в столь поздний час, ведь, по моим представлениям о русских традициях, он давно должен был упиться до положения риз на поминках сестры, но напрямую об этом спросить я не решаюсь, а сам Круглов не собирается просвещать меня на этот счет.

В свою очередь, он излишней деликатностью не страдает, так как, проехав несколько кварталов, осведомляется, каким образом я оказался в этом районе.

- Дела, - лаконично ответствую я.

- А может быть, женщина? - хитро прищуривается майор.

- По-вашему, я похож на донжуана? - притворно обижаюсь я.

Он старательно прокашливается, потом изрекает:

- Ладно, замнем для ясности.

- Как прошли похороны?

Он мрачнеет:

- Нормально.

Интересно, как может быть нормальным предание тела усопшей земле? Или ему за время службы и не такое пришлось повидать?

- Вас в гостиницу подбросить? - осведомляется майор после паузы.

- Вообще-то да, - колеблюсь я, - но...

Он искоса смотрит на меня, потом догадывается:

- Понятно. Вы хотите сказать, что надо снять последствия стресса?

- Вы - настоящий разведчик, майор!

- Для вас - просто Костя, - предлагает мне он. Еще один кандидат на то, чтобы быть со мной на короткой ноге.

- Идет. А вы зовите меня Лен... Может, заодно на "ты" перейдем?

- Само собой. Мне это "выкание" интеллигентское не по нутру, сам понимаешь, мы, военные, - люди простые, грубые, больше к мату и панибратству привыкли.

Ну, это он зря... Сколько мне ни приходилось общаться с офицерами, в большинстве своем они были исключительно вежливые и обходительные люди. Конечно, когда сидишь в окопе под обстрелом, не до манер, но в обычной жизни - дело другое...

- Куда едем? - интересуюсь я.

Машина скользит по вечерним - нет, уже ночным - улицам центральной части города.

- Сейчас есть места, которые функционируют двадцать четыре часа в сутки, - откликается Круглов. - Правда, я давненько не был в Мапряльске... Вот что, Лен. Ты смотри по правой стороне улицы, а я буду вести наблюдение в своем секторе. Как только увидишь что-нибудь круглосуточно-питейное, свистни!..

- А я не напугаю своим видом посетителей?

Он на несколько секунд включает освещение салона и критично разглядывает мою физиономию.

- Ну, хотя на роль фотомодели ты сейчас не подходишь, но в кабак тебя все-таки пропустят. Хотя бы потому, что иначе вышибале придется плохо лично от меня!

Невольно улыбаюсь. Есть что-то такое в моем собеседнике, что сразу располагает к нему. С такими парнями, как Круглов, чувствуешь себя уверенно в любых обстоятельствах.

Машина притормаживает и сворачивает влево, к обычному многоэтажному жилому корпусу, первый этаж которого представляет собой пристройку с большими стеклянными витринами и мигающей разноцветными огоньками вывеской: "МИНУТКА". И чуть ниже - "Ночной клуб"...

- Вот уж не подозревал, что в Мапряльске даже ночные клубы имеются, - признаюсь я.

- А, - машет рукой Круглов. - Это всего лишь вывеска. А так - обычная забегаловка, только работающая по ночам.

Вопреки характеристике майора, внутри заведение оказывается вполне приличным.

Здесь все, как полагается: истошно воющая музыка из музыкального центра (на оркестр "живьем" у клуба, видимо, средств пока нет), интимный полумрак, озаренный багровым светом настенных светильников типа "ночник", кожаные кресла и угловые диванчики вокруг дубовых столиков, и несколько полуобнаженных девиц, выделывающих эротические па на крохотной сцене.

Посетителей не очень много, и остается лишь предполагать, чтo больше не дает клубу прогореть: бескорыстное стремление служить народу со стороны хозяев заведения или спонсирование клуба местными мафиозными группировками?

По негласному уговору мы занимаем места за стойкой бара у задней стены зала и делаем заказ бармену. Я ограничиваюсь двойной порцией коньяка - хотя сейчас меня лучше всего реанимировала бы "текила" - а мой спутник удовлетворяется огромной кружкой пива.

Коньяк не очень хорош, но, сделав несколько глотков, я чувствую, как ко мне возвращаются утраченные силы.

- Уезжать надо отсюда, - вдруг изрекает мой спутник, поставив наполовину опустошенную кружку на стойку и закуривая типично армейскую сигарету без фильтра - "Приму". - И как можно быстрее...

- Почему? - ошарашенно осведомляюсь я, не усматривая никакой опасности в уютной атмосфере вокруг нас.

- А ты еще не понял? - в упор смотрит на меня Круглов. - Обстановочка в городе еще та... как на передовых позициях перед артобстрелом противника... Все вроде бы тихо и спокойно, но тишина такая... нехорошая... Что-то здесь должно грянуть, это я тебе гарантирую. Не нравится мне нынешний Мапряльск, совсем не нравится.

Мне остается лишь пожать плечами и внутренне согласиться с Кругловым. Под артобстрелом я, правда, никогда не бывал, но и у меня сложилось ощущение, будто на город наползает какая-то невидимая угроза. И связана она почему-то со Спящими.

- Наверное, лично я так и сделаю, - продолжает мой собеседник. - В ближайшее время заберу Олежку и рвану на все четыре стороны... В Таганрог, например. Там один мой бывший сослуживец обитает, мы с ним в свое время в Чечне воевали... Куплю домик с садиком, и заживем мы с Олегом, как все рядовые граждане.

- Ну, для начала надо, чтобы твой Олежка проснулся, - возражаю я. - Ты же не повезешь его спящим!

- Почему нет? - удивляется майор. - Вон, закину его на заднее сиденье машины - и вперед, с песней!.. Пусть себе спит на здоровье всю дорогу!

- А если он того... вообще никогда не проснется? - не удерживаюсь я от не очень-то тактичного вопроса.

Мысль о том, что Олег Круглов, когда проснется, будет востребован Инвестигацией в качестве объекта тщательного изучения, я пока оставляю при себе.

Круглов хмурится и взирает на меня так, словно я сообщил ему, что Земля, оказывается, - квадратная и действительно покоится на трех китах. Потом придвигается ко мне совсем близко. Так, что я могу разглядеть чуть заметный рубчик старого шрама на его правой щеке.

- Проснется, - заверяет меня он. - Он обязательно проснется! Поверь мне, Лен!

Вновь пожимаю плечами и отвожу взгляд в сторону.

Лично у меня нет уверенности в том, что кто-нибудь из Спящих когда-нибудь придет в себя. Но об этом вряд ли стоит сообщать их близким родственникам.

Дверь клуба внезапно распахивается, пропуская в зал двух новых посетителей. Оба мне хорошо знакомы, но их появление в ночном клубе, да еще и вместе, является полной неожиданностью для меня.

Это Нагорнов и Ножин.

В отличие от нас, милиционер и психотерапевт, видимо, собираются обосноваться в клубе надолго. Во всяком случае, они проходят в глубину зала и усаживаются за свободный столик.

На случайную встречу это не похоже. Видимо, Нагорнов решил заняться делом Спящих вплотную.

- Кто это пришел с капитаном? - слышу над ухом голос Круглова.

- А ты с ним еще не знаком? - в свою очередь, удивляюсь я.

- Откуда? - вопросом на вопрос отвечает бывший майор. - Первый раз вижу этого мощного старикана!..

- Это Михаил Юрьевич Ножин, - поясняю я.

- Очень исчерпывающее объяснение, - с иронией замечает Константин. - А подробнее можно?

Приходится поведать своему спутнику об удивительных теориях и способностях психотерапевта.

Однако Круглов почему-то прислушивается ко мне лишь в пол-уха, и я обращаю внимание на то, что он напряжен так, будто вот-вот бросится в драку с невидимым противником.

- Я-ясно, - наконец, прерывает он меня на полуслове. - Непризнанный провинциальный гений, значит, этот самый Михаил Юрьевич? Ну-ну...

- Может, присоединимся? - предлагаю я, кивая на оживленно беседующих Нагорнова и Ножина.

Однако Круглов озабоченно смотрит на часы.

- Нет, мне пора, - с сожалением говорит он. - Как-нибудь в другой раз...

- Между прочим, - со скрытым упреком говорю я, - теперь вы с Нагорновым - товарищи по несчастью.

- В каком смысле? - морщит Круглов загорелый лоб.

- Сегодня днем его дочь тоже оказалась в больнице. С тем же диагнозом, что и ваш Олег...

- Да? - Несколько секунд Круглов напряженно мыслит. Потом машет рукой: - Ну, тогда другое дело!..

Шустрый официант, явившийся из недр заведения, уже успел обслужить Нагорнова и Ножина, когда мы с Кругловым приближаемся к их столику. Правда, тягой к излишествам ни капитан, ни доктор, судя по набору заказанных ими яств, не страдают. Водка в пузатом вместительном графинчике да импровизированное "витаминное ассорти" из порезанных кружочками лимона, апельсина и ломтиков не разделанных яблок -и все.

- Добрый вечер. Мы вам не помешаем? - светским тоном осведомляюсь я.

Нагорнов приветственно улыбается, но улыбка у него выходит слегка натужная. Наверное, наше появление все же нарушило планы оперативника. Зато Ножин невозмутимо пожимает мне руку и широким жестом приглашает нас занять свободные места за столиком.

- Знакомьтесь, Михаил Юрьевич, - киваю я на своего спутника. - Круглов, Константин Алексеевич. Отец того самого мальчика, который...

- Да-да, я знаю, - перебивает меня Ножин. Пожимает руку Круглову, внимательно глядя майору в глаза, а потом с памятной мне интонацией сообщает:

- Между прочим, Константин Алексеевич, нервы у вас того... ни к черту нервишки-то... Будто вы тридцать лет подряд работали шпионом где-нибудь в...

- В Иране, - с невозмутимым видом подсказываю я.

На секунду Ножин утрачивает дар речи, а потом закатывается дребезжащим смешком, укоризненно грозя мне пальцем:

- Один-ноль в твою пользу, Лен! Уел старика, ничего не скажешь. - Вновь поворачивается к Круглову. - А нервная система у вас действительно расшатана, Константин, поверьте мне на слово...

- Еще бы! - мрачно соглашается Круглов. - Столько лет возни с личным составом никому не пошли бы на пользу, тем более - у нас, в ВДВ!..

- Не лезь в бутылку, Костя, - кладу я руку на широкое плечо майора, бугрящееся мышцами даже сквозь плотную джинсовую ткань куртки. - Михаил Юрьевич всего лишь хотел предложить тебе свои услуги в плане снятия стрессов. И он действительно кое-что может...

- Да я... это... я чего? - нарочито смущенно бурчит Ножин.

- Нет уж, - машет своей ручищей Круглов. - Спасибо, конечно, но мы как-нибудь сами стресс снимем, народными средствами...

- Да, кстати, - вмешивается в разговор Нагорнов. - Вы извините, ребята, но мы на вас не рассчитывали... - Он красноречиво обводит рукой скудное убранство столика. - Но это мы сейчас мигом исправим!

Он принимается искать взглядом официанта.

- Ничего не надо, - поспешно говорю я. - Лично я уже лекарство от стресса принял, а Костя - за рулем, так что не обращайте на нас внимания, хорошо?

- Ну, тогда поехали, Михаил Юрьевич, - предлагает Нагорнов психотерапевту, подняв рюмку, и, молча чокнувшись, они дружно опрокидывают в себя прозрачную влагу.

Подцепив вилкой кусочек лимона, Нагорнов обращается ко мне:

- Что-то у тебя такой вид, Лен, как будто по тебе проехались бульдозером.

Я хмыкаю.

- Ты не так уж далек от истины, Женя. Только бульдозеров было три штуки, и вместо гусениц у них были электрошокеры. Если бы на помощь не подоспел Костя, мы бы сейчас с тобой не разговаривали...

- Серьезно? Кто же на тебя наехал? И за что? Опознать при случае этих типов можешь?

- Вот что значит - сотрудник милиции, - заговорщицки поясняю я Круглову и Ножину. - Хлебом не корми, только дай допросить кого-нибудь с пристрастием!.. Только знаешь, Женя, жаловаться в милицию я не собираюсь.

- Почему это? - с некоторым разочарованием осведомляется Нагорнов.

- Да потому что было темно, и нападавшие были как бы в масках, так что опознать их я все равно не смогу. И били меня с какой-то неведомой мне целью. Может, решили таким образом развлечься, а может - были обижены на весь мир, а я просто подвернулся под руку... Я думаю, что даже если ваш ГОВД будет землю рыть, этих придурков найти не удастся.

- Ты хоть скажи, когда и где это случилось, - не унимается капитан. - А там посмотрим, смогу я найти эту троицу или нет...

- Это было примерно час назад на Покровке, - вмешивается в наш диалог Круглов. -Там, где крутой поворот возле парка...

- На Покровке? - Нагорнов на секунду задумывается, потом качает головой: - Нет, это не братья Ким, как я сначала подумал, те на Покровку ночью не забираются... Не их сектор ответственности, как принято говорить в армии... Может, это ребята Витьки Лебедева? Но откуда у них взялись электрошокеры? Да и под покровом темноты они не стали бы нападать, они, наоборот, любят средь бела дня куражиться... Интере-есно... А как это тебя туда занесло в ту степь, да еще так поздно?

- Ветром, товарищ капитан, сильным ветром, - насмешливо говорю я.

- Послушай, Лен, а тебе не кажется, что это может быть как-то связано с твоей работой в больнице? - вдруг гудит Ножин.

Конечно, кажется, дорогой мой знаток человеческой психологии. Только не хочется признавать это вслух. И потом, что значит - кажется? Казаться может все что угодно: скрытно бдящие за человечеством инопланетяне; чудом сохранившиеся динозавры в шотландских озерах; не видимые обычным глазом призраки умерших, имеющие обыкновение проявляться на фотографиях в окружении своих живых потомков; снежный человек, тайно обитающий в московском парке Сокольники... Если бы мы, инвестигаторы, верили всему, что кажется нам самим и другим, то мир, в свою очередь, давно перестал бы верить нам.

Поэтому мы вынуждены быть профессиональными "фомами неверующими". Правда, с той разницей, что мы способны признавать твердо установленные факты. И состоит на нашем вооружении очень удобный принцип: в мире все возможно, но не все одинаково вероятно...

- А при чем тут больница? - простодушно удивляюсь я.

- Дело в том, дорогой Лен, - вкрадчиво говорит Ножин, - что мы с Евгением Петровичем обсуждали одну заманчивую версию, которая могла бы объяснить, откуда в нашем городе берутся Спящие. И мы склонны полагать, что данный феномен возник вследствие чьего-то злого умысла...

Я растерянно откидываюсь на спинку стула. Неужели Нагорнов и Ножин пришли к тем же выводам, что и я? Может быть, им стало известно нечто новое?

- Как это понимать? - снова нахмурившись, интересуется Круглов, опережая мой вопрос. - По-вашему, кто-то нарочно усыпил моего Олега?

Поистине, родственные чувства ослепляют человека. Чувствуется, что судьба своего чада интересует бывшего майора больше всего на свете.

Ножин и Нагорнов переглядываются, но ответить не успевает никто из них.

Несмотря на интенсивный звуковой фон, создаваемый колонками музыкального центра, я различаю характерный сигнал, который исходит из моего чемоданчика.

Это так неожиданно, что я просто не верю своим ушам. Потом лихорадочно откидываю крышку "мобила" и убеждаюсь, что не ошибся.

В больничной палате, где находятся тела Спящих, сработали установленные мной датчики.

Значит, кто-то из Спящих проснулся. Если это так, то задание мое близко к завершению.

- Что-нибудь случилось, Лен? - интересуется Нагорнов.

Мой мозг лихорадочно прокручивает варианты.

С одной стороны, если быть верным наказу шефа, я должен оказаться первым рядом со Спящими, когда кому-нибудь из них надоест дрыхнуть.

Но, с другой стороны, где гарантия, что датчики сработали именно на пробуждение моих подопечных? Да, параметры их мозговой активности и физиологические показатели резко изменились - настолько резко, что сработала сигнальная подпрограмма в моем "мобиле" - но разве только при пробуждении человека происходят подобные изменения?

В больнице могло произойти какое-нибудь ЧП, а в своем нынешнем состоянии я не гожусь для решительных действий. К тому же, чтобы быстро добраться до больницы, опять придется просить Круглова выступить в роли таксиста, а он может заподозрить неладное...

Эх, была не была!

- Да, - признаюсь я вслух, - случилось. Что-то там не то со Спящими. Я поеду туда... Кто со мной?

Естественно, все.

 

Глава 10

До больницы мы добираемся быстро, уместившись всей компанией в "восьмерку" Круглова. Движения на улицах почти нет, и Константин демонстрирует образец езды на сверхвысоких скоростях.

Снаружи здание выглядит так, будто в нем ничего не происходит.

Свет в больнице отсутствует, за исключением приемного отделения на первом этаже, да кое-где тускло светятся окна, выходящие на лестницу.

Всей гурьбой вваливаемся внутрь, потревожив уютно расположившуюся за экраном маленького телевизора дежурную по приемному отделению.

Наше счастье, что в состав нашего "десанта" входит Ножин - иначе никакие наши аргументы на эту пожилую женщину в белом халате не возымели бы своего воздействия. Она твердо стоит на том, что никто из посторонних в больницу не проникал и что никаких ЧП случиться не могло. По-моему, ей вообще кажется, что мы перебрали лишнего и собираемся учинить в вверенном под ее ответственность учреждении хулиганский дебош.

Лишь когда в разговор вмешивается Ножин, дежурная с неохотой соглашается позвонить в невропатологическое отделение, чтобы окончательно удостовериться в том, что все в порядке.

Она долго держит трубку возле уха, потом на ее округлом лице вырисовывается недоумение.

- Никто не отвечает, - сообщает она. - Может, дежурная медсестра отлучилась куда-нибудь?

- Мы все-таки пройдем, Светлана Григорьевна, - настаивает психотерапевт.

Дежурная колеблется.

- Ну, вы пройдите, Михаил Юрьевич, - наконец, говорит она, - а остальные пусть здесь подождут...

Но мы не собираемся следовать ее указанию и прорываемся вслед за Ножиным. Вслед нам летят растерянные окрики:

- Куда вы всей толпой ринулись?!.. Стойте! Вы же всех больных перебудите! Я сейчас милицию вызову!..

Но мы устремляемся вверх по лестнице и в неплохом темпе проскакиваем длинные переходы, ведущие к невропатологии.

Вот и заветная стеклянная дверь, сквозь которую виден тускло освещенный ночными лампами коридор и столик дежурной в нескольких метрах от входа. На ночь, видимо, его выдвигают из-за выступа стены так, чтобы дежурная могла видеть дверь. Девушка в белом халате сидит за столиком, ярко освещенным настольной лампой. Перед ней лежит раскрытая книга, но в данный момент дежурная не читает. Судя по ее позе, она крепко спит, уткнувшись лицом в прилежно сложенные на столике руки.

Михаил Юрьевич принимается барабанить по стеклу, призывая: "Лена! Ефимова! Открой дверь!" - но дежурная спит крепко. Слишком крепко.

Невольно покрываюсь холодным потом: неужели еще одна жертва Спячки? Может быть, эта странная напасть передается от человека к человеку подобно чуме?!..

- Да тут открыто, Михаил Юрьевич, - удивленно говорит Нагорнов, толкая дверь, которая послушно распахивается перед нами.

На правах хозяина Ножин первый врывается внутрь и принимается трясти дежурную за плечо. Но его усилия приносят совсем не тот результат, на который он, видимо, подспудно надеялся.

Тело медсестры от толчков внезапно утрачивает жесткость и валится вбок. Ножин едва успевает предотвратить падение девушки на пол.

- Ну и порядочки тут у вас! - крутит головой Круглов. - Медсестры дрыхнут на дежурстве, как самые последние салаги-дневальные! У меня в батальоне за такой сон на посту нарядами вне очереди не отделались бы, я бы голубчиков сразу на "губу" упек!..

Психотерапевт оборачивает к нам бледное лицо.

- Она не спит, - глухо сообщает он. - Она мертва...

В голове моей словно что-то взрывается, и я в несколько прыжков оказываюсь возле двери той палаты, где покоятся Спящие.

Она оказывается закрытой на ключ.

С каких это пор палату, в которой содержатся пациенты в бессознательном состоянии, запирают на замок?

Самые худшие подозрения начинают роиться в моем мозгу.

Неужели мы опоздали? Что там, внутри - скопище монстров, в которых превратились Спящие? Или кровавое месиво разрубленных трупов?

Мне на помощь приходят Круглов и Нагорнов. Капитан быстрым движением выхватывает из-за пояса пистолет и передергивает затвор, а Константин, не долго думая и совсем не примеряясь, с коротким хеканьем бьет с разворота каблуком в непосредственной близости от дверной ручки, снося дверь вместе с петель.

Внутри темно. Кромешная тьма.

Но почему? Ведь даже при выключенном свете в палате должны были бы светиться огоньки приборов, поддерживающих жизнь в телах Спящих!..

ПРОКЛЯТЬЕ!

Торопливо нащупываю выключатель и щелкаю им, невольно зажмуриваясь.

Я уже знаю, что здесь произошло, но боюсь воочию убедиться в этом.

Однако, вопреки моим мрачным прогнозам, никаких видимых изменений в палате не произошло.

По-прежнему - пять кроватей в ряд, и на них неподвижные тела, до подбородка укрытые простынями с серыми больничными штампами.

Но экранчики приборов, стоящих в изголовье каждой кровати, зияют слепыми глазницами.

ПРИБОРЫ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ ОТКЛЮЧЕНЫ!

А это значит, что...

Всё. Это конец. То, о чем меня предупреждал шеф, свершилось. И во всем виновато мое легкомыслие. Нельзя было оставлять Спящих без присмотра, нельзя!.. Вместо того, чтобы изображать из себя сыщика-любителя, надо было просто-напросто исполнять функции нештатной сиделки, и тогда все было бы по-другому...

- Ну, что там? - слышится позади меня голос Круглова. - Все нормально?

У меня нет сил ответить ему. Всегда нелегко сообщать человеку о том, что его сын скончался - особенно если знаешь, что в этой гибели есть и твоя доля вины.

Остается лишь скрипнуть зубами и вдарить что есть сил кулаком по бетонной стене, словно это поможет оживить неподвижные тела.

Кто-то отодвигает меня плечом, чтобы войти в палату. Это Ножин.

Ни слова не говоря, он бросается к койкам и принимается делать то, что делал бы на его месте любой мало-мальски квалифицированный врач, даже не являющийся специалистом в области невропатологии. Щупать пульс и проверять зрачки - задача, которая вполне по силам даже не врачу. Наверное, в соответствии с "легендой", именно так я и должен был поступить в первую очередь, едва зажег свет в палате.

Но теперь мне наплевать на свою "легенду". Все рухнуло в одночасье, и нет нужды продолжать игры в конспирацию.

- Ничего не понимаю! - вдруг восклицает психотерапевт. - Интересно, сколько времени они пробыли без кислорода?.. Нет, это просто феноменально! Если бы мне кто-нибудь раньше сказал, что такое возможно, я бы ни за что в это не поверил!

- А что случилось, Михаил Юрьевич? - нетерпеливо интересуется Нагорнов, пряча пистолет за пояс.

Ножин медленно распрямляется.

- Кто-то отключил систему жизнеобеспечения в этой палате, - сообщает он. - Это значит, что последние минут двадцать эти люди не получали ни кислорода, ни стимуляторов, ни прочих необходимых для организма веществ.

- И что?! - угрожающе говорит Круглов, надвигаясь на психотерапевта. - Что дальше-то?!..

Ножин криво усмехается.

- А ничего, - говорит он. - По всем медицинским канонам, все Спящие должны были умереть - если не от остановки сердца, вызванной закупоркой сосудов, то хотя бы от удушья. А теперь смотрите, какой фокус я вам продемонстрирую...

Он подходит к настенному пульту управления приборами, щелкает переключателями, нажимает разноцветные кнопки, и экранчики у каждой койки оживают.

На них прыгает стандартная кривая, свидетельствующая о том, что сердце и мозг Спящих функционируют как ни в чем не бывало.

- Так, значит, они живы? - осведомляется Круглов. - И Олег тоже? - Ножин лишь рассеянно кивает, недоверчиво оглядывая палату. - Ну, слава Богу!.. А то ведь так и инфаркт можно запросто заработать!

Ноги мои подкашиваются, и я сажусь на первый попавшийся стул, чтобы не упасть.

Никаких мыслей пока нет, вместо них - чувство невыразимого облегчения, словно я сам был на волоске от смерти.

Круглов собирается подойти к кровати сына, но Нагорнов удерживает его за локоть.

- Пока что, - говорит капитан, - я бы посоветовал вам ничего здесь не трогать. Сейчас вызову дежурную группу...

- Зачем? - не понимает Ножин.

- Насколько я понимаю, Михаил Юрьевич, сама собой вся эта электроника, - Нагорнов кивает на экраны приборов, - отключиться не могла, верно?.. А раз так, то кто-то должен был ее отключить. И хотя едва ли он оставил следы, однако снять отпечатки пальцев не помешает. К тому же, имеется труп, не забыли?.. Вы знали эту... Лену, Михаил Юрьевич?

- Конечно, - говорит Ножин. - Она недавно замуж вышла, и почти все наше отделение было у нее на свадьбе!

- Она страдала какой-нибудь болезнью? На сердце не жаловалась?

- Ну что вы, Евгений! - возмущается психотерапевт. - Обычная молодая здоровая девушка... то есть, женщина... была...

- А между прочим, - медленно говорит Нагорнов, - на ее теле никаких признаков насилия не видно. Во всяком случае, при поверхностном осмотре. - (Интересно, мелькает у меня мысль, когда это он успел произвести этот самый осмотр?). - Конечно, эксперты разберутся, но похоже, она умерла от инфаркта. Или от мгновенного кровоизлияния в мозг...

Как Анна Павловна Круглова, приходит мне на ум мгновенная аналогия.

В коридоре слышится хлопанье дверей, потом раздаются чьи-то голоса и шарканье шлепанцев. Наверное, больные, разбуженные грохотом выбитой двери, стремятся уяснить, что происходит.

Нагорнов окончательно берет бразды правления в свои руки. Ножину он командует выйти в коридор, чтобы успокоить больных и заставить их вернуться на свои места, Круглова отправляет караулить подступы к столику дежурной, чтобы любопытные не нарушили "целостность места происшествия", по выражению капитан. Меня он оставляет в палате Спящих, а сам устремляется звонить коллегам.

Оставшись один, я бегло диагностирую тела Спящих с помощью "мобила" и убеждаюсь, что Ножин был прав. Никаких пагубных последствий для здоровья моих подопечных отключение приборов не повлекло. Все живы, здоровы, дышат и активно мыслят во сне.

Но именно в этом-то и заключается пугающая аномалия.

Если Нагорнов прав, то кто-то хотел убить Спящих. Самым простым и не вызывающим особых подозрений способом. Вначале этот кто-то устранил дежурную медсестру, да так, чтобы смерть ее выглядела вполне естественной. Надо будет подсказать Нагорнову, чтобы проверили все окна и двери в больнице: ведь убийца мог проникнуть в больницу извне.

Пока что все свидетельствует в пользу версии о причастности спецслужб. Если феномен Спящих явился следствием их преступных экспериментов, то теперь соответствующие ведомства любым способом будут стараться замести следы, чтобы не допустить утечки информации. В том числе - и таким кардинальным...

Значит, и меня намереваются отправить на тот свет, потому что я путаюсь кое у кого под ногами.

Правда, некоторые вещи не укладываются ни в какие рамки.

Например, почему эксперимент решили ставить не в закрытых лабораторных условиях, где ситуация от начала до конца оставалась бы под контролем, а в масштабах целого города? Или неведомому воздействию подвержена лишь очень малая часть населения, и экспериментаторы хотели осуществить первоначальный отбор опытных образцов из большой массы человеческого материала?

Но тогда почему вместо того, чтобы эвакуировать выявленные объекты экспериментов (уж для этого у спецведомств полномочий и возможностей - хоть отбавляй!) из Мапряльска, авторы опыта пришли к выводу о необходимости их ликвидации?

Не получили санкции свыше на продолжение экспериментов? Или просто-напросто посчитали, что ситуация выходит из-под их контроля?

Может быть, воздействие на человеческую психику, которое они предприняли, превратило обычных людей в этаких мутантов-перерожденцев и наделило их экстраординарными способностями?

С учетом факта чудесного выживания людей, лежащих в этой палате, фантастикой это уже не кажется.

Что, если их теперь вообще невозможно ликвидировать - во всяком случае, обычными средствами? И что, если, несмотря на видимую беззащитность, они все-таки способны защищаться и даже убивать? Не их ли рук (или какого-нибудь вновь приобретенного органа психокинетического воздействия) дело - внешне обыденные смерти Анны Кругловой и этой девушки Лены?

Неужели я вообще иду по неверному пути, и дело совсем в другом?

Может быть, я зря виню во всем отечественные органы безопасности? Не имеет ли феномен Спячки иное, и совсем даже не земное происхождение? И может быть, те, кого я принимаю за невинных и беспомощных жертв преступных экспериментов, на самом деле - зародыш гигантской опасности для всей планеты?

Кто знает, какими они станут и что предпримут, когда очнутся от сна?

А пока они спят. Мирно спят, спокойно... Только кто может поручиться, что их сон - не мина замедленного действия, подложенная неведомыми пришельцами под всю нашу цивилизацию?

Мне невольно становится страшно.

Но не необычных пациентов, неподвижно распростертых передо мной я сейчас опасаюсь.

Себя, своих мыслей я боюсь гораздо больше.

Потому что если я сумею уверить себя в том, что Спящие - это марионетки, слепые орудия в руках противников Земли, то я сумею убедить себя и в том, что все средства и способы хороши, чтобы устранить угрозу безопасности людей. Даже если для этого придется убить спящего человека. Даже - ребенка...

* * *

Расследование трагедии в больнице завершается поздно ночью. К этому времени я успеваю настолько отупеть под влиянием впечатлений сегодняшнего дня, что в памяти откладываются лишь некоторые фрагменты этой безумной ночи.

... Как уносят в морг на носилках накрытое простыней тело медсестры Елены Ефимовой, и так и не заснувшие больше больные молча расступаются, уступая дорогу санитарам...

... Как Нагорнов вместе со своими коллегами как в милицейской форме, так и в штатском снует по отделению, тщетно стремясь обнаружить хоть какие-нибудь следы, оставленные неизвестным злоумышленником...

... Как Ножин сбивчиво, размахивая руками, что-то объясняет милиционерам и вызванному из дома Шагивалееву ...

... Как Константин Круглов бурно реагирует на просьбу одного из оперативников очистить помещение, дабы не мешать проведению дознания, и лишь вовремя подоспевший Евгений спасает своего товарища по работе от боксерского нокдауна...

Полностью в себя я прихожу лишь тогда, когда оперативники заканчивают работу на месте происшествия и наша прежняя компания оказывается за пределами больницы.

Свежий ветерок овевает мое лицо, пытаясь не дать мне заснуть, но его усилий хватает не надолго. Голова, словно налитая ртутью, то и дело норовит склониться на грудь, и приходится усилием воли удерживать ее в вертикальном положении.

Так получается, что Круглов уезжает с Ножиным, а мы с Нагорновым садимся в расхристанный милицейский "уазик", в котором, несмотря на тряску, мне становится совсем скверно. Временами я проваливаюсь в черную яму забытья, из которой меня выдергивают лишь особо громкие восклицания Нагорнова, который ведет светскую беседу. Причем не с водителем "уазика", а со мной...

Немудрено, что мое несчастное, измученное за этот проклятый день сознание воспринимает лишь отдельные отрывки из монолога капитана:

- ... бур-бур-бур... Ключ от палаты так и не нашелся, хоть мы перевернули там все вверх дном!... Бур-бур-бур... входная дверь вообще-то по инструкции должна была запираться на ночь дежурной по отделению, но сделала ли она это - вопрос... Бур-бур-бур... отпечатков, сволочи, даже не оставили... бур-бур... Что ты думаешь, Лен, о... бур-бур?..

- А? - рывком вскидываю я голову, выныривая на поверхность дремоты. - Ты о чем, Женя?

- Спишь, что ли? - с легким неудовольствием осведомляется Нагорнов, на секунду оборачиваясь ко мне. Потом с иронией добавляет: - Тоже мне, нашел время!..

Я глубоко вдыхаю ночной воздух, который вливается в приоткрытую форточку дверцы "уазика". Сонное оцепенение немного отпускает меня.

- Извини, - примирительно говорю я. - Подустал я сегодня... О чем ты только что говорил?

- Да так, - с обидой буркает Нагорнов, не глядя на меня, - размышлял вслух, что называется...

- Впервые вижу легавого, который имеет привычку размышлять, - сообщаю я. - Уже один этот факт заслуживает того, чтобы выслушать результаты твоего мыслительного процесса...

Нагорнов в ответ опять неразборчиво бурчит, и машина останавливается.

- Ну вот, прибыли к твоему отелю, - сообщает он, обернувшись ко мне. - Вы свободны, гражданин Сабуров... до особых распоряжений...

- Есть, сэр, - откликаюсь я. - Только я ведь теперь не усну, буду мучаться, что же ты все-таки надумал...

- Не задерживай машину, Лен, - советует капитан. - Завтра мы с тобой встретимся и все обговорим. На свежую голову...

Видя, что из него сейчас ничего не выжмешь, я послушно выбираюсь из "уазика" и только теперь обнаруживаю, что мне опять предстоит подниматься к гостинице по этой проклятой лестнице!

Это в моем-то измочаленном состоянии!..

Однако, не успеваю я отойти от машины и на два шага, как дверца кабины распахивается, и Нагорнов говорит мне в спину:

- А чтобы ты больше не уснул до утра, подумай вот над чем... Почему с самого начала нашей возни со Спящими мы имеем столько трупов?

Я ошарашенно оборачиваюсь, но "уазик", взревев натруженным мотором, уже удаляется прочь.

С досадой сплевываю на пыльный, усыпанный выбоинами, асфальт.

Тоже мне, Шерлок Холмс нашелся!..

Гостиница спит, и двери заперты изнутри на засов вопреки вчерашним заверениям дежурной администраторши.

Мне приходится долго стучать, чтобы милиционер, распростертый на диване в вестибюле, проснулся и впустил меня внутрь. Он взирает на меня с такой открытой неприязнью, что сразу становится ясно, какого он мнения о моем моральном облике.

Администраторши за стойкой не видно - видимо, она расположилась в более удобном месте, чем охранник. Посему мне приходится извлекать информацию из сержанта, открывшего мне дверь.

Не то спросонья, не то из прирожденной вредности он долго не может уяснить, что именно меня интересует и зачем мне это нужно, но в результате изощренных дипломатических маневров мне все-таки удается узнать, что никто из постояльцев за последние два часа из гостиницы не выходил и, соответственно, обратно не возвращался. А поскольку меня интересует совершенно определенный человек по фамилии Лугин, то он, сержант, такого вообще знать не знает и не хочет знать... Такой высокий, в кожаной куртке? Нет, не помню. В том смысле, что не мелькал он тут сегодня вечером - это точно, а все остальное - не по моей части... (И вообще, читается на лице сержанта, что вы ко мне пристаете с дурацкими вопросами в третьем часу ночи?! Идите спать, гражданин, дабы не мешать спать другим!)...

Послушно следую его телепатическому совету.

Уже оказавшись в своем номере, наполненном звучным храпом Щербакова, и коснувшись головой подушки, я еще успеваю подумать: а что, если и я сейчас не просто засну, а впаду в Спячку?

Но мысль эта угасает до того, как я успеваю ее обдумать.

 

Глава 11

Просыпаюсь я от того, что кто-то гремит над самым ухом какими-то железками.

С трудом приоткрыв один глаз, вижу, что Щербаков, повернувшись ко мне спиной, а точнее - тем местом, которое расположено ниже оной, - возится со своей драгоценной сумкой, водрузив ее на свою кровать.

Другим глазом я отмечаю, что наручные часы показывают половину восьмого, и внутренне опять проклинаю тех извергов, которые решили наиболее рационально использовать жилую площадь гостиницы, сделав номера двухместными.

- А, проснулся? - фиксирует Генка мои судорожные потягивания. - Я тебя не разбудил, нет? Ну, извини, ученый...

- Ты что, решил с собой весь местный машиностроительный завод в разобранном виде увезти? - в ответ интересуюсь я, с трудом садясь на кровати. Тело жалобно протестует против каждого движения. - Никак, домой собираешься?

- Да пока еще не определился, - машет рукой Геннадий, наконец-то справившись с "молнией" на сумке. - Человек-то мой с больничного вышел, и если все будет нормально, то до вечера мы с ним должны управиться. А потом - все будет зависеть от наличия билетов в кассе... - Лишь теперь он видит мое лицо во всей красе и удивленно присвистывает: - Ого, как тебя расписали!.. Что ж ты, Лен? Говорил ведь я тебе: ночные похождения к добру не приведут. Тут хоть и провинция, а по ночам тоже всякой швали хватает... Небось, по пьянке с кем-нибудь схлестнулся?

Простая русская душа. Ему и в голову не может прийти, что наличие боевых ссадин и шрамов на морде лица может быть вызвано чем-либо другим, кроме пьяной потасовки.

Но не разочаровывать же человека.

- Да, ерунда! - легкомысленно машу рукой. - Считай, что я неудачно поскользнулся вчера...

- Ну-ну, - щурится насмешливо Щербаков. - Я-то считаю... И по всем подсчетам выходит, что ты поскользнулся, по крайней мере, раза четыре!..

Чтобы он отстал от меня, я встаю и кое-как влачусь в санузел.

Когда вновь возвращаюсь в каморку, Щербаков пьет свою традиционную утреннюю бурду, которую наивно принимает за кофе.

- Угощайся, - от души предлагает мне он, указывая на банку с именем известного бразильского футболиста, - брат приехал!

Я отрицательно киваю головой и уточняю:

- Чей брат - твой?

- Поговорка такая у нас в Саратове есть, - расплывается в улыбке Генка. - Никогда не слыхал?

- Нет.

Одеваюсь, рассеянно глядя в окно, под аккомпанемент смачных прихлебываний за спиной.

Солнце щедро поливает своими лучами пустынный парк, утренний ветерок гоняет по аллеям мятые газетные листы.

Все вроде бы, как обычно, и в то же время что-то не так, как всегда... Только что?

Вдруг осознаю, чего именно не хватает в пейзаже вокруг гостиницы.

Нет спортсменов, делающих зарядку, как это было в предыдущие дни!

- Что-то наших охотников за лисами сегодня не видно, - говорю я. - Решили посачковать, что ли?

- Каких еще охотников? - не понимает Геннадий.

- Ну, этих амбалов в спортивных костюмах...

- А-а, - протягивает он. - Наверное, они уже отзанимались. Или вообще уехали...

- Наверное, - задумчиво соглашаюсь я.

Однако в голове моей срабатывает какой-то невидимый переключатель, и рука автоматически тянется к "мобилу".

- Что, с утра решил на компьютере поиграть? - интересуется Щербаков, направляясь к выходу. - А как же твои больные? - Так и не дождавшись ответа, машет рукой: - Ну, бывай, а я пошел...

Когда дверь за ним закрывается, я лихорадочно набираю номер Нагорнова.

Только бы он был дома!

К счастью, он отвечает почти сразу.

- Женя, приезжай в гостиницу, - говорю я, едва в трубке слышится голос капитана. - Только побыстрее, ладно?

- Что, еще один труп? - зевая, интересуется Нагорнов.

- Похоже, я знаю, кто устроил ночью заварушку в больнице, - говорю я и тут же отключаюсь.

Потом набираю номер дежурной по приемному отделению больницы.

Прошу ее посмотреть все списки больных, поступивших в стационары в последние два-три дня.

- Просто так посмотреть, что ли? - не понимает женский голос в трубке.

- Нет, конечно... Меня интересует некто из числа приезжих спортсменов.

Поиск занимает немного времени.

Мищенко Александр Петрович, тридцати лет, член сборной России по радиолюбительской "охоте на лис" был помещен вчера утром в двенадцатую палату гастроэнтерологического отделения с приступом хронического гастрита.

- А сейчас он на месте? - осведомляюсь я, но мой вопрос, видимо, кажется дурацким моей собеседнице, потому что она, помедлив, переспрашивает, что я имею в виду.

- Да нет, ничего... - спохватываюсь я и благодарю дежурную, причем под влиянием сделанного открытия делаю ей невольный комплимент, назвав "девушкой", хотя она гораздо старше меня.

До приезда Нагорнова я успеваю провести еще одно оперативно-розыскное мероприятие.

А именно: поднимаюсь на этаж, где остановились спортсмены, и пытаюсь получить информацию о них от дежурной, суровой тетки лет сорока. Однако меня ждет ошеломляющий сюрприз.

Тетка упорно отказывается понять, о какой-такой спортивной команде я ей толкую.

Поскольку трехместных номеров на данном этаже всего лишь два, я устремляюсь убеждаться воочию, что мои претензии справедливы.

Однако никаких спортсменов там нет.

Возвращаюсь к столику дежурной, которая косится на меня с великим подозрением, и настаиваю на том, чтобы она сообщила, кто вообще проживает на вверенном ей этаже.

Мы долго препираемся, потом она все-таки уступает моему напору, и достает толстую засаленную тетрадь, озаглавленную "Список проживающих на 3-м этаже".

Никаких спортсменов в ней действительно не числится. Все номера заняты, причем люди, которые остановились в них, прибыли не сегодня и даже не вчера.

Как же так?!..

Следующая моя мысль логично вытекает из предположения, что информация о размещении группы спортсменов на третьем этаже была преподнесена мне красоткой Анной в искаженном виде. Сознательно или по ошибке - это уже другой вопрос.

Чтобы не скакать по всем этажам, я спускаюсь вниз, к дежурному администратору, и тут мы встречаемся с только что прибывшим Нагорновым.

- Что все-таки случилось, Лен? - спрашивает он, отдуваясь (видно, взбирался бегом по чудовищной лестнице, ведущей к гостинице).

Я отвожу его в сторонку и вполголоса излагаю, каким образом мне удалось сделать свое открытие.

Когда я обратил внимание на то, что спортсменов сегодня почему-то нет в парке, то сразу вспомнил, что вчера, когда они бегали трусцой по аллейкам, их было не пятеро, а шестеро!

Логично было предположить, что с шестым что-то случилось. Якобы. Гастрит - это такая болезнь, которая требует проведения досконального обследования больного, взятия анализов и проб. Видимо, те, что были заинтересованы в ликвидации Спящих, решили заслать киллера в больницу не в качестве постороннего посетителя, а в виде мнимого больного. А дальше все очень просто. Лже-больной дожидается, когда все, включая дежурных медсестер, уснут, после чего отправляется вершить свое черное дело... Неудивительно, что все усилия оперативников, пытавшихся обнаружить, каким способом неизвестный проник в здание, не увенчались успехом. Тот, кто убил Лену Ефимову и пытался покончить со Спящими, вовсе не собирался удирать из больницы под покровом ночи. Он спокойненько вернулся на свое законное койко-место, переждал, пока суматоха уляжется и милиция уедет, а потом, как ни в чем не бывало, покинул больницу...

- Ты думаешь, что и остальные члены команды замешаны в этом? - спрашивает меня Нагорнов.

- Может быть, да, а может, и нет, - уклончиво отвечаю я. - Во всяком случае, они могли бы сообщить нам кое-какие подробности об этом Мищенко.

- Могли бы? Почему ты говоришь о них в условном наклонении?

- Да потому что все они исчезли самым таинственным образом этой ночью! - взрываюсь я. - И даже нет следов от их пребывания в номерах на третьем этаже, где они размещались! Более того, эта дура дежурная утверждает, что никаких спорстменов в гостинице в последние дни и в помине не было!..

- Стоп, стоп, - останавливает меня Нагорнов. - Успокойся, Лен, не надо так кричать... Сейчас мы во всем разберемся.

Он подходит к стойке дежурного администратора, показывает ей свое удостоверение и принимается усиленно ее расспрашивать.

Я стою, опустив голову, как оплеванный. Мне уже ясно, чем закончится экспресс-дознание. Те, кто противостоит мне в незримой борьбе за Спящих, сделали ловкий ход. Я не знаю, какие методы и средства им пришлось пустить в ход, но очевидно, что они сделали все, чтобы о них в гостинице просто-напросто "забыли"...

Через несколько минут Нагорнов возвращается ко мне, разводя руками.

- Никаких спортсменов-радиолюбителей здесь действительно не было зарегистрировано, - сообщает он. - Я лично проверил по записям в книге учета проживающих.

- Может быть, они записывались не как спортсмены? - цепляюсь я за последнюю соломинку.

- Дежурная категорически утверждает, что в последнее время никаких групповых заездов вообще не было, - качает головой Нагорнов.

А ведь еще немного - и он может вообразить, что от напряжения и стрессов вчерашнего дня у меня, как говорится, "поехала крыша"! Что же делать? Эх, жаль, что Щербаков уже ушел, уж он-то мог бы подтвердить, что я не страдаю галлюцинациями!.. И проказницы Анечки сегодня тоже нет.

Тут взгляд капитана останавливается на сержантике, исполняющего роль швейцара. Подозвав его, он задает ему вопрос:

- Монашкин, ты видел хоть раз в последние три дня группу спортсменов, которые проживали в этой гостинице?

По части актерской игры сержант превосходит Качалова и Станиславского, вместе взятых. Ему бы во ВГИК надо было поступать, а не в милицию. Он так усердно трясет головой из стороны в сторону, что я опасаюсь, как бы она у него не слетела с плеч вместе с форменной фуражкой.

Детектор лжи бы сейчас на всех этих бессовестных врунов!

"А ты уверен, что они осознаЮт свою ложь?", неслышно нашептывает кто-то мне на ухо. Что, если их заставили забыть о спорстменах, стерев кусочек памяти?

Не надо забывать, что мы имеем дело с поистине могущественным противником, который способен управлять людьми, воздействовать на них, внушать им что угодно, а если они станут опасными - убивать их, не оставляя улик.

Ведь именно он превратил обычных людей в Спящих.

Только не видно причины, по которой он стремится теперь уничтожить их. В этом нет логики... Или она все-таки есть, только мы не способны понять ее, потому что речь идет о какой-то иной, принципиально отличной от нашей, системе мышления и поступков?

И складывается впечатление, что с каждым днем, с каждым часом события разворачиваются все стремительнее. А это свидетельствует о том, что противник перешел к активным действиям. Видимо, время поджимает его, и ему надо во что бы то ни стало быстренько обрубить все торчащие концы...

- Лен, ты извини, - слышу я голос Нагорнова рядом с собой, - но мне надо ехать. В отделе дел непроворот скопилось... А насчет спортсменов я еще наведу справки по своим каналам. Лады?

- Постой, Женя, - прошу я его. - Раз уж ты здесь, давай мы с тобой решим еще один вопрос. В принципе, я мог бы, конечно, этим заняться сам, но ты - все-таки представитель власти, лицо при исполнении... А?

Он чешет в стриженом затылке.

- Что, еще кого-то надо проверить? - бормочет он.

- Надо, Женя, надо, - тяну я его за собой наверх.

После недолгих колебаний он, наконец, уступает, и мы поднимаемся по пыльной ковровой дорожке, устилающей гостиничную лестницу.

По дороге я рассказываю ему о подозрительном субъекте Лугине.

Разумеется, не все. Например, о машине, хранящейся в гараже с оружием и деньгами, я на всякий случай пока умалчиваю. Иначе придется объяснять, каким образом мне удалось это узнать, а признаваться сотруднику милиции в допущенном правонарушении не хочется, даже если оный сотрудник является твоим хорошим знакомым...

Вот и четвертый этаж, где за дежурным столиком восседает мужик с внешностью мясника. Не иначе, как кто-то из постояльцев присел отдохнуть, пока дежурная отлучилась куда-то.

Однако "мясник" оказывается именно дежурным по этажу. Однако на наши вопросы он отвечает крайне уклончиво.

Да, есть такой проживающий в четыреста пятом, но чем он занимался вчера и где находится сейчас, сказать не могу. Ключа на доске у меня нет, значит, еще спит ваш Лугин... Не натворил ли он чего, раз им милиция интересуется? Нет? Ну, пожалуйста, пожалуйста...

Мы подходим к двери четыреста пятого, и Нагорнов достает уже знакомый мне пистолет.

На стук в дверь никто не отзывается. Стучу сильнее, и внезапно дверь распахивается. С первого же взгляда видно, что в номере никого нет.

Держа пистолет наготове, Нагорнов ужом проскальзывает мимо меня в номер и растерянно прячет пистолет за пояс. Та постель, что справа, разобрана и измята, словно в ней совсем недавно кто-то нежился, другая постель девственно не нарушена. Беспорядка в номере нет, и ничего странного нет, но гнетущее чувство тревоги не оставляет меня.

Что-то здесь не так, только пока не пойму - что именно...

Нагорнов заглядывает в совмещенный санузел, потом - в стенные шкафы.

- А вещей-то нет, - сообщает мне он. - Похоже, рванул когти твой Лугин.

Так-так. Если капитан прав, то бегство персонажей этой истории принимает масштабы всеобщего явления. Крысы бегут с корабля. Или тараканы, которые, говорят, очень чувствуют повышение уровня радиации...

Только мне почему-то не верится, что Лугин сбежал из города. Не мог же он оставить машину и прочие принадлежности своей нелегальной деятельности в гараже, в качестве своеобразного завещания владельцу оного?

А машиной он так до сих пор и не воспользовался. Я уверен в этом, потому что во время своего посещения гаража прилепил один из оставшихся у меня датчиков-шпионов на задний мост "форда", и теперь, если кто-то хотя бы на сантиметр сдвинет машину с места, в моем "мобиле" сработает система оповещения...

Мы уже собираемся уходить, как вдруг Нагорнов приседает на корточки, внимательно вглядываясь в крашеный дощатый пол возле разобранной кровати.

- Видишь, Лен? - спрашивает он, показывая на небольшие темные пятнышки на полу.

Я нагибаюсь. Сомнений нет: именно так выглядят мельчайшие капельки крови, если их разбрызгать с большой высоты на пол. Например, при профессиональном ударе по лицу, когда нос не расплющивается в лепешку, а лишь больно, вплоть до потери сознания, задевается костяшкой пальца.

- Интересно, - задумчиво продолжает Евгений, - здесь принято делать влажную уборку каждый день или только раз в неделю?

Все еще наклонившись над полом, я поворачиваю голову и вижу, что под кроватью белеет какая-то бумажка.

Извлекаю ее на свет божий и тупо созерцаю то, что на ней написано.

- Номер какой-то, - говорит недоуменно Нагорнов, бросив взгляд на бумажку из-за моего плеча. - Может, телефон междугородной связи?

- Насколько я знаю, в телефонных системах не принято употреблять буквы, - мрачно откликаюсь я.

На душе у меня скребут кошки. Потому что номер, который записан на бумажке, является кодом моего личного доступа в сеть Инвестигации. Но и об этом я не имею права сообщить моему спутнику.

- Дай-ка мне ее, на всякий случай, - просит Нагорнов и бережно прячет бумажку в карман пиджака. - Отдам нашим экспертам, может быть, расшифруют...

Ну-ну.

- Ну, все, я пошел, - решительно направляется к выходу Евгений. - А то точно выговор от начальства схлопочу!..

- А что будем делать с этим? - я киваю головой на капельки крови на полу.

Нагорнов закусывает губу.

- Ты думаешь, здесь имело место рукоприкладство?

- А ты думаешь, что Лугин порезался, когда брился?

- А почему ты решил, что кровь принадлежит Лугину?

- По запаху, - мрачно шучу я.

- Слушай, Лен, - словно что-то вспомнив, говорит Нагорнов. - Давай впредь договоримся так... Ты не будешь вызывать меня в ночь-полночь тогда, когда тебе что-то померещится, хорошо? И тем более не будешь требовать проводить по каждому пустяку расследование с экспертизами. Договорились?

- Нет, - качаю головой я. - Не договорились. Если ты думаешь, что все это - пустяки, то и я могу подумать, что сон твоей родной дочери не представляет собой ничего особенного.

Он опускает голову. Потом глухо говорит:

- Нет, Спящие - это, конечно, не пустяк. Но и ты ошибаешься, полагая, что вокруг тебя - сплошь переодетые сотрудники секретных ведомств. Все гораздо проще, Лен. Как любое реальное преступление... Мы, кстати, вчера обговаривали с Ножиным одну версию, и пока что все, что случилось вплоть до настоящего момента, укладывается в рамки наших предположений...

Я не успеваю ничего сказать, как Нагорнов продолжает:

- Мы склонны полагать, что в городе завелся маньяк, обладающий экстрасенсорными способностями... Гипноз, внушение и прочее в том же духе... Каким-то образом ему удается вводить в транс отдельно избранных им жертв. Естественно, остается загадкой, по какому принципу он осуществляет отбор и с какой целью все это затеял, но пока мы его не поймаем, это так и останется загадкой. Чужая душа - вообще потемки, а у маньяка и подавно... если у него есть, конечно, то, что мы называем душой...

- Подожди, подожди, Женя, - бормочу растерянно я. - Ты сказал - в городе завелся... Как это понять? Завестись могут в доме тараканы! Откуда он мог у вас взяться?

- Ну, откуда-откуда?.. Оттуда! - отмахивается Евгений. - Откуда вы все приезжаете в Мапряльск? Вот и этот... гипнотизер хренов, он тоже может оказаться заезжим гастролером... Побудет у нас какое-то время, натворит дел - и дальше, осваивать просторы нашей родины... от Москвы - до самых до окраин...

Я обессиленно опускаюсь на смятую постель, где еще недавно лежал тот, кто выдавал себя за журналиста Лугина.

Это называется: ты ему - про Фому, а он тебе - про Ерему.

До чего ж зациклились наши борцы с преступностью на самых простых и доступных объяснениях! Даже когда им на голову будет садиться летающая тарелка с вооруженными зелеными человечками на борту, они до самого конца будут упрямо твердить: "Не верьте глазам своим, граждане! Это - галлюцинация, которую вам внушают гипнотизеры-преступники!"...

* * *

Как и следовало ожидать, Александр Мищенко исчез из больницы еще до того, как его соседи по палате проснулись. Я побеседовал с ними, но ничего плохого о спортсмене они сказать не смогли. Если не считать того, что оказался он человеком абсолютно некомпанейским и неразговорчивым, даже от традиционного рассказа о себе уходил очень старательно, разочаровав мужиков, для которых появление очередного новичка было одним из немногих развлечений.

В прикроватной тумбочке никаких вещей от Мищенко не осталось. Соседи пояснили, что прибыл он в палату с небольшой черной сумкой, которую, видно, захватил с собой, когда уходил.

Никто спортсмена не навещал, но сам он несколько раз за день куда-то надолго отлучался. Говорил, что ходил звонить к телефону-автомату, установленному на лестнице. Хотя кому мог звонить человек, пробывший в городе всего два дня?..

Попытки что-либо узнать у лечащего врача результатов не дают. Мои вопросы насчет возможной симуляции со стороны Мищенко воспринимаются врачом как провокационный намек на его, врача, профессиональную несостоятельность.

Поняв, что ничего существенного в этом направлении мне узнать не удастся, я направляюсь в палату Спящих и встречаю в коридоре очень сердитого Круглова, который незадолго до моего появления имел лобовое столкновение с Шагивалеевым и Завьяловым.

Выясняется, что бывший майор решил воспользоваться ночным инцидентом, дабы забрать сына из больницы. Однако врачи встали горой против этого, и никакие просьбы и ссылки на Конституцию и отцовские права успеха Константину не принесли. Главным аргументом противников Круглова стал довод, что, дескать, пока не выяснена природа столь странного заболевания, есть все основания полагать, что оно является инфекционным, а там, где существует возможность заражения других людей, заканчиваются все права и свободы граждан.

Разъяренный Круглов ругался и плевался, но сделать ничего не мог.

Увидев меня, он решает привлечь меня на свою сторону, и мне приходится приложить немало усилий к тому, чтобы отговорить его от скоропалительных, экстремистских решений.

В итоге, мы сходимся с ним на том, что надо выждать еще несколько дней, а там, глядишь, обстановка прояснится. Правда, в душе я сомневаюсь, что в ближайшее время будут сделаны какие-либо открытия в отношении Спящих, но, разумеется, делиться своими сомнениями с майором не стал.

В разгар нашей беседы в невропатологии появляется Завьялов собственной персоной во главе целой свиты людей в белых халатах. Откуда ни возьмись, набегает множество санитаров, и начинается экстренная эвакуация Спящих куда-то в недра больницы.

- Что происходит, Алексей Федорович? - спрашиваю я, сумев прорваться сквозь заслоны свиты к заведующему.

"Неужели все-таки принято решение вывезти Спящих из Мапряльска?" - эта мысль обдает меня неприятным холодком.

Завьялов неохотно посвящает меня в суть происходящего. Ночное происшествие в больнице было тем самым детонатором, который привел в действие неповоротливую систему городской администрации. Милиция приступила к расследованию по факту скоропостижной смерти медсестры, а это, в свою очередь, побудило горздрав провести свое собственное служебное расследование. Поскольку налицо покушение на жизнь и безопасность Спящих, то решением мэра города создана специальная комиссия, которую впопыхах окрестили "чрезвычайной". Вдобавок ко всему делом "летаргиков" заинтересовалась местная пресса, и в утреннем номере "Мапряльского рабочего" появилась подборка соответствующих материалов на целый разворот.

В этих условиях содержать особых пациентов в общем отделении было бы равносильно халатности, и заведующий принял решение перевести Спящих в специально выделенный для этого инфекционный изолятор, расположенный в соседнем корпусе. Кроме того, он сумел договориться с руководством ГОВД о выделении нескольких вооруженных милиционеров для круглосуточной охраны Спящих.

Что ж, это не так страшно. Пользуясь случаем, надо вот еще о чем его спросить...

- Вы не знаете, Алексей Федорович, тот журналист, с которым вы меня сводили накануне... Лугин, кажется, его фамилия... Он больше не появлялся в больнице?

- Думаю, что нет, - быстро отвечает Завьялов. - Во всяком случае, я его не видел, и никто из персонала больницы мне о нем не докладывал. А что такое?

- Да нет, ничего особенного, - спешу заверить своего собеседника. - Просто он обещал мне показать кое-какие материалы - судя по его словам, весьма любопытные и имеющие отношения к нашим "коматозникам", но вот уже второй день, как ни странно, я нигде не могу поймать господина журналиста...

Заведующий заговорщицки подмигивает мне:

- Может быть, как в том старом анекдоте, он просто попал под машину?

- Но ведь тогда он наверняка угодил бы к вам в реанимацию... или сразу в морг... Не так ли, Алексей Федорович? - делаю вид, что не разделяю юмористического настроя собеседника по поводу столь серьезных вещей.

- Да-да, разумеется... А каковы ваши успехи, Владлен Алексеевич, в изучении наших непонятных больных? - вдруг осведомляется Завьялов, глядя на меня в упор.

Я медлю с ответом. Вряд ли стоит сообщать ему о том, что Спящие обладают кое-какими экстраординарными способностями в плане выживания без пищи и воздуха. Хотя об этом наверняка проболтается, если уже не проболтался, Ножин...

- Отойдем в сторонку, Владлен Алексеевич, - предлагает Завьялов, видя мое замешательство.

Когда мы оказываемся наедине, он по-приятельски берет меня за пуговицу рубашки:

- Честно говоря, Владлен Алексеевич, ваши методы работы вызывают у моих коллег некоторое... недоумение, - говорит он. - Судите сами: вместо того, чтобы исследовать причины возникновения и специфику данного заболевания, вы почему-то уделяете этим пациентам довольно мало внимания... Целыми днями где-то отсутствуете... Я, конечно, не хотел бы давать вам указания и вообще как-то вмешиваться в ваши действия, но... сами понимаете, это вызывает определенные кривотолки...

Ну вот. Этого и следовало ожидать. Нашелся еще один последователь моего шефа, который полагает, что я должен дневать и ночевать у изголовья своих объектов исследования.

- Кстати, - странным тоном продолжает Завьялов, отпуская мою пуговицу, чтобы тут же цепко взять меня под локоть, - вам следует быть готовым, Владлен Алексеевич, к тому, чтобы... э-э... оповестить местную общественность о предварительных результатах проделанной вами работы... Видите ли, сегодня в четырнадцать часов в моем кабинете состоится заседание городской чрезвычайной комиссии, на котором я вас приглашаю не только поприсутствовать, но и активно поучаствовать. То есть, выступить с кратким сообщением о том, что может представлять собой данное заболевание...

- Но мне нечего пока сказать, Алексей Федорович! - протестую я. - Прошло совсем мало времени, и я...

- И все-таки я настоятельно рекомендую вам сказать хотя бы несколько слов. Как представитель научных кругов, так сказать... Договорились? Ну, прошу извинить, но мне пора вернуться к текущим делам.

С этими словами Завьялов отпускает мой локоть и скрывается из виду.

Я смотрю ему вслед и мысленно ругаюсь самыми отборными ругательствами.

Эх, а как все гладко начиналось, и кто бы мог предвидеть, что этот толстячок с замашками коммерсанта окажется не так прост, как кажется?..

А теперь я нахожусь на грани провала, и даже если сумею запудрить мозги членам комиссии, то когда-нибудь меня все равно разоблачат как проходимца, пользующегося фальшивыми полномочиями.

Остается один-единственный выход, но санкцию на него должен дать мой шеф.

* * *

Перемещение Спящих на новое место занимает не очень много времени.

Изолятор представляет собой двухэтажный корпус, стоящий на отшибе на территории больницы. Весь второй этаж отведен для "коматозников", как их по привычке называют врачи и санитары. В вестибюле изолятора устанавливают пост охраны в составе двух дюжих молодцев в милицейской форме, с дубинками и пистолетами в кобурах. Еще один милиционер обосновывается у лестницы, возле входной двери на второй этаж.

Отныне доступ к Спящим закрыт для посторонних, коими считаются не только журналисты, но и родственники. Окна палат оборудованы сварными решетками, а чердака в здании не имеется.

Тех больных, которые раньше пребывали в изоляторе, теперь сосредоточены на первом этаже - тем более, что пока их не очень много.

Хорошо, что еще ночью, оставшись один в палате Спящих, я снял свои "сторожевые" датчики, иначе их наверняка обнаружили бы при транспортировке.

Курировать Спящих теперь будет Ольга Дмитриевна Алехина, заведующая изолятором. Разумеется, кураторство это носит весьма условный характер, поскольку лечить загадочных больных никто не собирается. По крайней мере, пока...

В суматохе я не сразу обращаю внимание на то, что почему-то нигде не видно Ножина. Звоню в невропатологическое отделение, и мне сообщают, что Михаил Юрьевич еще не появлялся на рабочем месте. Отсыпается, наверное, старик после бессонной ночи, решаю я...

Потом я долго сижу в палате, дожидаясь, когда беготня вокруг меня прекратится, и можно будет заново установить датчики системы оповещения. За это время я несколько раз пытаюсь связаться с Центром, но канал связи с шефом почему-то постоянно занят.

Вдруг из "мобила" раздается звонок сотового. Поспешно надеваю на голову гарнитуру в виде наушников и микрофона на дужке, становясь похожим на военного радиста.

Это звонит Ножин. Голос у него сегодня какой-то странный, он то и дело прерывается продолжительными паузами.

- Я ухожу... Лен, - говорит он мне без всяких предисловий.

- Уходите? - удивляюсь я. - Куда? И где вы сейчас находитесь?

- Я дома, - помолчав, сообщает он. - Пока... Я ухожу ... туда ... куда суждено... уйти всем нам... Неизбежно...

- О чем вы, Михаил Юрьевич? - по-прежнему не понимаю я психотерапевта.

- Не надо, - достаточно твердым голосом произносит Ножин, но тут же умолкает, и после этого голос его становится все слабее и глуше: - Спящих... не трогайте... берегись... много... вокруг... Они хотели и меня... но ... сказал: "Нет!"... Прощай, Лен... Прости ... старика...

Я оторопело слушаю эту галиматью, пытаясь ухватить смысл, который может быть скрыт в ней. Потом меня озаряет.

- Михаил Юрьевич, - кричу я в микрофон, - постойте! Не делайте этого!.. Слышите? Соберите всю силу воли, вы же владеете внушением! Внушите себе, что ничто в мире не стоит того, что вы собираетесь сделать!..

Но он меня уже, наверное, не слышит. А потом трубка наполняется короткими звонками.

Дрожащими руками набираю номер служебного телефона Нагорнова.

-Женя, - говорю я, когда капитан откликается. - Надо срочно посетить квартиру Ножина!

- Что с ним?

- Он только что звонил мне и нес какую-то околесицу...

- Ну и что?

- Как это - что?! - кричу я. - Он был под воздействием, понятно? И сообщил, что намерен покончить с собой!.. Быстрее, Женя!

- А ты сейчас где?

- В больнице, но все бросаю и мчусь туда же... ах, черт, я же не знаю, где он живет!.. А пока я буду узнавать его адрес... В общем, вся надежда на тебя, Жень!

- Понятно, - мрачно заключает Нагорнов. - Ты хочешь, чтобы я стал внештатным сотрудником службы спасения?

- Не теряй времени, - советую я и отключаюсь первым.

Бегу к Шагивалееву, но у него в это время проходит очень важная операция. Выручает меня одна из сестер, у которой есть ключ от кабинета Рината. На письменном столе под стеклом есть список адресов и телефонов всего персонала отделения.

Зафиксировав в памяти адрес Ножина, выскакиваю из больницы.

Как ни странно, но когда я подъезжаю к стандартной пятиэтажке, расположенной неподалеку от дома Кругловых, Нагорновым там пока и не пахнет. Остается лишь предположить, что у капитана отвлекли какие-то срочные служебные дела.

Несколько длинных звонков в квартиру Ножина не дают результатов. Я тщетно бьюсь в дверь, все больше убеждаясь в том, что самое худшее уже произошло.

Потом все-таки появляется Нагорнов. Оценив обстановку, он принимает волевое решение взломать дверь (правда, при этом он честно предупреждает меня, что в случае чего вставлять новый замок придется именно мне как отъявленному паникеру). В качестве понятых он вызывает из соседних квартир мужчину и старушку-пенсионерку.

Они утверждают, что с утра в квартире Ножина было все спокойно и что сам он никуда вроде бы не выходил.

Дверь слетает с петель, и мы с Нагорновым врываемся в квартиру.

Ножин лежит в большой комнате, на полу, лицом вниз. Нагорнов осторожно переворачивает его лицом кверху, и нам становится ясно, что он мертв.

Нагорнов просит понятых присесть в уголке, а сам проходит к телефону и вызывает оперативную группу. Потом принимается осматривать тело психотерапевта, на лице которого застыло удивление, смешанное со страхом.

- Угадай с трех раз, Лен, в чем причина его смерти, - говорит он мне наконец.

Я всматриваюсь, но ни пятен крови, ни следов от веревки на шее, ни прочих признаков насильственной смерти на трупе не видно.

- Сердечный приступ? - наугад говорю я.

- Вот именно, - соглашается Нагорнов. - Самый натуральный, скоропостижный... Тот, что в народе называют "разрывом сердца"...

Он делает паузу и испытующе смотрит на меня. Потом произносит странным тоном:

- Послушай, Лен, а ты уверен, что ты недавно разговаривал по телефону именно с ним, с Ножиным?

- На все сто процентов, - безапелляционно заявляю я. - А что?

- Дело в том, - медленно говорит капитан, - что тело-то давным-давно остыло. Видишь? - В качестве доказательства он приподнимает руку покойного, которая не гнется в суставах. - Классическое "rigor mortis"... Тут и без экспертизы ясно, что Ножин скончался часов десять назад, не меньше...

Я опускаю голову. Теперь мне становится все ясно.

Да, скорее всего, Ножина убили еще ночью. Вскоре после того, как он вернулся из больницы. А полчаса назад кто-то прокрутил мне по телефону умело смикшированную звукозапись его голоса.

Тот, кто это сделал, явно не рассчитывал ввести в заблуждение экспертов. Он преследовал одну-единственную цель.

"Подставить" меня милиции.

И я не могу гарантировать, что эта попытка закончится провалом.

 

Глава 12

Чем больше я нахожусь в этом уральском городке, тем все больше у меня складывается впечатление, что события, которые вокруг меня происходят, суть звенья одной и той же цепи. А именно - будто противостоит мне мощная и высокоорганизованная сила, которая поставила своей целью запутать меня, изнурить, вымотать, а уж затем - раздавить с хрустом, как выеденную яичную скорлупу.

Для этого эта неведомая структура не гнушается ни дешевым взятием на испуг с помощью анонимных звонков по телефону, ни попытками физического выведения меня из строя с помощью грубого мордобоя, ни морально-психологическим давлением посредством загромождения моего пути к истине трупами людей, имеющих то или иное отношение к Спящим...

Остается задуматься: чем это я так не угодил своему невидимому оппоненту? Почему именно на мне сосредоточен его беззвучный огонь из орудий разного калибра?

Потому что я пытаюсь во что бы то ни стало докопаться до истины как представитель Инвестигации?

Или просто потому, что я являюсь пешкой, слишком далеко вторгшейся в расположение неприятельских фигур, а посему подлежащей чисто профилактическому уничтожению?

Именно над этим я раздумываю, шествуя пешком от дома Ножина до трамвайной остановки. С согласия Нагорнова, я не стал дожидаться, когда в квартиру психотерапевта прибудут оперативники. Заранее ясно, что никаких следов и существенных улик им и на этот раз не удастся обнаружить.

Бедный Михаил Юрьевич!.. Кому он мог помешать и чем - уж не своими ли парадоксальными версиями о происхождении Спячки?

Я старательно роюсь в памяти, чтобы вспомнить, как себя вел Ножин в последние дни и что говорил. На память я, в общем-то, не жалуюсь, но ничего существенного или подозрительного, что могло бы быть связано с покойным, припомнить не могу.

... "Нервная система у вас, коллега, ни к черту. Словно вы двадцать лет работали резидентом разведки где-нибудь в Иране..."

... "Я всех насквозь вижу. Мне это по профессии положено..."

... "Лично меня в этой истории интересует другое: чтo именно они видят во сне?.."

... "Вы тычетесь в стену носом и потому не способны понять, что стена эта круглая и построена по периметру круга - замкнутого круга вашего неверия! А нужно отойти от стены подальше, и тогда все будет видно, как на ладони!.. "

... "Мы с Евгением Петровичем обсуждали одну очень заманчивую версию, которая могла бы объяснить появление Спящих..."

Нет, все это, конечно, заманчиво-многозначительно, но к смерти Ножина едва ли может иметь отношение...

Неужели Психу удалось схватить кончик нити, ведущей к разгадке тайны Спящих?

Или все намного проще, и его убрали по тем же причинам, по которым пытались убрать и меня - чтобы не путался под ногами взрослых дядей, занимающися серьезными делами?

Или это акция устрашения, призванная продемонстрировать мне, что и меня ждет такая же участь?

Вот так вся наша жизнь: постучишься не в ту дверь - и можешь заказывать себе поминки...

СТОП! Что там промелькнуло в моем мозгу, какая неясная ассоциация?

Стук. Стук в дверь. Вспомни, как вчера вечером Ножин стучал в стеклянную дверь невропатологии, пытаясь разбудить медсестру Ефимову, которая была в то время уже мертва. И лишь Нагорнов обнаружил, что дверь не заперта изнутри на ключ. Вроде бы все логично, верно? Однако есть одно маленькое "но"...

Вчера оперативникам удалось установить, что обычно дежурные по отделению запирают входную дверь изнутри в начале двенадцатого, сразу после отбоя. Было выдвинуто предположение, что неизвестный, покушавшийся на Спящих, мог до этого времени скрытно проникнуть в отделение, спрятаться и дождаться, пока все заснут. Потом он выбирается из укрытия, отключает приборы в палате Спящих и, чтобы не оставлять свидетелей, убирает медсестру с помощью какого-нибудь сильнодействующего сердечного стимулятора. После чего открывает дверь ключом, найденным в кармане или на столике дежурной, и уходит восвояси...

Вторая, менее вероятная, версия основывалась на том, что Лена Ефимова была знакома со своим убийцей и сама впустила его в отделение.

Однако теперь передо мной внезапно открывается и третья возможность.

Как все двустворчатые стеклянные двери, которые почему-то так любят устанавливать в больницах, дверь, в которую ломился Ножин, открывалась в обе стороны, и ее створки свободно болтаются на подвеске. Не заметить, что дверь открыта, попросту невозможно!

Психотерапевт заранее знал, что дверь в отделение будет открыта, но переиграл, стараясь скрыть от нас эту свою странную осведомленность. Если бы он постучал всего один раз, этого было бы достаточно. Но он стучал, по крайней мере, трижды, в открытую дверь и допустил оплошность.

В связи с этим возникает вопрос: откуда он мог знать, что дверь в отделение будет открыта?

И ответ на этот вопрос может быть такой: услышав от меня в клубе "Минутка", что со Спящими что-то случилось, Михаил Юрьевич сразу понял, чтo именно происходит в этот момент в отделении. А это значит, что он ведал о намерении наших неизвестных противников расправиться со Спящими.

Знал - но молчал.

Боялся, что его убьют? Или те, кто взял его в оборот, все-таки сумел склонить безымянного "теоретика и практика" к пособничеству в тайной операции против Спящих?

Теперь становится понятным, почему он так сказал - вернее, не он, а его голос, записанный на магнитофонную пленку и воспроизведенный мне по телефону перед смертью: "Они хотели и меня... но сказал ... "Нет"...

Кто-то хотел, чтобы именно он убил Спящих. Но Ножин, судя по всему, отказался... Тогда его принялись обрабатывать в том плане, чтобы он предоставил кое-какую информацию. Например, кто и когда будет дежурить по отделению, как и когда запирается входная дверь, где расположена палата Спящих и что надо сделать, чтобы, не поднимая шума и последующих подозрений, быстро и надежно отправить Спящих на тот свет. Только Ножин мог сообщить убийцам, как отключить общий пульт систем жизнеобеспечения в палате Спящих.

И он наверняка сделал это.

Только ни он, ни его анонимные сообщники не знали, что я сразу же засеку изменения в состоянии Спящих с помощью заранее установленных датчиков. И еще они не ведали, что убить Спящих нельзя - по крайней мере, таким способом...

Не доходя до трамвайной остановки, я бросаюсь к телефону-автомату: не хочется на виду у прохожих пользоваться "мобилом".

Шагивалеев отвечает на звонок не сразу, и голос его, как всегда, недоволен:

- Слушаю вас.

- Ринат, еще раз добрый день, - говорю торопливо я. - Это Сабуров. У меня есть очень важная и очень срочная просьба к тебе...

- Что случилось, Лен?

Я колеблюсь, но решаю пока не раскрывать свои карты.

- Ничего, просто мне надо узнать от тебя одну вещь.

- Ну, давай, только побыстрее, а то я должен идти на совещание...

- Ты не знаешь, где Ножин работал до того, как поступил к тебе на должность психотерапевта?

- Конечно, знаю. Где-то в области, в районной поликлинике...

- А еще раньше? Меня интересует тот период времени, когда он трудился в психбольнице. Что это за учреждение и где оно находится?

- Ну, этого я не помню. Тебе надо в наш отдел кадров обратиться, в личном деле Психа должно быть все записано... В конце концов, дождись, пока он сам появится, и спроси у него...

- Он не появится, Ринат. Никогда.

- То есть?.. Что ты имеешь в виду?

- Сегодня ночью он скончался у себя дома, - говорю я. - Я только что из его квартиры, там сейчас работает милиция... Он на сердце никогда не жаловался?

- Да как сказать? Все мы постоянно на что-то жалуемся... Слушай, а почему милиция?..

- Потом объясню. Ты же торопишься...

- Черт, не хватай меня за язык!

- Я тоже тороплюсь, так что извини. Ты все равно скоро все узнаешь. Дай лучше мне номер ваших кадровиков...

Через несколько минут я звоню в больничный отдел кадров, а еще спустя несколько минут, после некоторых препирательств с кадровым инспектором по фамилии Самарева, мне все-таки удается узнать ответ на интересующий меня вопрос, и он свидетельствует в пользу моих подозрений.

"Маленькая психбольница", в которой двадцать пять лет назад работал психиатром Михаил Юрьевич Ножин, не имеет ни адреса, ни названия. Только номер в виде дроби, потому что это не простой дурдом, а спецучреждение закрытого типа.

Только дураку может быть не ясно, по линии какого ведомства тогда проходили так называемые "закрытые психлечебницы", и даже те, кто попадал туда, соображали, что в зданиях, огороженных колючей проволокой под током высокого напряжения, вовсе не собирались лечить "пациентов"...

Что ж, по крайней мере, одну из команд, участвующих в этой игре, мне удалось-таки вычислить.

Положив трубку, я некоторое время топчусь возле телефонной будки, не зная, куда направиться.

Машинально гляжу на часы, и вижу, что уже около двух.

Так вот, значит, на какое заседание спешил Шагивалеев! Через несколько минут в кабинете Завьялова чиновники всех мастей будут решать, что делать со Спящими. А я должен выступать, причем так, чтобы у ни у кого не возникло ни тени сомнений в моей компетентности. И чтобы у присутствующих сложилось стойкое впечатление: да, особых результатов пока нет, но отечественная наука напряженно и активно работает над разгадкой неведомого недуга...

Противно.

И не только потому, что потребуется публично лгать.

Дело еще и в том, что все эти представители так называемой "городской общественности" наверняка будут руководствоваться не заботой о согражданах, а исключительно своими интересами. Одни будут стараться сохранить во что бы то ни стало свое насиженное кресло, другие будут прикидывать, нельзя ли поймать рыбку в мутной воде, да покрупнее размером; третьи испугаются какой бы то ни было ответственности за происходящее и будут требовать, чтобы Спящих отправили куда-нибудь подальше из города...

Но никого из членов комиссии не будет волновать, чтo чувствуют и думают люди, оказавшиеся в плену нескончаемого сна, - и чувствуют и думают ли они вообще что-нибудь, суждено им вернуться к жизни или они так и обречены оставаться мумиями, в которых едва теплится жизнь.

Нет уж, увольте, Алексей Федорович, играйте в эти гнусные игры без меня!..

Из-за поворота улицы, визжа стальными колесами, выбивающими искры из рельсов, появляется трамвай, и я устремляюсь к остановке.

Однако еду я вовсе не в больницу.

* * *

К моему великому облегчению, дежурной по этажу не оказывается на месте, и щит, где хранятся ключи от номеров, не заперт на замок, так что я беспрепятственно могу похитить нужный ключ.

Убедиться, что вокруг никого нет, я быстро справляюсь с открыванием двери и бесшумно проскальзываю в номер. Чтобы меня не застали врасплох, запираюсь изнутри, заботливо оставив ключ в замочной скважине.

Потом оглядываю поле предстоящей деятельности.

Знакомая обстановка: две кровати, стенные шкафы, тумбочки и столик. Наверное, везде в номерах та же картина. Вряд ли администрация гостиницы отличается стремлением к разнообразию.

Итак, приступим.

Конечно, лучше было бы, если бы при обыске присутствовал Нагорнов, но, во-первых, он, наверное, все еще торчит у Ножина, а во-вторых, я опасаюсь, что после нашего вторжения в номер Лугина капитан напрочь утратил веру в мои сыщицкие способности.

Да и незаконно то, чем я собираюсь заняться.

Ладно. Пора приступать к делу, а то хозяин может в любой момент вернуться из города.

Ставлю чемоданчик с "мобилом" прямо на пол и приступаю к обыску.

Хорошо, что мебели здесь мало.

Начнем с тумбочки.

Стандартный набор принадлежностей, которые мужчины берут с собой в поездку. Электробритва "Бердск" невесть какого года выпуска, разлезшаяся зубная щетка, полуистраченная паста в тюбике... Губка для чистки обуви китайского производства. Затрепанная книжка карманного формата с бандитской рожей, испещренной татуировками и шрамами, на фоне белых "мерседесов" и черных пистолетов. И название подходящее: "Слепой снайпер". М-да-а... Что тут еще имеется? Грязный пластмассовый стаканчик, банка растворимого кофе, полупустая пачка сахара-рафинада. Несколько смятых газет. В основном, все - местные. В том числе, имеется и утренний номер "Мапряльского рабочего", свернутый трубочкой так, словно им собирались бить мух.

Интересно. Значит, владелец всех этих вещичек уже успел совершить вылазку в город и вернуться. А это значит, что...

Правильно мыслишь, Лен. В стенном шкафу, под висящим на плечиках пиджаком, обнаруживается сумка. Посмотрим, что в ней.

Нет, никаких улик. Похоже, что обладатель сумки - истинный профессионал своего дела. Ни пистолетов с глушителями, ни подслушивающих устройств, ни окровавленных предметов одежды. Только ворох смятого нижнего белья, початый блок сигарет и несколько пачек сухого супа "Доширак"...

А ты чего ожидал, бывший интерполовец? Тайник с героином или россыпь фальшивых долларов?

Ладно, проверим и пиджак, раз уж подвернулась такая возможность.

В одном боковом кармане - пусто, в другом... Похоже, тут есть какая-то бумажка.

Ну-ка, ну-ка...

Хм. Кусочек плотного картона размером с визитную карточку, на которой на пишущей машинке отпечатано: "НЕ ТАМ ИЩЕШЬ. ЛУЧШЕ ПОСМОТРИ ПОД КРОВАТЬЮ".

Что это? Розыгрыш? Или?..

По спине моей пробегает невольная дрожь.

Неужели этот тип переиграл меня и теперь насмехается надо мной?

Но делать нечего. Покорно нагибаюсь к самому полу и откидываю шерстяное одеяло, свисающее почти до самого пола.

Ничего. Только огромные грязные ботинки на шнурках. И еще одна карточка рядом с ними.

На этот раз на ней написано: "НЕ СТОИТ ОГОРЧАТЬСЯ, ДРУЖИЩЕ. ПРОДОЛЖАЙ ИСКАТЬ, И ТЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ЧТО-НИБУДЬ НАЙДЕШЬ. НАПРИМЕР, ПОД МАТРАЦЕМ".

Проклятье! Этот негодяй вздумал издеваться надо мной!

Но я больше не пойду у него на поводу.

Отряхивая брюки на коленях, разгибаюсь и замираю.

У меня возникает странное впечатление, что кто-то пристально смотрит на меня. Я знаю, что в комнатушке негде спрятаться, но ощущение чужого взгляда между своих лопаток - весьма явственное. На всякий случай, распахиваю дверку санузла.

Никого.

Второй стенной шкаф, под кроватью.

Тоже никого.

Уж не спрятана ли где-нибудь скрытая видеокамера миниатюрных размеров?

Тянусь к "мобилу", чтобы удостовериться на этот счет, и вдруг слышу, как кто-то пытается открыть дверь номера.

Ручка поворачивается несколько раз, но за дверью тишина, и тот, кто пытается попасть в номер, явно не намерен стучать.

Почему-то мне совсем не улыбается перспектива отпереть замок, чтобы встретиться с тем, кто стоит по ту сторону двери, лицом к лицу. Возникает предчувствие, что этого делать ни в коем случае не следует, если я хочу дожить хотя бы лет до семидесяти...

Бросаю взгляд в окно. Что ж, это единственный шанс на спасение. Благо, никого вокруг не видно.

Распахиваю оконные створки настежь и перелезаю через подоконник, прихватив с собой "мобил". Последний взгляд, брошенный мной на дверь, показывает, что она дрожит мелкой дрожью, словно ее пытаются просверлить насквозь.

В следующий момент я прыгаю, и приземление отдается в ногах тупым ударом. Надо будет сделать благодарственную запись в книге отзывов гостиницы. Администрация правильно сделала, разбив цветочные клумбы прямо под окнами.

Быстро достигаю угла здания, сворачиваю и тут же останавливаюсь, как вкопанный.

В недрах "мобила" зарождается мелодичная трель, извещающая о получении сообщения по электронной почте. А поскольку мои электронные координаты известны только Центру, не стоит медлить с получением информации - вдруг там что-то важное!

Черт, как не вовремя!..

Устремляюсь к самой дальней скамейке в парке и торопливо открываю крышку "чемоданчика", который звенеть уже перестал.

Включаю систему дешифровку - все сообщения в системе Инвестигации принято кодировать, даже самые невинные, а в моем случае связь тем более должна быть секретной.

Когда на экране появляется текст сообщения, я не верю глазам своим.

Можно было ожидать чего угодно: заключений экспертиз, проведенных по моей просьбе, дополнительных материалов, касающихся Спячки, очередных советов и указаний шефа - но только не приказа прекратить выполнение задания и срочно возвращаться в Центр!

Сообщение подписано самим Игорем Всеволодовичем, и факсимильная подпись его так же достоверна, как тот факт, что Земля вращается вокруг Солнца.

Что же могло стрястись, из-за чего сонная болезнь нескольких граждан мало кому известного городка приобрела масштаб зловещего всепланетного бедствия? Ведь недаром этими "больными" интересуется федеральная служба безопасности, и "интересуется" - еще слишком мягко сказано...

Скорее всего, агенты этого ведомства все-таки сумели установить, кто я такой на самом деле, и решили прибегнуть к самому простому способу нейтрализации меня как возможного конкурента. Достаточно всего лишь телефонного звонка одного из высших чинов ФСБ директору российского филиала Инвестигации - и самодеятельность моего шефа будет пресечена на корню.

Там, где речь идет о безопасности государства, нет места желающим удовлетворить зуд любопытства за государственный счет.

Теперь понятно, почему шеф не откликался на мои вызовы в последнее время. И почему он прислал это сообщение по "И-мэйлу", а не связался со мной непосредственно.

Трудно смотреть в глаза подчиненному, когда нужно сообщить ему, что все синяки и шишки, которые он набил, выполняя твои задания, были напрасными...

Ну что, Лен, будем собирать вещички и заказывать обратный билет?

Все кончено. Пьеса еще недоиграна, но твоя роль в ней исчерпана.

Я захлопываю крышку "мобила" и бессильно откидываюсь на спинку скамьи, чувствуя, как нагретое беспощадным солнцем дерево жжет мою спину.

Но еще больше обжигает мою душу горечь осознания того, что я - не более, чем пешка в чьих-то руках. Гончий пес, которому сначала сказали: "Фас! Ату его!", а потом, когда объект охоты был уже совсем рядом, и зубы вот-вот должны были впиться в глотку врага, скомандовали: "Фу! Нельзя!"...

Все было напрасно, все! И безвозвратно затраченные нервы и силы. И конспиративные ухищрения. И травмы от полученных побоев.

И как все напрасное нужно как можно скорее забыть и этот городок, и людей, ставших жертвами неведомой болезни, и тех людей, которые погибли, потому что так было кому-то нужно... И симпатично-забавного капитана милиции, и крутого экс-майора десантных войск, чьи дети превратились в подобие живых мертвецов... И равнодушную сестру Юлии Быковой, и бодрого толстячка-заведующего, и мрачного татарина Шагивалеева - и еще много разных других людей, которые живут, мучаются и умирают с обреченной покорностью судьбе...

Что с ними всеми будет через день, через месяц, через год?

Теперь это не мое собачье дело.

* * *

Сидя вечером в зале ожидания Инского аэропорта и прислушиваясь в пол-уха к бормотанию телевизора, который висит на высоте нескольких метров под потолком, я стараюсь не думать о том, что осталось позади.

За многие годы инвестигаторской работы я не раз убеждался, что в воспоминаниях нет никакого прока.

И все-таки мысли мои то и дело невольно возвращаются к скудно освещенной больничной палате, в которой покоятся неподвижные тела двух мужчин, девушки, и двух подростков - в сущности, еще детей...

Уезжая из Мапряльска, я не простился ни с Завьяловым, ни с Нагорновым, ни с кем-либо еще. Я даже не стал заходить в свой номер, чтобы забрать оттуда пустую сумку и кое-какие личные принадлежности.

Я лишь расплатился за гостиницу и сразу отправился на автовокзал. А теперь до отправки рейса в Москву остается примерно полчаса, которые мне некуда девать.

От нечего делать открываю "мобил" и рассеянно принимаюсь проверять содержимое комп-нота, чтобы стереть ненужные записи, занимающие место на диске.

И сразу же натыкаюсь на тот файл, который по совету шефа скачал из архивов Инвестигации, но так и не удосужился до сих пор изучить.

Речь идет об операции нашей конторы, которая условно называется "Живая библиотека".

Рука моя безжалостно тянется к кнопке "Delete", но в последний момент я почему-то передумываю. Более того - я открываю файл и бегло просматриваю его.

Сначала я листаю текст на экране в ускоренном темпе, целыми страницами, но потом все чаще ловлю себя на том, что читаю все подряд.

Слишком уж занимательные вещи там описаны.

Это было примерно десять лет тому назад.

В файле не объясняется, в чем заключались предпосылки тайной операции Инвестигации, в ходе которой наша контора внедрила своего человека в состав научной экспедиции в Гималаи, организованной одной популярной газетой, никому не ведомым закрытым акционерным обществом, имеющим отношение к торговле нефтепродуктами, и российским филиалом Международной академии человековедения. Не стоит говорить, что этим человеком оказался не кто иной, как Игорь Всеволодович Шепотин, мой нынешний начальник, в то время бывший всего лишь старшим инвестигатором.

Что касается представителей нефтеторговой фирмы и журналистов, то цель их пребывания состояла в том, чтобы подышать свежим горным воздухом, сделать множество красивых фотоснимков и видеозаписей, накупить стандартный набор сувениров, которыми полны местные лавки, и попутно попытаться сделать ряд сенсационных открытий.

Участники экспедиции в тогах человековедов, кроме того, намеревались исследовать биополе наиболее выдающихся йогов с помощью недавно изобретенного аппарата.

Мой будущий шеф был заявлен как ученый-гидролог, который должен был проверить информацию об открытии в Гималаях источников так называемой "живой" и "мертвой" воды. Но, разумеется, это было лишь ширмой. В действительности же Игорю было поручено проникнуть в одну из пещер в Непале, где, согласно преданиям, покоились тела представителей древних цивилизаций Лемурии и Атлантиды, представляющих собой якобы "запасный" генофонд человечества. В мифах утверждалось, что все эти пра-люди до сих пор живы благодаря особому состоянию организма - Сомати. Индуисты веровали в то, что подобная консервация призвана сохранить не только лучших представителей древности, но и знания канувших в Лету цивилизаций на тот случай, если Земля когда-нибудь потерпит глобальную катастрофу. Если эта версия соответствовала действительности, то Спящие в пещерах представляли собой настоящий клад для Инвестигации, а следовательно - и для мировой науки.

На первый взгляд, затея эта была опасной и невыполнимой. По легендам, вход в подобные хранилища закрыт для обычных людей плотным психоэнергетическим барьером, на страже которого якобы стоят бестелесные существа "асури", питающиеся человеческой энергией.

Но в Инвестигации всегда считали, что чаще всего легендам не стоит доверять...

В файле, который я изучаю, содержится много документов, сухих отчетов и справок, но суть дела сводится к следующему.

Главная трудность для Игоря заключалась в том, чтобы не проникнуть в пещеру, а обнаружить ее подлинное местонахождение, потому что в подземельях, на которые указывали местные проводники, не было ничего особенного, кроме нескольких давно истлевших человеческих скелетов.

Лишь применив спецприборы, лже-гидрологу удалось-таки найти пещеру на высоте трех тысяч метров, вход в которую представлял собой узкий лаз в отвесной стене. Пещеру охраняли вовсе не духи, а вполне реальные монахи-индуисты, в совершенстве владеющие искусством боевых единоборств. Тем не менее, Игорю каким-то образом удалось одержать верх над простодушными свами и оказаться внутри пещеры.

Однако то, что он внутри обнаружил, так и осталось неизвестным. В отчете совместной экспедиции зафиксирован тот факт, что "гидролог" на несколько дней исчез, а затем был обнаружен абсолютно в невменяемом состоянии на одной из горных троп, в нескольких десятках миль от того места, где должен был находиться вход в "генофондовую" пещеру. Сослагательное наклонение в документах употреблялось ввиду того, что никакого лаза в окрестностях, несмотря на самые тщательные поиски, не обнаружилось.

Даже если допустить, что пещера действительно имела место, то вполне возможно, что охранявшие ее свами, осознав, что их провели вокруг пальца, закрыли вход, обрушив на него толстый слой горных пород. Правда, остается непонятным, каким способом они сумели это сделать, если ни малейших следов взрыва в том месте не оказалось, да и интроскопные исследования, проведенные впоследствии с помощью особо мощной аппаратуры, не выявили наличие каких-либо пустот в толще скал.

Память о пребывании под толщей горного массива у Игоря была начисто стерта. Он абсолютно не помнил все, что с ним было, начиная с того, как он вошел в пещеру, и до того момента, когда его, обессиленного и дрожащего мелкой дрожью, нашли спасатели. Даже под гипнозом он так и не смог сказать что-либо вразумительное...

После курса специального лечения Игорь сумел оправиться и, казалось, полностью забыл о своем неудачном знакомстве с "генофондом древних цивилизаций". Однако через несколько лет он пришел к руководству Инвестигации и заявил, что к операции "Живая библиотека" следует вернуться.

В то время в Соединенных Штатах газеты сообщили сенсационную весть. Некто по имени Нейл Ностингер, 23-летний клерк из небольшого городка Батлер, в одночасье остался без работы и наделал кучу долгов, пытаясь поправить свои дела карточной игрой. В результате, он перестал спать, ночи напролет пытаясь придумать выход из критической ситуации. Однажды сон все-таки сморил его. Вернее, это был не совсем сон, а некое странное состояние, подобное спячке животных. С тем отличием, что все попытки врачей и специалистов вывести Ностингера из этой псевдокомы не увенчались успехом. Исследования показали, что мозг бывшего клерка функционирует с небывалой активностью, все физиологические показатели в норме, но связь с внешним миром он не поддерживает.

Нейл Ностингер спал ровно триста пятьдесят три дня два часа сорок восемь минут. Потом он проснулся. Сам. Без каких-либо стимуляторов и внешних воздействий.

Дальше начинается нечто странное и непонятное.

У бывшего клерка появляются какие-то суперспособности. В частности, необычайно мощная память. Он становится способен воспроизвести по памяти любую информацию и мгновенно отвечает на любые вопросы. Причем отвечает верно...

Но однажды поток сообщений о Ностингере внезапно прекратился, словно все в мире мгновенно забыли о бывшем клерке.

И в этот момент Шепотин требует, чтобы Инвестигация отправила его в США, к Ностингеру. Аргументирует он это тем, что проснувшийся американец якобы подобен Спящим генофондовых пещер. Однако на вопрос, откуда это ему известно, никаких вразумительных пояснений Игорь дать не может.

Естественно, любое начальство не верит в интуицию подчиненных, а начальство Инвестигации - особенно. Поэтому в Америку Игорь так и не поехал. По крайней мере, в служебную командировку. Он отправился туда по своей собственной инициативе, предварительно положив на стол своего шефа заявление об отпуске за свой счет.

Но он опоздал. Буквально за несколько часов до его появления Нейл Ностингер был найден в своем доме мертвым. Никаких записей бывший клерк не оставил, а те его соседи, знакомые и родственники, кому он мог рассказать что-нибудь о своем чудесном преображении, либо хранили стойкое молчание, либо становились жертвами несчастных случаев при вполне естественных обстоятельствах.

Некоторое время дело нового рип-ван-винкля по инерции обсасывали газетчики и ученые-любители. Потом о нем окончательно забыли, а относившиеся к нему материалы поместили в архив Инвестигации, вложив их в досье "Живой библиотеки"...

Я захлопываю крышку "мобила" и некоторое время слежу за тем, как по летному полю ползают, как увеличенные во много крат жуки, узкие длинные лайнеры и пузатые аэробусы, не то готовясь к старту, не то паркуясь на стоянку.

Значит, в Мапряльске разыгрывался очередной этап давней операции. И теперь ясно, почему шеф так был заинтересован в том, чтобы я находился рядом со Спящими, когда и если они проснутся...

Но, с другой стороны, непонятно, почему он раньше не посвятил меня в предысторию операции. Не хотел, чтобы я подходил ко Спящим предвзято? Опасался заранее напугать меня? Или стремился утаить что-то от широкой общественности?

А может, он и в самом деле знает о том, что представляют собой Спящие и какие возможности они приобретают в результате Спячки? Не скрывал ли он старательно все эти годы свое знание от всех, включая коллег по Инвестигации, симулируя тотальную амнезию?

Что ж, возможно...

Только в этом случае ни в какие ворота не лезет его распоряжение об отзыве меня из Мапряльска. Если бы для Игоря (Всеволодовича) пришедший в себя Спящий был важнее, тривиально говоря, жизни и смерти, то какого дьявола он дал мне указание вернуться в Центр в самый неподходящий момент?!..

Я холодею от догадки.

Надо было быть идиотом, чтобы эта простейшая мысль сразу не пришла тебе в голову!..

Опять вскрываю "мобил", лихорадочно нажимаю кнопки, словно боюсь опоздать куда-то. Впрочем, времени у меня действительно не очень много, чтобы расставить точки над "и". Под сводами зала ожидания звучит мелодичный перезвон, и приятный женский голос объявляет о начале посадки на московский рейс.

Я вызываю шефа на прямой сеанс видеосвязи, и, к моему великому облегчению, на этот раз он оказывается на месте.

Мы беседуем с ним всего минут десять, не больше.

Разговор наш носит краткий и энергичный характер, но его вполне хватает, чтобы уяснить, что никаких распоряжений о моем возвращении в Центр Игорь не посылал. Это во-первых. Мне следует вернуться в Мапряльск и любыми средствами обеспечить выполнение задания. Это во-вторых. Если понадобится, можно рассекретить свою принадлежность к Инвестигации, но это лишь в самом крайнем случае. Это в-третьих. И в-четвертых и в-последних, не надо забегать вперед событий со своими домыслами и версиями насчет операции "Живая библиотека" и того отношения, которое могут иметь к ней мапряльские Спящие.

Вот так. Четко и ясно...

Некоторое время я сижу, как контуженный, только что оправившийся от шока. Ощущения у меня примерно такие же, как у человека, который спокойно идет по полю, а потом, оглянувшись назад, видит, что поле не простое, а минное и что он только что чуть не наступил на мину.

Между тем, пассажиров уже очень просят поторопиться, чтобы не опоздать на самолет, вылетающий рейсом в Москву. Посадка заканчивается.

Первым моим побуждением является тут же ринуться к стоянке такси, но я вовремя беру себя в руки.

Если те люди, которые подсунули мне дезинформацию от имени шефа, хотят убедиться, что я покинул зону боевых действий, то не следует разочаровывать их.

Поэтому встаю из кресла и послушно следую к посадочному терминалу. Одним из последних пересекаю створки входа в зал предпосадочного ожидания, и дверь тут же закрывается за мной, отсекая от зала ожидания.

Когда к терминалу подкатывает автобус, чтобы доставить пассажиров к самолету, я проделываю нехитрый трюк, который еще в девяносто восьмом году с успехом применил в Бейруте, чтобы уйти от слежки ливанских экстремистов. Вхожу в заднюю дверь автобуса, а через несколько секунд выхожу в передние. Потом, под недоуменные взгляды пассажиров, ложусь на асфальт и перекатываюсь под днищем автобуса на другую сторону, где оказываюсь в непосредственной близости от автокара, везущего гору чемоданов с только что прибывшего рейса. Несколько длинных прыжков - и я оказываюсь на заднем бампере тележки, уцепившись за нее так, чтобы меня не было видно со стороны здания аэровокзала. Водитель и грузчик, развалившиеся на переднем сиденье автокара спиной ко мне, ничего не подозревают...

Дальнейшее еще проще.

Через четверть часа я уже сижу в кабине такси, которое на полной скорости мчится по шоссе в сторону Мапряльска. Таксист оказался малый не промах и заломил безумную, по его меркам, цену за доставку меня в другой город, аргументируя это тем, что возвращаться в Инск ему наверняка придется порожняком. Бедняга, он и не подозревал, что я, не моргнув глазом, соглашусь на этот "грабеж", иначе увеличил бы тарифную ставку, по меньшей мере, вдвое.

Впрочем, я бы все равно согласился.

Чего-чего, а денег у меня хватает. Не то что времени...

 

Глава 13

- Где вас высадить-то? - доносится до меня сквозь дрему, и я открываю глаза.

Такси медленно едет по скудно освещенным улицам Мапряльска, и водитель вопросительно посматривает на меня.

А в самом деле, куда мне податься?

В гостиницу, наверное, лучше не совать нос. Именно там сейчас для меня опаснее всего. Заявиться среди ночи в больницу - тоже не самый удачный вариант. Во-первых, меня могут туда просто-напросто не пустить охранники, а если даже мне удастся дозвониться до Завьялова, то слишком трудно будет объяснить ему, куда я отлучался и почему хочу ночевать в больничной палате.

Нет, это тоже отпадает.

Неужели придется уподобиться бомжу и коротать ночь на скамейке местного вокзала?

И тут я вспоминаю о Круглове.

Вот кто сможет приютить меня и чью личную жизнь я не особо нарушу вторжением среди ночи.

Повинуясь моим сбивчивым указаниям, водитель такси маневрирует между пятиэтажками, пока не останавливается возле нужного подъезда. Я рассчитываюсь со своим перевозчиком (в самый последний момент он все-таки не преминул запросить еще "полтинник" сверху - "за скорость", как он туманно пояснил), потом выбираюсь из машины и задираю голову, оглядывая окна.

Некоторые из них светятся, но не в квартире Кругловых.

Неужели бывший майор отсутствует?..

Однако Константин оказывается дома. И вид у него вовсе не заспанный.

Он открывает дверь, не спрашивая, кто к нему ломится, и застывает на пороге, увидев меня. Вид у него вполне домашний: голый торс, спортивные шорты и тапочки на босу ногу. Лицо, однако, отнюдь не заспанное.

- Это ты, Лен? - недоверчиво спрашивает он. - Ты откуда?

- Долго объяснять, Костя, - говорю я. - Если пустишь меня переночевать, я тебе все расскажу. Если, конечно, ты - один...

- Да, конечно, заходи! - восклицает Круглов, отступая в прихожую. - А с кем, я, по-твоему, могу быть?

- Ну, мало ли...

Воспользовавшись приглашением, аккуратно закрываю за собой дверь на замок.

Константин ведет меня на кухню, где наблюдается типичная картина холостяцкого бытия: груда немытой посуды в раковине, на плите кастрюля, из которой торчит рукоятка половника и пахнет супом из концентрата; пустые бутылки, выстроенные в ряд на подоконнике...

- Ну, рассказывай, - требует бывший десантник, усаживаясь на табурет за шаткий раскладной столик и знаком приглашая меня последовать его примеру. - Тебя, что, выперли из гостиницы за разврат и пьянство?

- Хуже, - серьезным тоном откликаюсь я. - У меня кончились деньги, и стало нечем платить за номер...

- Так давай, я тебе одолжу? - услужливо предлагает мой простодушный собеседник. - До финансового кризиса мне еще далеко: при увольнении со мной рассчитались по полной программе...

- Да нет, спасибо, Костя, - качаю головой я. - Это я так, шучу... Ты в больнице вечером был?

- Был, - машет рукой мой собеседник. - Почти до самого отбоя. Да только зря там проторчал, все равно в изолятор теперь никого не пускают, даже близких родственников. Сволочи!.. Правда, этот... как его?.. черненький такой, из невропатологии...

- Шагивалеев? - подсказываю я.

- Во-во... так вот, этот татарин сказал мне, что у Олега, да и у остальных тоже, всё пока по-прежнему... спят, значит... А еще он сказал, что сегодня какая-то очень важная комиссия из столицы прибыла, чтобы капитально обследовать наших засонь. Между прочим, они тебя искали, сам толстяк-заведующий несколько раз скакал туда-сюда, как взмыленный, интересовался, не видел ли я тебя... Говорит, я хотел его - то есть, тебя, Лен, - представить коллегам, тем более кое-кто из членов комиссии работает в том же институте, что и ты...

О, черт! Этого только не хватало! Теперь волей-неволей придется раскрывать свою принадлежность к Инвестигации - иначе при первой же встрече с "коллегами" меня разоблачат как самозванца. А самое неприятное - надо будет объяснять ученым мужам и Завьялову, в чем была причина моей конспирации. Ладно, придумаем что-нибудь...

Сейчас главное - что за время моего отсутствия в городе никаких ЧП не произошло, а то мне всю дорогу лезли в голову дурные мысли.

- А ты где был-то? - спрашивает тем временем Круглов. - И вообще, что у тебя стряслось, Лен?

Хм. Вообще-то не надо тебе знать всю правду, майор, ты вон и так в бутылку лезешь при малейшем намеке на то, что с твоим Олегом может что-то случиться. И в то же время обманывать тебя и водить вокруг пальца мне уже не хочется.

- Что-то в горле пересохло, - говорю я, пытаясь оттянуть время. - Ты чайку не можешь сообразить?

- Сейчас сделаем!.. Может, ты есть хочешь? А то у меня тушенка имеется, настоящая армейская...

Не дожидаясь моего ответа, он вскакивает с места и принимается колдовать у плиты.

Нет, все-таки хорошие парни служат в наших Вооруженных Силах, умиленно думаю я. Вернее, служили...

- Послушай, Костя, - говорю я голой спине, по которой перекатываются натренированные мышцы. - Я тебе хочу кое в чем признаться ...

- Да? - он поворачивает ко мне удивленное лицо. - И в чем же?

- Дело в том, что я... В общем, мне приходилось выдавать себя не за того, кем я являюсь на самом деле. Никакой я не старший научный сотрудник, и ученой степени у меня нет...

- А кто же ты? - удивляется Круглов, машинально почесывая нос кончиком ножа.

- Я работаю в Инвестигации, Костя.

- Где-где? - по-прежнему не понимает он.

- Ты про Интерпол слышал? - в свою очередь, спрашиваю я.

- Ну, кто ж про эту контору не слышал!

- Так вот, Инвестигация - это то же самое, что Интерпол, только занимается она не преступниками и мафией, а всякими аномальными явлениями... Инопланетяне, снежные люди, полтергейст и тому подобное.

- А-а, - протягивает майор. - Это типа той парочки, которая в "Секретных материалах" орудует?

- В общем, да, но киношные Малдер и Скалли были агентами ФБР. А на международном уровне есть специальная организация, которая расследует разные загадки и тайны...

- А зовут тебя по-настоящему тоже по-другому?

Невольно улыбаюсь наивности своего собеседника.

- Нет, имя и фамилию я использую свои, родные. Во всяком случае, здесь, в Мапряльске...

- А на хрена тебе понадобились все эти тайны мадридского двора? И чем вашу контору так заинтересовали наши лунатики?

- Лунатики так крепко не спят, Костя, - возражаю я. - А интересует нас прежде всего то, каким образом возникла эта массовая спячка и что будет дальше...

Круглов внезапно хмурится:

- По-вашему, Спящие - инопланетяне, что ли? И мой сын тоже?!

- При чем тут инопланетяне? Речь может идти о какой-нибудь новой болезни, только и всего. Непонятно, правда, каким образом она передается от одного человека другому. Нет, Константин, Олег твой на инопланетного лазутчика никак не тянет. Но вот ввести его в состояние бесконечного сна вполне могли пришельцы из космоса. Ты извини, я не могу тебе рассказывать все, это секретная информация, и я просто не имею права... А что касается моей тайной деятельности, то все объясняется довольно просто. Мы не знаем пока, кто и зачем запустил в Мапряльске программу-возбудитель Спячки. Но зато нет никаких сомнений в том, что инициаторы этого эксперимента активно пытаются помешать любому, кто вздумает раскапывать истину. Те типы, которые на меня вчера вечером напали, были не простыми хулиганами, как ты правильно подметил, хулиганы с электрошокерами и в приборах ночного видения не разгуливают по городу... Кстати, ты в курсе, что сегодня скончался Ножин?

- Не-ет, - признается, округлив глаза бывший десантник. - Когда?

- Вообще-то еще вчера ночью, но кто-то очень хотел подставить меня милиции, и поэтому утром прокрутил мне по телефону записанный на пленку голос Михаила Юрьевича. Будто бы он еще был жив в то время. В результате, я остался в дураках...

- А Аня? - спрашивает вдруг Круглов. - Мою сестру тоже убрали инопланетяне?

- Трудно сказать, - отвожу я свой взгляд в сторону. - По всем видимым признакам, умерла она сама, от сердечного приступа. Но где гарантия, что эти гады не способны умерщвлять людей на расстоянии способом, не вызывающих никаких подозрений?

Майор наконец выключает плиту и начинает накрывать на стол нехитрую трапезу.

Его стряпня выглядит несъедобно, но пахнет аппетитно, и я чувствую, как желудок мой просыпается и требует дать ему поработать.

- Извини, Лен, - разводит руками Круглов, покончив с приготовлениями, - даже по пять граммов не могу налить: ни капли спиртного в доме нет... Я-то редко употребляю из-за того, что часто приходится быть за рулем...

- Успокойся, - говорю я. - У меня от сегодняшней беготни и без водки голова кругом идет... Знаешь, я ведь успел аж до Инска добраться, еще немного - и в Москву бы улетел. Еще днем кто-то передал мне сообщение по электронной почте... ну, через вот этот компьютер, - я хлопаю по корпусу "мобил", который стоит рядом со мной на полу. - От имени моего непосредственного начальника. Приказ немедленно все бросить и вернуться в центр... А уже в аэропорту я решил проверить это и позвонил шефу. У того глаза на лоб полезли: нет, говорит, никаких таких приказов я тебе не посылал!.. Как тебе это нравится, товарищ майор?

- Ну и ну-у, - тянет Круглов, задумчиво прихлебывая чай из кружки с отколотой ручкой. - Да ты ешь, ешь, Лен, а то тушенка быстро остывает...

Некоторое время мы едим молча (вернее, ем я один, а Круглов попивает горячий чай), а потом хозяин квартиры спрашивает:

- Лен, а ты... ты сам-то серьезно веришь в то, что здесь замешаны инопланетяне?

- А что, тебе не верится? - усмехаюсь я.

Костя с сомнением крутит головой:

- Да как-то не очень... В такие вещи, знаешь ли, верится только, когда ты читаешь об этом в книжке или смотришь кино, а чтобы так, в нашей обычной жизни... Не знаю...

Чего, чего, а здравого смысла у него не отнимешь. Мне даже стыдно немного становится, что я морочу этому отличному парню голову байками о том, во что я сам не верю. Но поступить иначе пока не могу...

Поэтому продолжаю, с аппетитом расправляясь с тушенкой:

- Я тебя понимаю, Костя. И кстати, твой скептицизм - не исключение... Подавляющее большинство людей не верит в то, что загадки аномальных явлений объясняются не теми реалиями, с которыми мы имеем дело в повседневной жизни. А между тем, бывают ситуации, когда других возможных объяснений просто не остается...

Майор вскидывает голову:

- И у тебя... у вас есть доказательства, что здесь в Мапряльске, орудуют эти уроды с "летающих тарелок"?

- Конечно, нет, - признаюсь я. - Именно для этого меня сюда и послали, Костя, чтобы выяснить, не пахнет ли тут зелеными человечками...

- Ну и как, выяснил?

- Нет еще. - Я наконец отодвигаю пустую тарелку и принимаюсь за уже остывший чай. - Но, на мой взгляд, все вполне возможно...

Круглов извлекает из мятой пачки "Примы" сигарету и некоторое время разминает ее своими короткими, грубыми пальцами, перед тем, как закурить.

- Все равно не понимаю! - упрямо изрекает он, затягиваясь едким дымом. - На кой черт каким-то там пришельцам, даже если они существуют, понадобился, например, мой Олежка? Чего они хотят? Усыпить всех людей на Земле, что ли?

- Зачем всех? - быстро возражаю я. - Вполне возможно, что они вводят в состояние Спячки лишь тех, с кем вступали в прямой контакт... скажем, в целях изучения или для проведения каких-либо экспериментов... У нас, инвестигаторов, накоплено много фактов о тайных похищениях людей пришельцами. Судя по размаху, речь идет о широкомасштабной программе научно-исследовательской деятельности чужаков в отношении человечества. Но раньше пришельцы ограничивались тем, что стирали память о контакте у объектов своих опытов, и нам, с помощью особого гипноза, удавалось заставить похищенных людей вспомнить если не все, то хотя бы кое-что о том, где они были и что с ними делали... Видимо, теперь пришельцы решили лишить нас этой возможности, потому что до чтения мыслей и расшифровке снов мы еще не доросли...

Круглов с ожесточением давит окурок в банке из-под тушенки, видимо, по окопной традиции заменяющей ему пепельницу.

- Может, ты и прав, Лен, - бормочет он, - в конце концов, тебе виднее, раз ты в такой серьезной организации работаешь... кстати, у тебя корочки этой вашей Инвестигации имеются?..

Я отрицательно качаю головой.

- Только вот чего я еще не пойму... - начинает Круглов, но его прерывает телефонный звонок, раздающийся где-то в квартире.

- Извини, я сейчас, - говорит мне бывший майор и, подсмыкнув на ходу трусы, покидает кухню.

Допивая чай, я невольно прислушиваюсь к ярко выраженному командному голосу, который доносится до меня из большой комнаты: "Да... да... А что?.. Да-а?... Нет-нет... Я сам... Все будет путем... Пока... Я перезвоню".

Глаза мои слипаются, и лишь теперь, утолив голод, я чувствую, что очень хочу спать.

Наконец, возвращается Константин, который уже успел накинуть на свой обнаженный торс майку защитного цвета - наверное, тоже армейский "трофей".

- Дружбан один звонил, - сообщает он мне, остановившись на пороге кухни. - На рыбалку приглашает завтра... Никак не мог взять в толк, чудак, что не до рыбалок мне сейчас...О чем мы говорили-то?

- Тебе было что-то еще непонятно, Костя, - напоминаю я, закуривая, чтобы хоть немного избавиться от дремоты.

- А, да...

Он наклоняется надо мной и тянется через стол к своей зажигалке, но потом его рука вдруг изменяет траекторию своего движения, и я, не успев сообразить, что произошло, ощущаю резкий, тупой удар по шее, после чего воздух в комнате вдруг превращается в тугую, вязкую массу, которую невозможно вдохнуть, в глазах темнеет, в ушах звенит, и я долго-долго лечу куда-то, пока не врезаюсь в ватную, поглощающую все звуки и образы, тьму...

* * *

Как обычно после "отключки", невозможно сразу сообразить, где ты, что с тобой и вообще кто ты такой. Вот и сейчас, когда дух мой возвращается после путешествия по астральным мирам в бренное тело, я обнаруживаю, что полулежу-полусижу в довольно мягком кресле в какой-то смутно знакомой, но все-таки чужой комнате. Первым временем я обнаруживаю, что запястья и ноги мои туго стягивают импровизированные путы из брючных ремней, а горло болит так, будто я накануне проглотил десяток эскимо. А через несколько секунд ко мне возвращаются имя и ориентация во времени и пространстве.

Я по-прежнему нахожусь в квартире Круглова, только уже не в кухне, а в комнате, которая выполняет функцию гостиной. Большие настенные часы показывают час - судя по тьме за окном, ночи, а не дня, хотя кажется, что за время моего отсутствия в материальном мире прошло по крайней мере несколько часов.

Все еще длится ночь.

Круглова в поле зрения нет, но я слышу в прихожей какую-то возню, приглушенные голоса, и вскоре мое одиночество нарушается целой группой людей.

В комнату входят Нагорнов, с ним еще два человека в штатском и с оружием, а замыкает шествие торжественно-невозмутимый Круглов, все в той же майке и шортах.

Капитан подходит ко мне вплотную и некоторое время изучает мои связанные руки и ноги.

- Неплохо сработано, - замечает он Круглову.

Константин скромно поводит мощным плечом, как бы говоря: я еще и не то могу.

Вот тебе и "отличный парень"! Теперь понятно, кто ему звонил и что он имел в виду, заявив: "Я сам"...

- Что происходит, Евгений Петрович? - хрипло пробую я голос.

Лицо капитана вряд ли можно назвать сейчас дружелюбным. Скажи я кому-нибудь, что еще сегодня утром мы с ним были на "ты", а вчера он плакался мне в жилетку, меня сочли бы наглым обманщиком.

- Гражданин Сабуров, постановлением прокурора города вы арестованы по подозрению в убийстве, - скороговоркой сообщает мне Нагорнов, демонстрируя заполненный на машинке бланк с угловым штампом.

- И кого же я, по-вашему, убил? - скептически осведомляюсь я.

Однако, похоже, Нагорнов считает обстановку не подходящей для объяснений.

- Будем разбираться, - уклоняется он от ответа и поворачивается к своим спутникам: - В машину его!

Один из людей в штатском прячет пистолет подмышку, освобождает мои ноги от ремня, а веревку на запястьях заменяет наручниками, которые тут же злобно впиваются в мою кожу.

Меня поднимают из кресла и скорее, тащат, чем ведут к выходу. Но мне все-таки удается бросить Круглову:

- Что ж, спасибо за приют, Костя!

- На здоровье, - невозмутимо отвечает майор.

У подъезда стоит "уазик". По-моему, тот же самый, на котором Нагорнов прошлой ночью подвозил меня в гостиницу.

Конвоиры усаживают меня между собой на заднее сиденье.

Появляется Нагорнов, несущий в руке мой "мобил".

Слава Богу, что не забыли мой "чемоданчик"!..

По дороге мы не разговариваем, хотя у меня есть множество вопросов к своим спутникам. Однако я подозреваю, что все мои попытки хоть как-то прояснить ситуацию будут бесполезны.

Чтобы скрасить ожидание, принимаюсь размышлять. Больше всего меня интересует, чью смерть на меня пытаются повесить мои неведомые противники. Ножина? Маловероятно... А может, Кругловой? Едва ли... Лугина? Если с "журналистом" что-то случилось, то - скорее всего... А если моими потенциальными жертвами полагаются и Ножин, и Круглова, и Лугин, и даже медсестра Ефимова? Нет, это абсурд! К тому же, капитан сказал: "по подозрению в убийстве", а не "убийствах"...

Неужели они всерьез считают, что я мог расправиться с психотерапевтом?

И неужели мое отсутствие в городе было принято за попытку к бегству?

И кстати, как они меня нашли? Если только мне не удалось оторваться в Инске от слежки, и те, кто следил за мной, доброжелательно подсказали Нагорнову, что я вернулся в Мапряльск, чтобы замести следы?..

Ладно, скоро все выяснится. Молчать дальше о том, кого я представляю, нет смысла. Буду говорить правду, только правду и ничего кроме правды!..

Не может быть, чтобы мне не удалось доказать свою невиновность, тем более что Нагорнов не похож на туполобового мента, для которого важнее отчитаться о раскрытии преступления, чем найти истину...

Только бы они допросили меня сразу, а не откладывали это дело до утра! Чует мое сердце: нарыв созрел и вот-вот лопнет, а некто с помощью скальпеля пытается ускорить события, даже если хирургическое вмешательство чревато заражением крови больного...

К моему великому облегчению, по прибытии в ГОВД меня не отправляют за решетку, а тщательно обыскивают и доставляют в небольшой кабинет, на двери которого висит табличка: "Старший оперуполномоченный НАГОРНОВ Е.П.".

Хозяин кабинета допрашивает меня сам. Правда, один из сотрудников в штатском скромно присаживается в уголке, по-ученически подперев ладошкой щеку.

Держится Евгений сугубо официально. Обращается ко мне исключительно на "вы" и именует меня не иначе, как "гражданин Сабуров". Правда, начинает допрос нестандартно. Вместо того чтобы занести в протокол мои паспортные данные, он долго вертит в руках удостоверение Академии наук, а потом решительно откладывает его в сторону и принимается расспрашивать меня о том, где я был сегодня да что делал. Чуть ли не поминутно, час за часом...

Поначалу я старательно выполняю свой мысленный обет говорить правду, но потом с тихим ужасом убеждаюсь, что это не так просто. Слишком много нужно дополнительно объяснять в дополнение к каждому своему ответу, и чем дальше я углубляюсь в объяснения, тем все больше осознаю, что история моя звучит в высшей степени подозрительно.

Например, как вразумительно объяснить, почему я полез тайно обыскивать чужие вещи в гостинице, а затем вдруг резко сорвался и помчался в Инск? И как доказать, что тем самым я не пытался скрыться от правоохранительных органов, а действительно намеревался уехать из Мапряльска? Вернее, скрываться-то я скрывался, но вовсе не от милиции... А от кого тогда? И сам точно не знаю. Не скажешь, что - от инопланетян...

Нагорнов - это не Круглов, он - лицо при исполнении, и все россказни о "летающих блюдцах" воспримет лишь как попытку ввести в заблуждение следствие.

Когда до меня это доходит, я начинаю злиться. В конце концов, я же не уголовник какой-нибудь, а тоже, как-никак, - при исполнении!.. Так почему я должен оправдываться и доказывать что-то провинциальным блюстителям порядка? В конце концов, это они должны доказать, что я кого-то ухлопал, вот и пусть стараются, а я посмотрю, как у них это получится!..

Однако надо признать, что у Нагорнова это получается недурно.

Например, он неожиданно перестает задавать мне вопросы о моем времяпровождении в течение последних суток, закуривает и, глядя куда-то в угол, спрашивает:

- Вы знаете Щербакова Геннадия Степановича?

Признаться, вопрос этот застает меня врасплох. Почему-то я уже был уверен, что спрашивать меня исключительно будут о Лугине - ведь не случайно же он пропал неведомо куда, а пол его номера был забрызган кровью!

- Конечно, знаю.

- Когда и при каких обстоятельствах вы с ним познакомились?

- Его подселили в мой номер вечером того дня, когда я прибыл в Мапряльск.

- Какие отношения между вами были?

- Вы знаете, вполне добрососедские.

- Ссоры между вами были?

- Нет. Какие могли быть ссоры, если мы виделись, как правило, только утром?

- Это точно?

- Что именно?

- Ну, то, что вне гостиницы вы никогда с гражданином Щербаковым не встречались?

Я невольно начинаю потеть.

- Ну почему?.. Было как-то однажды, я входил в кафе, а он из него выходил...

- Что за кафе?

- "Голубые купола".

- Такого кафе в городе нет.

- Ну, может быть, и не "купола", а что-то еще... "Голубая даль", например... Или "туман". Факт тот, что - "голубой"...

Нагорнов как-то странно косится на меня, а его напарник в углу почему-то хмыкает.

- А вы не в курсе, с кем общался Щербаков во время пребывания в городе?

- Без понятия. Ну, с кем-нибудь из заводских, наверное - он же в командировке был... Потом он в карты ходил к кому-то играть... По городу шатался... то есть, ходил... Нет, точно сказать не могу.

- И успешно он играл в карты?

- Вряд ли. Во всяком случае, позавчера он у меня одолжил деньги...

- Много?

- Что? Нет, не очень. Пятьсот рублей...

Нагорнов задумчиво покивал, но глаза его заблестели.

Проклятье, они что, серьезно думают, что я мог бы ухлопать своего соседа по номеру из-за того, что он вовремя не вернул мне какие-то пятьсот рублей?!

- Послушайте, Евгений... Петрович!..

- Обращайтесь ко мне как положено.

- А как положено? Гражданин начальник, что ли?

- И не пытайтесь острить, Сабуров. Во всяком случае, на вашем месте лично мне было бы не до шуток...

- Это почему же?

- А посудите сами. Сегодня, в шестнадцать ноль три в номере двести три городской гостиницы был обнаружен труп гражданина Щербакова Геннадия Степановича, прибывшего в Мапряльск в командировку из Саратова и зверски убитого неизвестным лицом...

- Как это понимать - зверски?

- А так, что голова у него размозжена множественными ударами тупых тяжелых предметов. Такое впечатление, что убийца наносил эти удары в состоянии полной невменяемости... Далее. В кармане убитого обнаружена записка, отпечатанная на лазерном минипринтере, содержание которой заставляет полагать, что покойный пытался кого-то шантажировать, требуя за свое молчание деньги... Кстати, в вашем "дипломате"...

- Эта штука называется "мобил", гражданин капитан. То есть - "мобильный офис"...

- Пусть так. Имеется ли лазерный принтер в вашем "мобильном офисе"?

Пот все обильнее струится по моей спине.

- Ну и что? Знаете, сколько в мире модификаций минипринтеров?

- А я и не утверждаю, что записка отпечатана именно на вашем принтере, Сабуров. Хотя это весьма вероятно... Ладно, экспертиза покажет... Но есть другие обстоятельства, которые заставляют подозревать вас в убийстве Щербакова.

- Отпечатки пальцев, что ли? Три раза ха-ха, гражданин начальник, это смешно...

- Не юродствуйте, Сабуров, - ровным голосом говорит капитан. - Вот, например, показания дежурной по этажу. Она, в частности, описывает, что незадолго перед смертью Щербаков обратился к ней с заявлением о том, что дверь номера заперта, а ключ отсутствует. Выяснилось, что номер заперт изнутри, ключ торчит в замочной скважине, а на просьбы открыть никто не откликается. Далее. Когда с помощью слесаря дверь все же была вскрыта, обнаружилось, что окно номера распахнуто настежь... Разумеется, потом мы провели проверку, и знаете, что обнаружили? На внешней стороне окна - отпечатки ваших пальцев. В земле под окном отпечатались следы мужской обуви, рисунок подошвы и размер идентичны вашим туфлям, это я и без всякой экспертизы вижу... Но самое главное, есть показания свидетелей, которые видели, как вы выпрыгивали из окна.

- А свидетели эти - не из числа проживающих в гостинице?

- Нет, случайные прохожие. Если вам так интересно, я могу дать вам для ознакомления протокол, там записаны все паспортные данные.

- Не надо, я вам верю... хотя вы не верите мне. Да, я действительно спрыгнул из окна на землю. Ну и что? Это же было до убийства Щербакова, а не после!..

- Дело в том, что когда был обнаружен труп Щербакова, номер тоже был заперт, только уже не изнутри, а снаружи, причем убийца аккуратно повесил ключ на доску для ключей возле столика дежурной по этажу. И на этом ключе не было ничьих отпечатков пальцев, кроме ваших! Понимаете?

- Честно говоря, не очень.

- Всего от номера имеется два ключа, - терпеливо объясняет Нагорнов, откинувшись на спинку стула. - Один из них, запасной, всегда находится у дежурного администратора внизу, в специальном сейфе. А тот ключ, который был обнаружен на доске дежурной по этажу, содержал ваши отпечатки, Сабуров! Ваши, а не Щербакова, который должен был последним держать этот ключ в руках...

- Чертовщина какая-то! - искренне воскликнул я. - А вам не приходит в голову, что был еще и третий ключ, который некто сохранил с моими отпечатками, чтобы сделать меня объектом ваших подозрений? И потом, если бы я действительно прикончил своего соседа по номеру, то зачем бы я вешал ключ, зная, что на нем остались мои отпечатки пальцев, на доску у дежурной? Это же абсурд!

- Согласен, - быстро проговорил Нагорнов. - Выглядит это как-то странно. Но давайте обратимся и к другим известным нам фактам, касающимся вашей личности. И тогда положение будет складываться не в вашу пользу, Сабуров.

Он пускается перечислять все подозрительные обстоятельства, которые у него ассоциируются со мной. Странная смерть Анны Павловны Кругловой, которая, согласно моим утверждениям, почему-то позвонила именно мне, человеку, которого она видела первый и последний раз в своей жизни... Моя непонятная неприязнь и настороженность по отношению к журналисту Лугину, который вслед за этим таинственным образом исчезает, а на полу его номера обнаруживается чья-то кровь, свидетельствующая о том, что там происходила борьба, по крайней мере, двух человек... Моя несдержанность и грубость по отношению к персоналу городской больницы, причем я позволяю себе даже рукоприкладство... Весьма странное нападение на меня якобы со стороны неизвестных, похожее на сведение счетов между сообщниками... Смерть медсестры Ефимовой и попытка покушения на жизнь больных, которыми я занимаюсь. Причем налицо явная попытка обеспечить себе алиби с помощью его, Нагорнова, и Ножина, не говоря уж о Круглове... Попытка вызвать подозрения милиции в отношении мифической спортивной команды, якобы проживавшей в той же гостинице, что и я сам. Проверка показала, что никто не видел этих спортсменов в предыдущие дни... Видимо, Ножин, будучи неординарным психологом, заподозрил нечто неладное в вашем поведении, Сабуров, говорит Нагорнов, небрежно положив ногу на ногу. И тогда вы его убили. А чтобы подозрения не падали на вас, сочинили топорную историю о его звонке вам. Ну, и наконец - Щербаков, который, видимо, тоже пронюхал что-то и попытался шантажировать вас. Плюс ко всему этому - ряд других, не менее подозрительных фактов.

С самого начала своего пребывания в Мапряльске вы не выполняли свои функции научного сотрудника, прибывшего, чтобы разобраться в странном заболевании ряда местных жителей, монотонным голосом продолжает капитан. Вот свидетельство заведующего городской больницей Завьялова Алексея Федоровича. Вместо того, чтобы обследовать больных, вы большую часть времени проводили в городе, занимаясь непонятно чем. Далее.. С самого начала вы активно пытались втереться в доверие местных правоохранительных органов, избрав меня в качестве своеобразного поверенного в ваших делах. После убийства Щербакова вы в спешном порядке выезжаете в областной центр, где делаете все, чтобы затруднить ваше задержание. С этой целью вы бежите из аэропорта, ускользнув от сотрудников милиции, которые готовились задержать вас у трапа самолета, и возвращаетесь в Мапряльск, где пытаетесь скрыться на квартире у Круглова. К счастью, четко проведенные нами оперативные мероприятия позволили нам перехватить на выезде из города такси, в котором вы приехали в Мапряльск, и водитель указал то место, где он вас высадил...

Все это как-то не вяжется с представлением о представителе такого солидного учреждения, коим, несомненно, является Академия наук, не правда ли, Сабуров? И это - не просто подозрения. Несколько часов назад в город прибыла авторитетная комиссия из Москвы, членами которой числятся и сотрудники Института мозга. Опять же по свидетельству Завьялова А-Эф, все они категорически опровергают тот факт, что в их учреждении работает человек по фамилии Сабуров...

Ну, наконец-то сейчас я ему выложу все, как на духу!..

Но Нагорнов не дает произнести мне ни слова. Видно, самые эффектные козыри он приберегал напоследок.

По его знаку молчаливый человек в штатском лезет в большой несгораемый шкаф-сейф и, кряхтя, водружает на стол между нами брезентовую сумку, с которой я прибыл в Мапряльск.

- Это ваша сумка, Сабуров? - осведомляется Нагорнов.

- Моя.

- Когда, где и при каких обстоятельствах вы ее оставили?

- Я забыл ее под своей кроватью, когда выезжал из гостиницы.

- Что в ней содержится?

Тут явно какой-то подвох. Но мне ничего не остается теперь, кроме того, чтобы говорить правду.

- Вообще-то, в ней не должно быть ничего. Я использовал ее лишь для того, чтобы в дороге хранить в ней "мобил". А то, знаете ли, портативные компьютеры всегда привлекают внимание любопытных попутчиков...

Мгновенным и, я бы сказал, театральным движением Нагорнов раздвигает молнию.

Сумка оказывается заполненной какими-то блестящими металлическими деталями.

- Что это? - недоуменно интересуюсь я.

- Бросьте, Сабуров, - советует капитан. - Вот протокол об изъятии данного вещественного доказательства из вашего номера в присутствии понятых. А вот что представляют собой эти детали.

Он раскладывает железки на столе, и только теперь до меня доходит, что это такое.

Снайперская винтовка "Скат" в разобранном виде и с лазерным прицелом. Наверняка та самая, из которой меня пытались ухлопать в гараже, где Лугин спрятал свой "форд".

- Между прочим, - сладким голосом произнес Нагорнов, - на данном огнестрельном оружии - множество отпечатков пальцев. И есть все основания считать, что они принадлежат вам, Сабуров!..

Ловко сработали, подлецы! Кровь начинает стучать у меня в висках, а руки невольно дрожат от злости.

- Вы хотите сделать какие-либо заявления, гражданин Сабуров? - невинным тоном интересуется Нагорнов, пока его напарник-молчун собирает детали обратно в сумку и прячет ее в несгораемый шкаф.

Что ж, пора. Надоело слышать весь этот бред.

- Да, хочу.

- Слушаю вас. Только учтите, что заявление ваше записывается на магнитофон и впоследствии может быть использовано против вас в суде.

С этими словами капитан щелкает какой-то кнопкой под крышкой стола и выжидающе смотрит на меня.

- Ну, до суда, надеюсь, дело не дойдет, гражданин капитан, - усмехаюсь я. - А заявляю я следующее... Я, Сабуров Владлен Алексеевич, являюсь штатным сотрудником российского филиала международной организации по изучению аномальных явлений, коя именуется Инвестигацией. Я находился в городе Мапряльске в служебной командировке, выполняя оперативное задание своего руководства, чем и объясняется использование мною подложных документов Института мозга Российской академии наук. Что касается обстоятельств гибели Щербакова, Ножина, Ефимовой и Кругловой, заявляю, что не имею к ним никакого отношения, а все факты, имеющиеся против меня у следствия, прошу расценивать как попытку неизвестного лица ... или лиц... препятствовать выполнению мною служебного задания...

Надо бы еще что-нибудь добавить, но мой взгляд падает на капитана, и все слова вылетают у меня из головы. Нагорнов без всякого выражения следит за кольцами дыма, поднимающимися от его сигареты. Видя мое замешательство, он вежливо осведомляется:

- Это все?

- Я понимаю, - устало произношу я, - что вам трудно мне поверить, капитан. Давайте не будем больше отнимать друг у друга время. Один звонок - и все сразу встанет на свое место.

Нагорнов аккуратно давит окурок в хрустальной пепельнице.

- Ну, вообще-то, - нехотя начинает он, - телефонного звонка в таких случаях бывает недостаточно. Вот если бы вы предъявили мне свое служебное удостоверение...

Я мысленно проклинаю шефа, который настоятельно рекомендовал мне отправляться в Мапряльск без "корочек" нашей Конторы. Тоже мне, конспиратор нашелся!..

- Но допустим, - продолжает капитан, - что я вам поверю. Только звонить буду я сам. Диктуйте номер, а также должность, фамилию, имя, отчество того, кто может подтвердить ваше заявление.

Я облегченно вздыхаю.

Нагорнов тщательно записывает на листе бумаги все, что я ему говорю, дает мне проверить, потом переключает телефонный аппарат в режим громкоговорящей связи и начинает набирать номер.

Я потираю запястья, которые ноют от тесных наручников, предвкушая, как буду издеваться над своим собеседником потом, когда будут расставлены все точки над "и".

Только бы Игорь Всеволодович оказался дома! И только бы у него не был отключен автоответчик!

Телефон отвечает с пятого гудка, и я слышу неповторимый, чуть хрипловатый спросонья голос:

- Слушаю вас.

- Вы - Игорь Всеволодович Шепотин? - официальным голосом осведомляется Нагорнов.

- Он самый.

- Старший оперуполномоченный отдела внутренних дел города Мапряльска Нагорнов Евгений Петрович... Извините, что беспокою вас в столь позднее время, но это связано с расследованием убийства.

- Слушаю вас, Евгений Петрович.

- Назовите, пожалуйста, вашу должность и организацию.

- Начальник оперативного отдела российского филиала Инвестигации... Слышали о такой, Евгений Петрович?

- Нет, не слышал. Но читал в газетах, - улыбается Нагорнов. - Вот тут есть один гражданин, который утверждает, что является вашим сотрудником и работает по вашему заданию. Его зовут Владлен Алексеевич Сабуров.

Пауза. Потом шеф произносит неуверенным голосом:

- Как вы сказали, простите?

Нагорнов четко, чуть ли не по слогам повторяет мои имя, отчество и фамилию.

И Игорь Всеволодович уверенно заявляет:

- Нет-нет, тут какая-то ошибка, Евгений Петрович. Такого сотрудника среди моих подчиненных никогда не было и нет. И вообще, я никого не отправлял в командировку в этот ваш... как его?.. Мапряльск, вы сказали?.. А что это за человек?

- Да он тут проходит у нас по очень важному делу, Игорь Всеволодович.

- Нет, это не мой сотрудник, - повторяет Шепотин.

Глянув на меня исподлобья, Нагорнов спрашивает:

- А, извините, откуда тогда ему известны ваши координаты, имя, фамилия и отчество?

- А вот вы с ним и разберитесь! - авторитетно советует шеф. - Наверняка этот проходимец добыл эти сведения преступным путем!

- Ну, все ясно. До свидания, Игорь Всеволодович, и еще раз извините за беспокойство, - говорит Нагорнов и кладет трубку.

Я буквально распят на стуле и не смею пошевелиться. Уши мои начинают пылать огнем. Они отказываются поверить тому, что только что услышали.

Это не просто удар ниже пояса. Это выстрел в спину из-за угла!

- Ну, что еще вы хотите сообщить следствию, Сабуров? - с иронией осведомляется Нагорнов. - А может, и не Сабуров? Как ваша настоящая фамилия? И какие цели вы преследовали, приехав в наш город?

Я молчу. Мне больше нечего сказать. Ни ему, ни кому бы то ни было...

- Ладно, - решает Нагорнов, глянув на часы, - на сегодня хватит. Саша, скажи, чтобы его оформили в КПЗ...

 

Глава 14

Мебели в камере нет. Только бетонное возвышение-лежак вместо нар. И крохотное зарешеченное окошечко на высоте трех с половиной метров, через которое в камеру льется скудный свет с улицы.

Все как полагается. Минимум удобств и максимум ограничений. Заключение есть заключение...

Вот уже почти сутки я сижу в этой бетонной душегубке. Настроение - ниже нуля. И никакого просвета впереди.

Не считая того допроса, который Нагорнов провел сразу после моего ареста, на следующий день меня вызывали еще два раза. Утром и после обеда. Допросы были недолгими, и проводил их уже не старший опер, а следователь городской прокуратуры. Человек он неплохой, но суть дела от этого не меняется. Меня последовательно припирали к стенке по всем пунктам, и следствие катилось, как сыр по маслу. Хотя я пытался получить хоть какую-то информацию о том, что происходит в городе, следователь неизменно оставлял мои вопросы без ответов.

Газеты и книги мне не полагались, с охраной камер лучше было не заговаривать, чтобы это не расценили как провокацию в рамках попытки к бегству.

Вообще, больше всего меня угнетает не то, что со мной обращаются как с преступником, и не скверные условия содержания в изоляторе портят мне нервы. Гораздо мучительнее отсутствие информации. За время работы в Инвестигации я привык к тому, что любая информация - под рукой. А сейчас я готов отдать полжизни за то, чтобы мне разрешили пользоваться моим "мобилом". Или телевизором. Или хотя бы газетами... Но все это мне не разрешено, и поэтому, возвращаясь с допросов в свою "одиночку", я могу лишь думать. И вспоминать.

Однако очень скоро обнаруживается, что та информация, которая содержится в моей голове, имеет свойство быстро иссякать.

Нельзя ведь вспомнить каждый день своей жизни. Ярких событий в жизни каждого, пусть даже самого выдающегося, человека обычно немного, и именно они оседают в нашей голове. А девяносто девять процентов идут в оперативную память, в "свалку" мозга, откуда безжалостно вычеркиваются новыми впечатлениями или опускаются на самое дно подсознания, откуда извлечь их можно лишь с помощью гипноза.

Что же касается размышлений, то, рано или поздно, надоедают и они. Потому что нельзя все время думать об одном и том же. Видимо, в мозгу человека есть некий природный ограничитель, который не дает личности зацикливаться на одних и тех же мыслях, поскольку это грозит утратой рассудка. А думать о разном не получается по той причине, что человек волнует лишь то, что происходит с ним в данный момент.

Видимо, поэтому все чаще, сидя на жестком и холодном, несмотря на жару снаружи, бетонном ложе, я ловлю себя на том, что в голове нет ни единой мысли. Время как будто остановилось, и я физически ощущаю его вязкие, удушающие объятия.

Его надо убить, как своего злейшего врага.

Исходя из этого я изучил камеру до мельчайших деталей. Те, кто сидел здесь до меня, наверное, тоже мучились, не зная, чем заняться. То тут, то там на стенах из-под неоднократных слоев краски проступают еле заметные надписи, выцарапанные подручными предметами или просто ногтями. Большей частью это имена, фамилии и клички людей, сидевших в этой камере, а также даты и количество дней, проведенных в заточении. Причины ареста излагаются реже. Нетрудно догадаться, почему: чтобы даже вкратце изложить суть любого дела, требуется слишком много места.

Потом я убеждаюсь, что кое-кто из моих предшественников мне известен.

"Антон Скобарь ничего не крал!" - начертано на стене почти у самого пола.

Крик души.

Почему-то теперь я ему верю.

Прижавшись затылком к ледяному бетону, я восстанавливаю в своей памяти то, что успел узнать о студенте, превратившегося в Спящего. И пытаюсь представить его в этой камере, мечущегося от стены к стене, кусающего губы от бессильной ярости и от отчаяния, не знающего ни сна, ни покоя до тех пор, пока его не сковала Спячка.

Стресс ли был причиной того, что Антон стал Спящим? Или нечто другое? Но что именно?

Если даже допустить, что Спячка представляет собой инфекционное психическое заболевание, то заразить Антона здесь, в этом каменном мешке, не мог бы никто. Значит, остается предположить, что он был доставлен сюда уже будучи зараженным страшным рукотворным вирусом? Сколько же может длиться инкубационный период? Несколько дней? Месяц? Или его продолжительность измеряется годами?..

Но однажды детонатор, внедренный в организм носителя, срабатывает, и человек погружается в сон. Сон замедленного действия. Потому что Спячка и в самом деле похожа на обычный сон, но протекающий так, словно время для Спящего замедлилось во много раз. И никто не ведает, когда Спящий проснется и каким он будет после пробуждения.

Нет, кое-кто в мире, похоже, это знает. Например, Игорь Шепотин...

Теперь, когда он отрекся от меня, я, как это ни странно звучит, успокоился.

Потому что мне многое стало ясно.

Достаточно вспомнить операцию "Живая библиотека", чтобы понять, что уже тогда Игорь действовал не как инвестигатор. Проникнув в генофондовую пещеру, он совершил открытие, которое было настолько важным, что оправдывало любые способы и средства. Во всяком случае, в глазах Игоря. Он решил, что этим открытием нельзя делиться ни с кем, и в последующем неуклонно следовал этим курсом, симулировав потерю памяти перед своими коллегами и начальством.

Тем не менее, в пещерах ему удалось лишь, выражаясь военным языком, выйти на ближние подступы к чему-то, что виделось ему таким же бесценным, как все сокровища Лувра, вместе взятые.

Вторым этапом был Нейл Ностингер. Официально Игорь не застал его в живых, да и доступ к нему был затруднен специальными ведомствами США (Ностингер содержался на военной базе, за колючей проволокой и под охраной), но теперь я не сомневаюсь, что шеф мог буквально из кожи вылезть, чтобы тайно проникнуть на территорию закрытого объекта и пообщаться с бывшим Спящим. И кстати, не по этой ли причине клерк скоропостижно отправился (а вернее, ему помогли отправиться) на тот свет? Если Ностингер обладал информацией, которая, подобно бомбе, угрожала взорвать весь наш мир, то американское правительство могло счесть, что проще избавиться от пороховой бочки, какой бы ценной она ни была, чем сидеть на ней и дрожать от страха. Американцы - люди прагматичные...

И вот проходит несколько лет. Игорь вырастает до должности начальника оперотдела Инвестигации. Но, видимо, все эти годы его точит искушение стать единоличным обладателем супервозможностей, которые присущи Спящим. Он неустанно отслеживает и проверяет сообщения о всех случаях летаргии, затяжной комы, аномальных снов... В принципе, он мог бы затратить всю свою жизнь на подобный мониторинг, но так и не найти того, что искал. Однако ему вновь повезло: мапряльские Спящие соответствовали по всем параметрам Ностингеру и тем пра-людям, которых Шепотин, возможно, нашел в Гималаях.

И тогда у моего шефа рождается безумный и отчасти даже преступный замысел. Его абсолютно не интересует, по какой причине возник феномен Спящих и каким образом странная Спячка охватывает все большее количество людей. Более того, его не интересуют Спяшие сами по себе. Ему нужно иметь в своем распоряжении не просто Спящего, а бывшего Спящего. Человека, который первым очнется от Спячки. Для этого он готов на все. В том числе - и на похищение...

Но поскольку, по объективным причинам, он не может сам заниматься этим делом, то посылает в Мапряльск меня. Теперь я понимаю, почему он окружил мою поездку такой секретностью, почему не разрешил рассказывать кому бы то ни было, куда я еду и зачем, почему отправил меня под прикрытием "легенды", а не открыто, и почему разрешил мне выходить на связь с ним только в самом крайнем случае.

Шепотин, с одной стороны, боялся утечки информации, а с другой - намеревался в случае, если я успешно выполню задание, тайно использовать экс-Спящего в каких-то своих, корыстных целях. То же самое было и в Артемовске, только там Юра Колесников погиб, и Спящие погибли, и вся надежда у шефа осталась только на Мапряльск...

Теперь ясно, почему он сделал вид, что впервые слышит обо мне, когда ему позвонил Нагорнов. Больше всего Игорь Всеволодович боится, что о его самодеятельности станет известно руководству Инвестигации. Не потому, что в случае провала его накажут за сокрытие информации и несанкционированное проведение тайной операции, а потому, что сокровище, к обладанию которым он стремился столько лет, уплывет из его рук и станет всеобщим достоянием.

И еще, видимо, он боится, что, если о подлинной сути Спящих станет известно кому-то из власть предержащих, их могут просто-напросто ликвидировать еще до того, как они проснутся.

Судя по тому, что такие попытки имеют место, опасения шефа отнюдь не безосновательны.

Эх, знать бы, что же представляют собой Спящие и кто именно стремится воспрепятствовать тому, чтобы они проснулись!..

Но на этот счет можно гадать, сколько угодно. Чем, собственно, я и занимаюсь до того момента, пока в камере не становится окончательно темно.

А потом ко мне незаметно подкрадывается сон.

* * *

Не знаю, сколько времени я проспал. Часов-то у меня нет...

Интересно, кстати, почему это в наших пенитенциарных учреждениях так заведено - лишать человека всяких мелких, но полезных предметов? Ну, хорошо, шнурки, брючной ремень, перочинный ножик и прочие предметы обихода - это еще понятно... На шнурках или ремне можно повеситься или удавить кого-нибудь из охранников, ножиком можно пырнуть соседа по камере либо вскрыть себе вены, либо, на худой конец, проковырять дыру в стене с целью побега в духе графа Монте-Кристо. Но что противозаконного можно сотворить с помощью наручных часов?..

Тем не менее, судя по кромешной тьме снаружи, до рассвета далеко. Спать бы еще да спать.

Но мне не спится.

Я лежу, бессмысленно пялясь в темноту, и пытаюсь уловить ту мысль, которая только что посетила меня во сне. Это было нечто важное, но сколько я ни силюсь вспомнить, мне это никак не удается, и тогда я перестаю напрасно напрягать свою память и просто лежу.

Перед моим мысленным взором проплывают отрывочные видения. Лица людей, с которыми мне пришлось общаться, и эпизоды тех событий, которые происходили со мной в этом маленьком городке...

В разгар этого меланхолического времяпровождения я вдруг слышу, как кто-то осторожно орудует ключом в замочной скважине, пытаясь отпереть дверь моей камеры. На охрану это не похоже, потому что охрана, во-первых, всегда сначала глядит в окошечко, прежде чем открыть дверь, а во-вторых, охранник не будет так долго возиться с ключами.

Естественно, меня посещают самые зловещие подозрения. Я соскальзываю с лежака, чтобы притаиться за дверью, но в этот момент щелкает выключатель, и яркий свет заливает камеру.

Через порог переступает не кто иной, как Евгений Нагорнов. На этот раз он в милицейской форме, и на поясе у него висит кобура с пистолетом. Однако, судя по его смущенной улыбке, явился он сюда вовсе не для того, чтобы убить меня.

- Чаю хочешь? - спрашивает он как ни в чем не бывало.

Та-ак. Переход на "ты", видимо, должен означать, что в моем статусе обвиняемого в тяжком преступлении произошли какие-то изменения.

- С каких это пор преступников и убийц поят чаем за решеткой? - ворчу я, расслабляя сведенные судорогой мышцы.

- Ну, ладно, не становись в позу! - хлопает капитан меня по плечу. - За решеткой я тебя чаем поить не собираюсь. Я сегодня дежурю по отделу, так что мы можем расположиться у меня в кабинете. У меня и печенье есть, - добавляет торопливо он, словно этот довод обязательно убедит меня в неотразимости предложения капитана.

Я бессильно опускаюсь на лежак и прикрываю глаза. Не хочется смотреть на широкую улыбку того, кто еще несколько часов тому назад обращался к тебе: "гражданин Сабуров".

- Послушай, Лен, - продолжает Нагорнов. - Ты можешь дуться на меня сколько угодно, но разве я виноват? Нет, - тут же поправляется он, опустив голову, - вина моя в твоем задержании, конечно, есть, и я приношу тебе самые искренние извинения... Но откуда ж мне было знать, кто ты такой? А тут еще этот твой шеф... тоже мне, конспиратор!.. И что у вас за контора такая странная? Засекретились, понимаешь, от всего мира, а мы тут расхлебывать должны, кто есть кто!..

Я делаю несколько глубоких вздохов и выдохов, после чего осведомляюсь:

- Следует ли понимать ваше поведение, гражданин капитан, в том смысле, что вы меня решили освободить?

Нагорнов смущенно чешет затылок:

- Ну, вообще-то отпустить тебя должны были завтра утром. Указание пока устное... сам понимаешь, надо оформить бумаги и все такое, а следователь появится только завтра утром...

- Так чего ж ты тогда вперся сюда посреди ночи? - возмущенно спрашиваю я.

- Ну, это... я думал, тебе приятно будет... узнать и вообще... - смущается старший оперуполномоченный.

Что-то я окончательно перестаю понимать выверты судьбы, которые уготовлены мне в этом городке.

- Так как насчет чая? - не отстает Нагорнов.

- Да иди ты со своим чаем! - грубовато отвечаю я. - Лучше бы закурить предложил!..

Евгений вытаскивает из кармана кителя помятую пачку и протягивает ее мне. Потом подносит огонек зажигалки.

От табачного дыма приятно кружится голова. Сколько же времени я не курил? С ума сойти!..

- Ну, рассказывай, - требую я, жадно затягиваясь сигаретой.

Нагорнов присаживается рядом со мной на лежак. Если бы кто-нибудь видел нас сейчас, то подумал бы, что присутствует на репетиции пьесы в театре абсурда.

- А что рассказывать-то? - застенчиво бормочет капитан. - Ну, в общем, стало ясно, что ты действительно ни в чем не виноват. Мы еще почему тебя подозревали? Из-за чемоданчика твоего дурацкого!.. Наслушался я Ножина, пусть земля ему будет пухом, о всяких гипнозах и решил, что ты подходишь на роль заезжего экстрасенса с преступными наклонностями... Думал, у тебя в чемоданчике какой-нибудь специальный прибор имеется, чтобы людей усыплять... А тут еще это убийство... Да и вел ты себя, Лен, крайне подозрительно, согласись...

- А что произошло сегодня?

- Ну, во-первых, пришли данные инструментальной экспертизы, которая показала, что нет в твоем этом... "мобиле"... никаких устройств и программ, позволяющих осуществлять спонтанное внушение...

- Да вы что, с ума сошли? - вскидываюсь я. - Наверное, ваши эксперты весь мой агрегат раскурочили! Как я теперь перед своими снабженцами отчитываться буду?! Имущество-то казенное, между прочим, а не мое личное, и стоит ого-го сколько!..

- Не бойся, все в порядке с твоим прибором, - успокаивает меня капитан. - Завтра получишь, сам убедишься...

- Ладно, давай дальше, - разрешаю я.

- Кроме того, сегодня... то есть, уже вчера, конечно... в больницу доставили еще одного Спящего, поэтому стало ясно, что вовсе ты не причастен к этому делу... Ну, и наконец, начальник твой сегодня звонил моему шефу... начальнику ГОВД, то есть... Подтвердил, что ты выполняешь в Мапряльске особое задание и дал тебе самую лестную характеристику... В общем, с восходом солнца ты уже будешь на свободе.

- Ну, спасибо, обрадовал! - язвительно говорю я. - Ты бы еще сказал, что меня суд оправдает!..

Евгений делает вид, что обиделся и собирается уйти, но я удерживаю его за руку.

- Раз уж пришел, расскажи хоть, как обстановка в больнице, - прошу я. - Никто еще не ожил?

- Пока нет, - закусывает губу Нагорнов, и до меня доходит невольная бестактность моего вопроса, потому что в числе Спящих есть и дочь моего собеседника. - А обстановочка в целом в городе - еще та...

Мы выкуриваем еще по одной сигарете, и капитан сообщает мне, что публикации в местной газете о странной летаргии в Мапряльске привели к неожиданным результатам. Нашлись радикально настроенные горожане, которые требуют, ни много, ни мало, ликвидировать Спящих, отключив системы их жизнеобеспечения. Мол, и так наша медицина бедствует, а тут еще одна головная боль для горбольницы в виде бесполезных летаргиков, которые неизвестно когда проснутся, а пока занимают места в палате, на них тратятся лекарства и т.д. Естественно, городские власти не собираются прислушиваться к этим безумным требованиям, и мэр выступил с пространной речью, в которой призвал общественность не идти на поводу у "безнравственных экстремистов", но тем не менее, подобный "нравственный экстремизм", пользуясь выражением газетчиков, имеет место быть. Более того, он выражается в конкретных действиях. Со вчерашнего дня больницу осаждает кучка пикетчиков с плакатами, требуя немедленно "умертвить Спящих". И ведут они себя крайне безобразно, были даже попытки проникнуть в здание - хорошо, что охранники были начеку...

Я закусываю губу. Нетрудно предугадать дальнейшее развитие событий. Еще немного - и будет принято решение об эвакуации Спящих из Мапряльска куда-нибудь поближе к центру. Городские власти не будут возражать против этого: для них одной проблемой станет меньше. А специалисты получат возможность всесторонне обследовать странных больных в спокойной обстановке, с использованием последних достижений научно-технического прогресса. И едва ли Инвестигации, несмотря на все ее чрезвычайные полномочия, удастся получить доступ к этим исследованиям. Если работа по Спящим будет курироваться спецслужбами, то все материалы будут мгновенно засекречены, а работать с ними будут лишь тщательно отобранные лица - тоже ученые, но в погонах...

Значит, чтобы выполнить задание шефа, мне следует поторопиться.

Только хочу ли я этого после всего, что было со мной - вот вопрос...

Да, Шепотин обошелся со мной не по-честному. Во-первых, он скрыл от меня важнейшую информацию, во-вторых, хотел моими руками реализовать свои личные амбиции и, в-третьих, почти предал меня в решающий момент...

Но если проблема Спящих действительно имеет важное значение для всего человечества, то разве это не оправдывает, хотя бы частично, действий Шепотина?

В конце концов, надо решать, что важнее: твои личные обиды на начальство, обращающееся с тобой, как с пешкой, или постижение истины, которая, в любом случае, нужна множеству людей?

Ты инвестигатор, Лен, и ты давал клятву служить делу Познания. Так клянешься ли ты сейчас до конца выполнить свою миссию?..

- А что делает комиссия? - спрашиваю я капитана. - Удалось ли ей что-нибудь установить?

- Ты имеешь в виду ученых из Центра? - уточняет Нагорнов. - Не знаю, я же не имею к ним отношения... Работают ученые очень интенсивно, с утра до вечера, но в принципе, думаю, что до окончательных выводов еще далеко. Во всяком случае, Завьялов и другие местные врачи пока молчат, как рыбы... Да ты и сам завтра сможешь узнать. Тебя-то они должны посвятить в свои секреты, верно?

Может быть, да, а может быть, и нет. Все зависит от того, удастся ли мне убедить председателя комиссии в своей принадлежности к Инвестигации, не имея с собой удостоверения.

Но теперь пусть выкручивается из этого положения мой шеф. Если хочет, чтобы мы участвовали в этом деле, пусть звонит кому положено или присылает удостоверение мне по почте... Позвонил же он начальнику милиции насчет меня...

Стоп! А не кажется ли тебе странным этот факт? С какой стати Шепотин решил настолько раскрыться, что взял и позвонил начальнику мапряльского РОВД? Это после стольких-то ухищрений, предназначенных для сохранения секретности моего задания?!.. И где это видано, чтобы задержанных по подозрению в убийстве выпускали из КПЗ лишь по чьему-то телефонному звонку, пусть даже одного из руководителей Инвестигации?!

Может быть, начальству Нагорнова действительно кто-то звонил, но, скорее всего, это был не мой начальник! И даже не глава Инвестигации. Тут пахнет иными, более авторитетными ведомствами!..

Почему же те, кто сделал все, чтобы запятить меня в камеру, вдруг дали задний ход? Наверняка не потому, что устыдились своего нехорошего поведения и решили загладить свою вину перед законом...

Скорее всего, потому, что уже завтра проблемы Спящих не будет. По той простой причине, что некого будет исследовать!..

Я резко поворачиваюсь к Нагорнову:

- У тебя есть часы?

- Конечно, - удивляется он.

- Сколько сейчас времени?

Он отгибает манжет кителя:

- Около двух... А что?

- Женя, послушай меня, - говорю я, глядя в серые глаза капитана. - Ты должен выпустить меня отсюда прямо сейчас!

- Да ты что?! - взвивается он, как ужаленный. - С какой стати? Я же сказал тебе - завтра!..

- Завтра может быть поздно, Женя.

- Это почему же?

- Они убьют их. Всех до одного. И твою дочь тоже...

Он смотрит на меня так, словно желает убедиться в моей психической полноценности. Потом качает головой:

- Не надо, Лен... Ты вбил себе в голову абсолютно бредовую идею. Кому может потребоваться убивать Спящих? А если ты имеешь в виду этих придурков с плакатами, то можешь быть спокоен: даже если в изолятор полезет целая толпа...

- Не будет никакой толпы, поверь мне! Те типы, что орудуют в вашем городе, не остановятся ни перед чем! Они уже убили, по крайней мере, пять человек, чтобы ликвидировать Спящих, поэтому намерены идти до конца!

- Ты знаешь, кто они?

- В этом-то вся проблема, черт подери! Они действуют тайно, и могут нанести удар из-за угла в любой момент! Тем более, теперь, когда Спящими занялись специалисты... Они не хотят, чтобы Спящие когда-нибудь проснулись, пойми же наконец!

- Ну, ладно, предположим, что ты прав, - уступает капитан. - Но с чего ты взял, что именно этой ночью они перейдут к активным действиям? Разве мало времени и возможностей у них было до этого?

- Я не знаю, Женя, почему они медлили раньше. Может быть, пытались решить проблему другим способом... или не были до конца уверены в необходимости срочной ликвидации... Сейчас не это важно. На всякий случай надо подстраховаться...

Нагорнов в явном затруднении чешет затылок.

- Но и ты меня пойми, Лен, - бормочет он после паузы. - Если я отпущу тебя сейчас, то мне в любом случае влетит по первое число... Тут даже не строгим выговором с занесением в личное дело будет пахнуть!

- Эх ты, чиновничья душа! - Я стараюсь вложить как можно больше презрения в свои слова. - Неужели для тебя важнее служебное благополучие, чем жизнь людей, которая сейчас поставлена на карту?!.. В том числе, и жизнь Лики!.. Как ты будешь смотреть в глаза своей бывшей жене, если твоя и ее дочь погибнет из-за твоей глупой самоуверенности?!..

- Вот что, Лен, - решительно говорит Нагорнов. - Давай сделаем так. Сейчас мы с тобой поднимемся в дежурку, и я при тебе позвоню на пост охраны в больнице, чтобы они доложили обстановку... Но если выяснится, что там все в порядке, ты сразу вернешься в камеру. Договорились?

- Согласен, - устало говорю я.

Мне уже ясно, что переубеждать капитана - бесполезно. Что ж, значит, придется пойти другим путем...

Мы поднимаемся в дежурную часть, где сидит еще один милиционер в чине лейтенанта ("Помощник дежурного", поясняет Евгений). Нагорнов впускает меня за стеклянную перегородку и жестом приглашает присесть, но я предпочитаю оставаться на ногах. Пока капитан набирает номер, быстро оцениваю обстановку.

Лейтенант сидит в углу комнатки дежурного, боком к нам. У него свой пульт, из-за которого не просто выбраться, и он занят чтением какого-то журнала. Хорошо.

На противоположной стороне коридора, чуть наискосок от дежурной части, виднеется дверь, откуда доносятся громкие голоса, смех и бормотание приемника. Дежурная оперативная группа, в любой момент готовая действовать по указанию дежурного по РОВД. Дверь приоткрыта, но при желании мимо нее можно будет неслышно проскользнуть.

Плюс ко всему, в окно видно, что на крыльце топчется омоновец с автоматом, и миновать его беспрепятственно наверняка будет невозможно. Ладно. Бывают расклады и похуже... Главное - не нарваться на пулю какого-нибудь выскочки, отличающегося чрезмерным служебным рвением...

После нескольких гудков Нагорнову все-таки отвечают, и он включает селектор, чтобы и мне был слышен разговор.

- Пост охраны больничного изолятора, - доносится из динамика.

- Дежурный по РОВД беспокоит, - говорит Евгений. - Капитан Нагорнов... Кто на проводе?

- Младший сержант Силкин, - без запинки откликается динамик.

- Как служба, Миша? - осведомляется капитан, многозначительно косясь на меня.

- Да пока все нормально...

- Не спите?

- Ну что вы, товарищ капитан!..

- А наверху все в порядке? - не унимается Нагорнов.

- Да вы не беспокойтесь, товарищ капитан, даже мышь мимо нас не прошмыгнет!.. И потом, дежурный медперсонал тоже на месте...

- А не заигрывает с вами этот самый медперсонал?

В динамике раздается сдавленный смешок:

- Было б кому заигрывать, Евгений Петрович! Тут же одни бабки старые...

- Ну ладно, Силкин, - говорит Нагорнов. - Если что, сразу звоните мне.

- Есть, товарищ капитан, - бодро откликается динамик.

Нагорнов тычет пальцем в клавишу селектора и победоносно разворачивается ко мне.

Но сказать что-либо он не успевает.

Потому что я применяю к нему тот же удар, которым меня вырубил Круглов. Только Нагорнова я бью не в адамово яблоко, а по боковой поверхности шеи, где находятся сонная артерия, яремная вена и блуждающий нерв. Этот прием менее опасен для здоровья, хотя вызывает кратковременную потерю сознания.

Видимо, мой переход к рукопашным действиям оказывается неожиданностью для лейтенанта, потому что, вместо того, чтобы нажать кнопку тревоги, он тщетно пытается выковырять из своей кобуры пистолет. Успешно отключаю его - тоже одним ударом...

От соблазна прихватить с собой оружие Нагорнова или лейтенанта приходится отказаться. И не потому, что оно мне не пригодится. Одно дело - просто побег из-под стражи, и совсем другое - побег с оружием. По вооруженному правонарушителю могут стрелять без предупреждения. К тому же, пистолеты у Нагорнова и помощника крепятся специальными шнурками к портупее, и нет времени возиться с этой "сбруей".

Тем не менее, следует обеспечить себе хоть какую-то фору.

В углу "дежурки" стоит шкафчик, где хранятся швабры, ведра и тряпки для уборки помещений. Уложив Нагорнова и лейтенанта ничком на пол, расстегиваю у каждого из них китель и просовываю ручки швабр в рукава так, чтобы они проходили насквозь из одного рукава в другой вдоль спины. Затем, обыскав ящики стола дежурного, нахожу пару наручников, с помощью которых прикрепляю ноги своих жертв к намертво привинченным к полу ножкам пульта, и клейкую ленту типа "скотч", посредством которой залепляю обоим рты.

Остается лишь оборвать телефонные провода, чтобы из дежурки нельзя было связаться с охранниками в больницы, дабы предупредить их о моем возможном появлении...

Как ни странно, но дверь, за которой слышатся голоса дежурных омоновцев, открывается не наружу, а вовнутрь, и мне удается бесшумно вставить в ее ручку импровизированный блокиратор в виде ножки стула.

Потом я осторожно, стараясь не скрипнуть, открываю входную дверь и набрасываюсь на обернувшегося на шорох "часового". Он не успевает даже вскрикнуть. К тому же, ему мешает автомат, который висит у него поперек груди... Я отволакиваю бесчувственное тело омоновца за угол здания и обрывком телефонного провода связываю ему руки и ноги.

Теперь можно воспользоваться одной из милицейских машин, которые стоят возле ГОВД, предварительно проколов штыком автомата колеса остальных.

При всем этом я осознаю, что шансов на успешное выполнение моего плана нет, несмотря на все ухищрения с моей стороны.

Рано или поздно, отсутствие дежурного и его помощника будет обнаружено кем-нибудь из состава дежурной смены, и тогда за мной в погоню ринется свора омоновцев. Возможно, я даже не успею добраться до больницы.

Но будет вполне достаточно и того, что в районе больницы поднимется шум и переполох, и если кто-то планировал в эту ночь вплотную заняться Спящими, то будет вынужден отказаться от своих намерений. Едва ли они осмелятся пойти на открытый штурм изолятора, если территория больницы и прилегающие к ней кварталы будут окружены милицией со всех сторон!

А о том, что будет, когда меня поймают, лучше не думать...

 

Глава 15

До больницы я добираюсь всего за несколько минут. Маленькие города хороши тем, что расстояния в них - чисто символические...

Мчась по ночным улицам, я то и дело поглядывал в зеркало заднего вида, ожидая узреть у себя на хвосте погоню с мигалками, сиренами и прочими эффектами, но, как ни странно, все было тихо.

Машину - бело-синие "Жигули" шестой модели - бросаю возле жилого дома напротив больницы и далее следую пешком, изображая собой любителя ночных прогулок. Обхожу парадные ворота больницы, которые закрыты на большой замок на цепи, и следую вдоль решетки забора вокруг главного корпуса, приближаясь к зданию изолятора.

Я так увлекаюсь наблюдением за территорией больницы, что чуть не натыкаюсь на небольшой грузовичок-фургончик, который стоит прямо на тротуаре, притеревшись боком к решетке забора. Я уже собираюсь обойти его по бордюру, но в этот момент в моей голове щелкает невидимый переключатель, и я вновь мысленно вижу, как спортсмены-радиолюбители грузят свое имущество в такой же фургон возле гостиницы. И хотя на данной "Газели" значатся совсем другие номера, но на всякий случай я обхожу машину по противоположной стороне улицы, стараясь придать своей походке непринужденно-прогулочный вид. К счастью, тротуар в этом месте плохо освещен, и разросшиеся тополя накрывают его уютной тенью.

Иду до тех пор, пока не убеждаюсь, что меня из грузовичка уже не видно. Только тогда возвращаюсь к больничному забору, чтобы приступить к альпинистским упражнениям. Хорошо, что забор сделан в виде решетки. Если бы это была сплошная бетонная стена, перелезть через нее было бы намного труднее.

Поскольку изолятор остался позади, то теперь мне приходится возвращаться к нему, прячась за кустами акации. Одновременно просматриваю местность на предмет засад.

Но все выглядит мирно и спокойно.

Окна изолятора погружены во тьму, и лишь внизу, на первом этаже, светится несколько окон - видно, там бодрствую дежурные врачи.

Оказавшись напротив грузовичка, я отмечаю, что был прав в своих мерах предосторожности. В кабине "Газели" виднеются два неподвижных силуэта и тлеет огонек сигареты.

Это еще больше усиливает мои подозрения. Кому понадобится торчать среди ночи у больничного забора, да еще и бодрствовать при этом?..

Между кустами, за которыми я скрываюсь, и входом в изолятор стоит деревянная скамья. Быстрая перебежка - и я оказываюсь в тени за ее спинкой. Ненадежное укрытие, что и говорить, но ничего лучшего нет: вокруг - только невысокая трава.

Вовремя я это сделал.

Входная дверь изолятора вдруг открывается, и на крыльцо выходит человек в милицейской форме с погонами младшего сержанта. Наверное, тот самый Силкин, с которым несколько минут назад разговаривал Нагорнов.

Однако в поведении охранника есть что-то подозрительное. Вместо того, чтобы, скажем, с наслаждением потянуться до хруста в суставах и зевнуть, вдыхая свежий ночной воздух после многочасового сидения в душном вестибюле, вышедший зорко оглядывает окрестности, держа наготове короткоствольный автомат.

Неужели Нагорнову или кому-то из его напарников удалось дозвониться в больницу и предупредить постовых о возможности моего появления?!

Но тут человек под козырьком поворачивается ко мне боком, и свет лампы, висящей над дверью, падает на его лицо.

И я мгновенно узнаю его. Это не кто иной, как один из членов мифической "спортивной команды". "Силкин" еще раз оглядывает больничный парк и скрывается за дверью.

Я стискиваю зубы и едва удерживаюсь от того, чтобы не врезать кулаком по скамье.

Слепцы, они думали, что противники мне только чудятся на каждом шагу, и не верили мне, а я был прав, прав, тысячу раз прав!.. Противник тщательно подготовился к операции. Ему достаточно было заранее узнать, кто будет дежурить этой ночью в здании ГОВД и здесь, в изоляторе, а потом быстро и бесшумно снять охранников и заменить их своими людьми!..

Значит, уже поздно. Изолятор полностью находится под Их контролем, а я, один и безоружный, ничего не смогу сделать против Них, абсолютно ничего! Все-таки зря я приложил столько усилий к тому, чтобы обеспечить отсутствие погони за собой! Если бы сейчас сюда слетелись милицейские машины, Им пришлось бы выдать себя, вступив в бой с омоновцами. Почему-то я уверен, что Они отсюда не уйдут, пока не выполнят свою зловещую миссию.

Отчаяние настолько овладевает мной, что я покидаю свое укрытие и, уже не прячась, иду в полный рост к изолятору. Если бы на окнах не было решеток, можно было бы избрать иной путь проникновения в здания. Но сейчас есть один-единственный вариант, и лучше не думать о том, что через несколько секунд меня могут убить и что даже фактор внезапности вряд ли мне поможет...

Нет, лихим героем я себя в этот момент не чувствую. С пустыми руками на вооруженного противника, тем более, специально обученного убивать, бросаются только супермены в кино и юнцы, одуревшие от наркотиков. Ко мне больше подходит психологический портрет самоубийцы-камикадзе, надеющегося на то, что, бросившись под поезд, он заставит его сойти с рельсов.

И все-таки, видно, не зря в советской школе был так живуч странный лозунг: "Безумству храбрых поем мы песню"!..

Потому что в тот момент, когда я протягиваю руку к дверной ручке, она вдруг распахивается, и из нее прямо на меня опять вываливается все тот же "Силкин" с автоматом под мышкой.

В принципе, мы оба не ожидали лобового столкновения, но он - более, а я - менее. Тем более, что толкая дверь от себя, лже-сержант приложил к этому усилие, и его тело подчиняется определенной инерции движения.

Не успев как следует осознать ситуацию и повинуясь условному рефлексу, приобретенному еще в Интерполе, я выбрасываю вперед правую руку, и ржавый гвоздь, который мне удалось извлечь из скамьи, вонзается человеку с автоматом в ухо. Гвоздь длиной со средний палец и не очень толстый, но, видимо, его хватает, чтобы достать до мозга, потому что "охранник", не успев ни вскрикнуть, ни выстрелить, валится, как подкошенный, мне под ноги, и свободной рукой я подхватываю его автомат, чтобы он не загремел на ступеньки крыльца.

Используя то обстоятельство, что дверь надежно застопорена лежащим телом, я устремляюсь внутрь, уже с порога открывая непрерывный веерный огонь по вестибюлю. Правда, вместо выстрелов раздаются лишь чмокающие хлопки: автомат оборудован мощным глушителем...

Их было еще двое, и оба - тоже в форме стражей порядка. Только вот оружие у них не такое, как у обычных милиционеров: короткоствольные автоматы без приклада странных очертаний. Не иначе, как новинки оружейной промышленности, выполненные по спецзаказу.

Одному из "охранников" пуля попадает в голову, и он падает замертво сразу, а у второго моя очередь выбивает серию дырок в груди, и, упав, он еще некоторое время корчится в предсмертной агонии. Я наклоняюсь над ним и спрашиваю:

- Сколько ваших наверху?

Но раненый не может сказать мне ничего, даже если бы и хотел. Он закатывает глаза, и из его искаженного судорогой рта выползает пузырящаяся струйка крови.

Прими, Господь, душу бойца невидимого фронта!..

Дверь в коридор первого этажа не только закрыта, но и старательно забаррикадирована со стороны вестибюля. Но мне сейчас не до нее.

Я поднимаюсь по лестнице, ведущей на второй этаж, стараясь ступать как можно бесшумнее. Однако все мои предосторожности оказываются напрасными. Никто не поджидает меня наверху. Кроме трупа охранника возле самой двери. Это совсем еще молодой парень в милицейской форме. Он лежит на спине в луже крови, раскинув руки и глядя остановившимися глазами в потолок, и в его правой руке зажат так и не выстреливший пистолет. Пуля угодила ему точно в середину лба. Видимо, в него стреляли почти в упор, недрогнувшей рукой...

Эти сволочи свое дело знают.

Прежде чем шагнуть во внутренний коридор, напряженно прислушиваюсь, но вокруг царит мертвая тишина. Словосочетание, которое может иметь буквальный смысл в данной ситуации... Коридор освещен лампами в матовых колпаках красного цвета, и поэтому кажется, что он сверху донизу залит кровью.

Внезапно возникает ощущение, будто кто-то наблюдает за мной.

Тем не менее, пора переходить к активным действиям - не торчать же столбом возле входа!

Покрывшись обильной испариной, начинаю продвигаться по коридору, поводя стволом вокруг себя, в готовности при малейшем подозрительном движении нажать на спусковой крючок.

Двери в коридоре расположены справа и слева. Откуда здесь столько палат?

А-а, тут же должны быть всякие подсобные помещения. Процедурные кабинеты, кабинеты персонала, бельевые кладовые, и прочее... Засада может оказаться за любой из этих дверей, так что придется проверять все подряд, хотя меня больше интересуют Спящие. Двери открываются вовнутрь, и я пробую открыть их ударом ноги с одновременным отскоком в сторону. Однако многие из помещений заперты на ключ, и остается лишь надеяться, что снаружи, а не изнутри...

Очередная дверь от удара распахивается так, что наотмашь ударяется о стену, и я едва сдерживаю невольный приступ тошноты. Это две медсестры и мужчина-врач. Видимо, полный состав дежурной смены. Врач убит выстрелом в висок, лицо его искажено гримасой ужаса. С медсестрами обошлись более жестоко: горло одной, лет сорока, перерезано чем-то очень острым, не то скальпелем, не то опасной бритвой, и из раны вытекла почти вся кровь, которая имелась в полном, широком в бедрах, теле. Другой, что чуть помоложе, видимо, свернули шею, потому что голова ее неестественно выкручена на сто восемьдесят градусов по отношению к телу.

Я опускаюсь на корточки и убеждаюсь, что тела еще теплые. Этих людей убили недавно, буквально перед самым моим появлением.

Вновь стискиваю зубы до боли в челюстях.

Вот какова цена твоей безалаберности, инвестигатор! Если бы ты не был идиотом, позволив своим противникам нейтрализовать тебя, эти люди сейчас были бы живы... Ты гонялся за разгадкой аномалии по всему городу, изображая из себя сыщика-любителя, а тебе надо было сидеть в больнице, вооружившись до зубов, чтобы ни одна сволочь не посмела сунуться сюда!..

Хотя, если хорошенько подумать, они убрали бы и тебя, и ты лежал бы сейчас с бессмысленно-вымученной усмешкой на мертвой физиономии, в компании этих несчастных, но разве теперь от этого легче?..

Распрямляюсь, чтобы продолжить обследование изолятора, но тут же застываю, потому что за спиной слышится чей-то знакомый голос:

- Если не хочешь получить пулю в затылок, брось автомат подальше от себя, инвестигатор.

Послушно выполняю это требование, а потом оборачиваюсь.

В коридоре, по ту сторону открытой двери, стоит, держа направленный на меня пистолет с набалдашником глушителя и криво ухмыляясь, не кто иной, как мой бывший сосед по номеру гостиницы Геннадий Щербаков.

- Болван, - мирным тоном говорит он, - какого черта ты сюда приперся? Сидел бы да сидел себе в камере... Лично я на твоем месте даже под суд бы пошел, лишь бы остаться целым и невредимым!

На нем сейчас не мятый костюм, характерный для заурядного командировочного снабженца, а плотный комбинезон серого цвета со множеством карманов. Такие костюмы обычно носят в киношных боевиках киллеры-ниндзя. Спецодежда профессионального убийцы. И от былой мешковатости Генки не осталось и следа. Пистолет он держит так же свободно и непринужденно, как люди пишущих профессий держат авторучку.

- Да нет уж, спасибо, - отвечаю я, приходя в себя от шока. - Если бы я действительно размозжил тебе башку, то отсидеть срок было бы можно. Но когда на тебя вешают убийство, которого ты не совершал, - согласись, это безобразие...

- Так было нужно, пойми, дурачок, - притворно вздыхает Генка. - Мне надо было, во-первых, исчезнуть из поля зрения всяких мудаков, а во-вторых, нейтрализовать тебя, а то ты путался у нас под ногами, как Моська у слона...

- Интересно, кого же ты использовал в качестве своего двойника?

- А особого выбора не было, - охотно сообщает Щербаков. - По всем параметрам на роль моего трупа годился только твой напарник...

- Какой еще напарник? - искренне удивляюсь я.

- Брось ваньку валять, Лен, - советует Щербаков. - Мы ж вас обоих сразу запеленговали и вычислили. Тем более, что работали вы с Лугиным очень примитивно. А такие дела требуют профессионального подхода. Это вам, господа инвестигаторы, не за инопланетянами гоняться!..

"Вы с Лугиным"?! Вот это да!.. Значит, Лугин был послан в Мапряльск шефом, чтобы подстраховывать меня, а я принимал его черт знает за кого! Если б я знал!.. Если бы Сергей хотя бы намеком дал мне понять, кто он такой!.. Вот к чему приводит излишняя конспирация...

- А ты все-таки малый не промах, раз сумел снять наших ребят на входе, - снисходительно изрекает человек с пистолетом. - Но это был твой последний подвиг, Лен. А теперь извини, у меня слишком мало времени...

Слышится характерное пикание, и, не опуская пистолета, Щербаков достает из нагрудного кармана комбинезона плоскую коробочку. Видимо, спецкоммуникатор, представляющий собой гибрид сотового телефона и портативной рации.

Не спуская с меня внимательного взгляда, Щербаков прикладывает коробочку к уху и некоторое время слушает. Потом взрывается:

- Да не тяну я резину, не тяну!.. Мальчишка куда-то делся, понятно?.. Откуда я знаю?!.. Нет, уйти из здания он не мог, я проверил... Прячется где-то, стервец!.. А вы, вместо того, чтобы мне указывать, лучше бы свою задачу выполняли как полагается! Тут ко мне в гости один старый знакомый пожаловал... Охранение? Облажалось ваше охранение!.. Нет, лазить здесь я больше не буду... Да, выхожу... Действуйте по плану ноль два... Все.

Он убирает коммуникатор в карман, и я догадываюсь, что для меня сейчас действительно все закончится.

Но страха почему-то совсем не чувствую - только горечь от осознания того, что я проиграл. Лично я, но не Инвестигация... Потому что, судя по монологу Щербакова, кому-то из Спящих удалось-таки избежать смерти, и, значит, еще не все потеряно.

Неужели Круглов накануне сумел забрать своего сына из изолятора? Если так, то он молодец...

- Подожди, - торопливо говорю я. - Это ты убил их? - Указываю на трупы врача и медсестер.

Щербаков усмехается:

- И не только их. Твоих подопечных - тоже. Причем с гарантией. Никаких ухищрений, как в прошлый раз... Один выстрел - в сердце, другой, контрольный, - в лоб...

- Зачем? - спрашиваю я. - Чем они так напугали вашу контору?

Сомневаюсь, что я сумел бы выудить у него какую-либо информацию, если бы мы сейчас поменялись ролями. Но пока он чувствует себя хозяином положения, и почему бы ему не сделать небольшую поблажку тому, кого он вот-вот отправит на тот свет?

- Все очень просто, - говорит Щербаков. - Какой-то придурок влез в базу суперсекретных данных, используемых для контроля пуска и наведения наших баллистических ракет. Причем совершенно непонятно было, как это ему удалось сделать, ведь сеть, в которой используются эти данные, замкнута и не имеет выхода за пределы пунктов управления. Потом ФАПСИ удалось засечь какой-то странный луч, словно кто-то подключался к секретной комп-системе с помощью радиомодема. Пеленгация со спутника дала засечку на Мапряльск. Ну, а все остальное было делом техники... Моим ребятам - помнишь, "охотников на лис"? - пришлось немало потрудиться, прежде чем они запеленговали источник излучения. Источник находился в городской больнице... Ну, а когда мы разнюхали, что рядом с нами бок о бок тайно действуете вы, аномальщики, картина стала ясна, как пять копеек... Теперь-то просекаешь, почему твоих засонь нужно было убрать?

- Нет, не просекаю, - говорю я. - Ну, а другие чем вам помешали? Круглова, Ножин, медсестра в невропатологии?

Он качает головой.

- Девка - да, наша работа. А насчет тетки мальчишки и Ножина - тут ты ошибаешься, Лен. Мы их не убивали. И хотел бы я знать, кто это сделал... Потому что это значит, что, кроме нас с тобой, есть еще кто-то, кто проявляет нездоровый интерес к Спящим.

Коммуникатор пикает еще раз, и Щербаков снова достает из кармана коробочку.

- Понял, - говорит он в микрофон. - Уже выхожу...

Я лихорадочно оглядываю комнатку, но под рукой нет ничего, что можно было бы использовать в качестве оружия или для защиты от выстрела в упор. Мышцы мои напрягаются, готовясь к прыжку, хотя в глубине души я осознаю, что это бесполезно. Такой специалист по спецоперациям, как мой бывший сосед, не даст мне ни малейшего шанса...

- Что ж, прощай, Лен, - без какого-либо выражения говорит Щербаков.

Однако вместо того, чтобы выстрелить, он вдруг замирает, словно превращаясь в статую, а затем, так и не обмякнув, валится вбок, и его голова с глухим стуком ударяется о пол.

А перед этим по коридору прокатывается грохот выстрела.

Я переступаю через труп и осторожно выглядываю в коридор.

Там, дрожа и сжимая обеими руками пистолет, который я видел в руке погибшего охранника, стоит абсолютно голый подросток.

- Спасибо, что спас меня, Олег, - говорю я ему. - Только в меня не стреляй, ладно?..

 

Глава 16

- Послушай, - говорю я. - Это просто глупо. Его там наверняка нет. Ты хоть знаешь, сколько ты проспал? Почти три недели... За это время он мог найти себе другое место. В конце концов, кто-нибудь мог взять его домой или ... или он мог погибнуть... Бездомных собак в городе не меньше, чем бездомных котов...

Он смотрит на меня так, будто я сморозил несусветную глупость.

И молча идет к пожарной лестнице.

Мне остается только бессильно развести руками и последовать за ним. Ладно, сейчас убедится, что коты имеют обыкновение ударяться в загул по ночам, и можно будет продолжать путь... Хотя уже начинает светать. Почти четыре часа. Всего-то два часа прошло с того момента, как Нагорнов вошел ко мне в камеру, а кажется, будто несколько дней!..

Еще часок - и будет совсем светло, и тогда появятся первые прохожие. С одной стороны, это плохо, потому что будет больше ненужных свидетелей. С другой стороны, наоборот, хорошо, потому что на безлюдье мы вдвоем будем бросаться в глаза, особенно милиции, которая все еще взбудоражена... По улицам до сих пор мечутся машины с мигалками, и в разных местах города то и дело слышны сирены.

Да-а, наделали мы шума!..

По правде говоря, не мы, а Они, но и мы приложили к этому руку...

Здание старое, четырехэтажное. Построено еще в те времена, когда на стенах от земли до самого чердачного окна сооружали пожарные лестницы из стальных прутьев. Прутья давно проржавели, но пока еще держатся прочно. Но кто знает, выдержит ли эта лестница нас двоих? Было бы некстати сверзиться сейчас, после стольких подарков от судьбы...

Уф, кажется, добрались благополучно.

Ну и темнота здесь!

- А кот твой, случайно, не черного цвета? - интересуюсь вполголоса я, стоя полусогнувшись - распрямиться не позволяет покатый потолок.

- Нет. - Олег зажигает спичку, оглядываясь. - Я его потому и назвал Тигренком, что он сам белый, а полоски рыжие... Кс-кс-кс.. Тигренок, иди сюда! Я тебе еду принес!

На чердаке тихо и пахнет нагретым деревом, каким-то застарелым хламом и смолой. Эти запахи напоминают мне о детстве. Когда-то мы, мальчишки, тоже любили лазить по чердакам. Отсюда хорошо были видны окрестности, и чердак казался нам то вершиной горы, то кабиной самолета...

Олег роется в каких-то картонных коробках, потом опять чиркает спичкой, и я вижу, как в его руке наливается тусклым пламенем огарок свечи. Парень проходит в самый угол чердака, где берет тарелку с выщербленными краями. Наливает в нее молоко из пакета и крошит на пол колбасу.

- Придет, никуда не денется, - уверенно заявляет он. - Он запах еды за версту чует!..

- Ты бы сам поел, - советую я. - Кот сам себе еду добывать должен, тем более, бездомный... А вот ты наверняка проголодался.

Олег смущенно ежится, глядя на меня:

- А вы?

- А я с вечера досыта накормлен, - усмехаюсь я. - У меня накануне был регулярный рацион...

Однако желудок мой недовольно урчит, словно пытается возмутиться по поводу столь беспардонного вранья.

Окон на чердаке нет, если не считать того, через которое мы влезли. Эх, бинокль бы сейчас, чтобы оценить обстановку в городе. Правда, всю панораму заслоняют соседние девятиэтажки, так что все равно ничего особенного отсюда не увидишь...

- А как твой кот сюда забирается? - спрашиваю я, словно это больше всего интересует меня в данный момент. - Тоже по лестнице, что ли?

- Зачем - по лестнице? - невнятно откликается Олег, жуя хлеб с колбасой. - У него специальный лаз на крышу есть.

Действительно, под потолком имеется узкая щель-прореха. Я невольно качаю головой.

Он еще совсем ребенок, этот Олег. В то время, когда вокруг него разворачиваются такие бурные события, думать о каком-то коте - чистой воды ребячество!..

И в то же время этот подросток теперь - самая величайшая драгоценность на свете. А твоя задача - уберечь его от тех, кто тянет к нему свои грязные лапы. Не ради шефа. Не ради человечества. А ради чего тогда? Чтоб не мучило чувство невыполненного долга? Ну, признайся, признайся себе самому, Лен: ты ведь не просто так вытащил его из залитого кровью больничного изолятора, верно? В глубине души ты наверняка мечтал о том, как заявишься с ним в свою контору и скажешь Шепотину: "Вот ваш уникум, шеф. Только не думайте, что вы один будете им пользоваться"...

Да-а, не ожидал я от шефа такой пакости, совсем не ожидал. Теперь мне ясно, для чего он послал в Мапряльск Лугина. Не для того, чтобы тот подстраховывал меня. Судя по тому, что Сергей действовал весьма целенаправленно, именно он и должен был увезти проснувшегося Спящего, а не я. Шеф знал меня. Он прекрасно ведал, что я не удовлетворюсь ролью пассивного исполнителя его воли, а буду землю рыть в поисках причин Спячки. А значит, привлеку внимание возможных конкурентов, буде таковые обнаружатся. Отвлекающий маневр - вот что было мне уготовлено Игорьком. Потому он и держал меня в неведении до самого последнего дня...

Ладно, это мы еще ему припомним, когда вернемся.

Сейчас главное - выбраться отсюда.

- О, явился, бродяга! - вдруг радостно восклицает Олег.

Над нашей головой раздается заискивающее мяуканье, и пара светящихся глаз возникает в отверстии в крыше.

- Иди сюда, Тигренок! - зовет Олег. - Кс-кс-кс!.. Проголодался?

Упрашивать кота не приходится. Он совершает бесшумный прыжок и жадно припадает к тарелке с молоком, а Олег гладит его впалые бока. Совсем истощал кот за время отсутствия своего кормильца...

Может, это для парня - своеобразный способ отвлечься от гнусной действительности? Представь себя на его месте: проснулся черт знает где, голый, в компании спящих мертвым сном людей. Выбрался из палаты и стал свидетелем того, как какой-то "ниндзя" хладнокровно убивает охранника, медсестер, врача. Поневоле перепугаешься! Шмыгнул в какую-то комнатушку, забился в шкаф, сидишь, дрожишь... Потом слышишь, как этот самый "ниндзя" шастает туда-сюда по коридору, ищет кого-то, и ты понимаешь, что он ищет именно тебя.

Потом все стихает ненадолго, только слышатся чьи-то голоса в коридоре. Осмелев, ты выбираешься из своего укрытия, бежишь к выходу и натыкаешься на охранника. В глаза тебе бросается пистолет, и ты берешь его. На всякий случай. Потом идешь в направлении голосов, и слышишь, что "ниндзя" собирается убить кого-то еще. А когда он вскидывает пистолет, ты инстинктивно нажимаешь на спусковой крючок...

Именно так Олег рассказал мне о том, как он проснулся. Но это было уже тогда, когда мы с ним мчались на угнанной машине по городу.

А до этого было так.

... Когда я увидел мальчишку, стоявшего нагишом с дымящимся пистолетом в руке, то расспрашивать его было некогда. Вот-вот могли заявиться сообщники киллера, да и на первом этаже звук выстрела без глушителя наверняка произвел фурор. Надо было срочно уходить. Но для начала следовало прикрыть наготу мальчишки. Не мог же он бежать со мной в чем мать родила!

Проблему удалось решить хотя бы частично. Куртку я ему отдал свою, а брюки и ботинки мы позаимствовали у убитого охранника. Они были испачканы кровью, но в темноте это было бы незаметно.

Не успел Олег облачиться, как снаружи раздался вой сирен. Долго же приходили в себя Нагорнов и компания!.. А потом снаружи грохнул сильный взрыв, от которого в здании со звоном посыпались стекла, раздались крики, поднялась стрельба...

- Влипли мы с тобой, парень, - сообщил я Олегу. - Через основной вход уйти нельзя, а повсюду на окнах - решетки... Что будем делать?

Я тогда решил, что мой спутник еще не отошел от Спячки, потому что вел он себя чересчур сосредоточенно, даже, я бы сказал, отрешенно. И вопросов никаких мне почему-то не задавал.

И спросил я его по инерции, потому что каких советов можно было требовать от мальчишки, который только что как бы заново родился?

Но, к моему великому удивлению, Олег отозвался:

- Решетки на окнах не везде. В туалете их нет...

- Откуда ты знаешь? - удивился я. - Ты что, успел побывать там?

- Нет. Я просто вижу по схеме здания, которую составляли строители, - не очень понятно ответил он.

Продолжать расспросы не было времени, и мы отправились в туалет. Оказалось, что, действительно, оконце там имеется, правда, на приличной высоте над полом, и что закрыто оно лишь наполовину замазанными краской стеклами.

Первым я отправил в окошко Олега, подсадив его на плечи. Потом, уцепившись за оконную раму и подтянувшись, выбрался сам. Высота, с которой надо было прыгать, оказалась не очень большой: в этом месте возле здания очень кстати была насыпана большая куча песка...

Потом мы мчались по больничному парку, стараясь держаться под прикрытием кустов. Сзади все еще раздавались крики, топот, лучи автомобильных фар и отблески пожара метались по решетке забора, а в окрестных домах одно за другим вспыхивали окна.

Добежав до наиболее укромного места, мы переправились через забор и устремились в спасительные дворы.

Выскочив на какую-то улочку, куда доносились лишь слабые отзвуки кутерьмы, происходившей у больницы, мы остановились перевести дух, и тут впереди возник свет автомобильных фар. Я шагнул на проезжую часть и поднял руку.

Водитель послушно притормозил, о чем, наверное, потом не раз жалел.

Потому что я показал ему пистолет, который забрал у Олега, и сообщил:

- Парень, твоя тачка нам нужна. Полцарства отдам при первом же удобном случае...

- Чего-о? - протянул водитель, но, увидев направленный ему в лицо ствол, еще вонявший пороховыми газами, тут же сник и быстренько освободил мне место за рулем. Видимо, ему еще в детстве вбили в голову, что лучше жизнь, чем кошелек или движимое имущество.

- Куда мы едем? - поинтересовался Олег, когда мы скрылись с места экспроприации транспортного средства.

А в самом деле, куда?

Далеко на этой машине не уехать хотя бы потому, что скоро все дороги из города будут перекрыты. Да и переодеться надо парню, чтобы не привлекать к себе внимания.

А у меня в карманах пусто. Все, что было, осталось на хранение в милиции.

Признаться, мысль о том, чтобы отвезти парня домой и сдать на руки отцу, у меня в тот момент не возникала. И не потому, что я знал: обнаружив отсутствие Олега среди мертвых Спящих, коллеги Нагорнова первым делом нагрянут к нему домой. Причина была простой: мне не хотелось терять Олега. В тот момент я все еще оставался инвестигатором, и среди моих побуждений на первом плане значилось чувство служебного долга.

И тогда я вспомнил про гараж, где Лугин оставил "форд". Если Они до него не добрались, это был оптимальный вариант...

- Да, я тебе еще не представился, - вспомнил вдруг я.

Олег покосился на меня:

- А я и так знаю, кто вы.

И перечислил все мои должностные атрибуты, фамилию, имя, отчество, а на вопрос, откуда ему это известно, кратко сообщил:

- Из вашего служебного удостоверения номер... - И процитировал длинный ряд цифр, которые я и сам-то, честно говоря, никогда не мог запомнить.

- А что еще ты умеешь? - осторожно поинтересовался я.

Чисто с мальчишеской гордостью он отрапортовал:

- Все.

- То есть? - не понял я. - Ты что, господь бог, что ли?

Он замялся.

- Ну, нет, конечно... Но что касается информации - наверное, да.

- Ты хочешь сказать, что можешь добыть любую информацию? - недоверчиво спросил я, чувствуя невольный холодок в груди.

- Во всяком случае, все, что существует в виде знаков, - сказал он равнодушно, словно это не было чем-то из ряда вон выходящим.

- И как ты это делаешь?

- Не знаю. Я просто формулирую запрос, что мне нужно, и у меня вот тут, - он постучал по своей русой голове, - тут же появляется картинка. Или страница книги...

- А если эта самая книга написана на каком-нибудь иностранном языке? - попытался подловить его я. - Ты ведь не полиглот, насколько я знаю...

- Я не знаю, - повторил он, - как это получается, но информация ко мне всегда поступает в понятном виде, будто ее уже кто-то перевел...

- Не может быть! - подыграл ему я. - А ну, продемонстрируй что-нибудь!..

- Что именно? - спокойно спросил он.

- Ну, я не знаю... Ну, хотя бы... - Я собрался с мыслями. - Что написано у меня на первой странице в записной книжке?

- В которой? - тут же осведомился он. - У вас их несколько...

Это была правда. Раньше я частенько предпочитал записную книжку комп-ноту, и у меня их скопилось дома неимоверное количество. Время от времени я пытался разобрать эти залежи, чтобы выбросить то, что ненужно и никогда больше не пригодится, но потом, пролистав их, поддавался ностальгическим воспоминаниям, и книжки опять возвращались в нижний ящик письменного стола.

- Скажем, в той, что под номером двенадцать, - сказал я. У меня была привычка зачем-то нумеровать свои записные книжки в хронологическом порядке. Двенадцатая, насколько я помнил, была моей первой книжкой, которую я начал, перейдя из Интерпола в Инвестигацию.

Олег прикрыл на секунду глаза, а потом уверенно сказал:

- На первой странице там написано: "Ариан Владимирович - 241-34-58". Ниже: "Взять в Г.Б.: фотоаппарат, телеобъектив, набор светофильтров, уокмен, ласты и маску, наушники, солнцезащ. очки, батарейки"... Хватит?.. В самом низу, фиолетовыми чернилами: "Сходить с ума очень скучно, и дело это самое медленное в мире. Сходить с ума скучно по той простой причине, что человек этого не замечает. Г.К.Ч."...

Я был поражен. Я не мог с уверенностью сказать, что именно эти записи значились на первой страничке моей "ЗК № 12", но то, что Ариан Владимирович в моей жизни в то время маячил - было, и список вещей я имел обыкновение педантично составлять, отправляясь в очередную командировку, и вспомнил я, что в первый же месяц работы в Инвестигации меня действительно задвинули на три месяца в джунгли Г.Б. - то есть, Гвинеи-Бисау, - где все вещи, особенно ласты для подводного плавания и уокмен, мне ни разу не пригодились... И до сих пор я имею привычку выписывать понравившиеся места из прочитанных книг...

- А что означает, по-твоему, Г.К.Ч.? - уже ради проформы рискнул спросить я.

- Гилберт Кит Честертон, - без запинки доложил Олег, и я был окончательно сражен.

- А хотите, вам что-нибудь суперсекретное выдам? - вдруг спросил Олег. - Чего вообще никто в мире никогда не читал и даже не видел?

Его распирало, как первоклассника, который хвалится сверстникам, что, в отличие от них, не только знает буквы, но и умеет читать не хуже, чем взрослые.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну, вот, хотите, например, знать, что сейчас записывает в свой дневник американский президент? Или, может, зачитать вам инструкцию дежурному по АЭС на случай аварии реактора?

- Не надо, - быстро сказал я. Упоминание о реакторе мне не понравилось. - Кстати, ты, случайно, в базу данных о баллистических ракетах не залезал?

- Не помню, - покачал головой он. - Может быть... Это, знаете, все равно что лазить по Интернету: идешь от одной ссылки к другой, и незаметно уходишь все глубже и дальше, и потом сам уже не помнишь, на каких сайтах побывал и что там видел... Только тут все еще лучше, потому что доступ к любым данным неограничен, понимаете?

- Еще бы, - согласился я.

- Так куда мы все-таки едем? - повторил он.

- Мы с тобой должны уехать из города, Олег.

- Куда? И зачем?

- Видишь ли... - начал я, следя за дорогой. - Твои способности стали известны некоторым организациям, и они... Словом, это они пытались тебя убить в больнице. Правда, с тобой у них вышел прокол, но остальных - таких же, как ты, но так и не проснувшихся - они все-таки ликвидировали... Если ты останешься в городе, то эти типы сделают все и не остановятся ни перед чем, чтобы найти и убить тебя, понимаешь?

- Нет, - удивленно сказал он, - не понимаю. За что меня хотят убить?

- А вот за то, что ты мне только что продемонстрировал!.. В мире больше нет людей с такими способностями, и теперь ты опасен для многих. Потому что с тобой невозможно сохранить в секрете никакую информацию, и любая спецслужба будет пытаться тобой завладеть. Ты - самая настоящая бомба, Олежек, а мир так устроен, что одни хотят иметь бомбы в своем распоряжении, а другие стремятся их обезвредить....

- А как же тетка? - спросил он.

- А ты сам посмотри насчет нее, - не удержавшись, сказал я.

Он, сосредотачиваясь, прикрыл глаза, и вдруг охнул, уткнувшись лицом в ладони.

- Ты что? - испугался я. - Что ты там увидел?

- Заключение судебно-медицинской экспертизы, - сквозь зубы сказал он. - "Смерть наступила в результате сердечной недостаточности, следов и признаков насильственной смерти не обнаружено"... Странно... Она же никогда не жаловалась на сердце... Неужели это из-за меня?.. Когда она умерла?

- Примерно неделю назад, - сказал я. - Она очень ждала приезда твоего отца, ухаживала за тобой, как за маленьким ребенком, с ложечки поила и кормила... Но так и не дождалась.

- А отец... - начал он, но тут же запнулся. - Ага, понятно, уволился... Он сейчас в городе?

Я не мог ему соврать, даже если бы и хотел.

- Да.

- Я хочу домой, - тут же быстро проговорил он. - Поворачивай!

Мы как раз проезжали поворот, ведущий в тот микрорайон, где жили Кругловы.

Я закусил губу.

- Олег, давай сделаем так... Мы сейчас уедем из Мапряльска, а потом, когда обстановка нормализуется, ты приедешь к отцу. А пока это опасно...

- Нет, - решительно сказал он. - Я хочу к отцу сейчас, а не потом!.. Вы что, не понимаете? Я ж его почти два года не видел! А теперь, когда тетка... У меня же больше никого теперь не осталось, кроме папы!

Я быстро взглянул на его худую шею, торчащую из слишком широкого воротника моей куртки, на его лицо, искаженное отчаянием, и словно сам очнулся от Спячки.

Боже мой, что я собираюсь делать?! Да, этот мальчишка понадобится всем. За ним будут охотиться политиканы, преступники, спецслужбы, ученые, журналисты, бизнесмены... И если кому-то удастся его заполучить, то этот счастливчик запрет Олега за семь замков, будет его беречь как зеницу ока и лелеять, как самое большое в мире сокровище. Но никому не будет дела до души мальчишки, никто не задумается, счастлив ли он жить взаперти, и никто не станет жалеть и любить его. Потому что человека, знающего все обо всех, способного уличить любого вруна и преступника, можно только бояться. Олег пока не понимает этого, но фактически он обречен. Я не знаю, насколько хватит его чудесных способностей, но можно не сомневаться: из него выжмут все соки, пока он способен считывать информацию каким-то неведомым, полутелепатическим, способом...

И чем я, в сущности, отличаюсь от всех этих охотников за чудом? Да, я хочу, чтобы мальчик приносил человечеству пользу, а не вред. Но и у меня, как и у всех прочих, нет никакого морального права насильно заставлять его служить людям.

Я сам работал в Инвестигации по призванию, потому что считал, что поиск истины - превыше всего. Но наступил момент, когда меня просто-напросто использовали в качестве пешки для достижения определенной цели.

Так неужели я хочу, чтобы и его эксплуатировали так же, как меня? Живой (и очень мощный) компьютер - вот во что он превратится в чужих руках. Неважно - в чьих. Главное - в чужих...

Наш проклятый мир так устроен, что человечеству в целом нет дела до отдельно взятых людей. Оно, как некое фантастическое чудище, пожирает самое себя, чтобы расти, становиться сильнее и приобретать все больше знаний. И этому самоедству не положить конца, потому что это - закон выживания любой цивилизации...

И тогда я дал по тормозам, развернулся на сто восемьдесят градусов и повез Олега домой. К отцу.

К моему облегчению, милицейских засад ни в окрестностях, ни в подъезде не оказалось. Мы поднялись к квартире, и Олег сам нетерпеливо нажал кнопку звонка. Выждал минуту и нажал еще несколько раз. Никакой реакции. Еще несколько суматошных звонков - но лишь тишина в ответ.

Олег хотел было постучать, но я придержал его за плечо. У меня опять возникло тревожное предчувствие. Но потом я вспомнил, что перед домом не видно машины Круглова, а значит, его может не быть в квартире.

- Может быть, он поехал в больницу? - предположил вслух я. - Наверное, ему сразу позвонили оттуда... Что будем делать?

Честно говоря, ехать в больницу мне совсем не улыбалось.

Олег задумался, а потом вдруг подскочил к двери соседней квартиры и, прежде чем я успел его остановить, позвонил.

- Мы раньше с теткой всегда держали запасной ключ у соседки, - пояснил он мне. - На всякий пожарный... Может, он до сих пор у нее?

Дверь открыла заспанная и потому недовольная пожилая женщина. Однако, увидев Олега, она всплеснула руками:

- Олежек, господи!.. Откуда ты? И что у тебя за вид?

- Я выздоровел, теть Тамар, - солидно ответил Олег. - Вот, пришел из больницы, а дома никого нет... У вас, случайно, наш ключ не сохранился?

- А как же? - удивилась женщина. - Я-то по первости, когда Аня... царство ей небесное!.. я хотела ключ милиции сдать, чтобы все было как положено... А потом, когда тут новый жилец поселился, хотела ему сказать, но его вечно дома не бывает...

- К-какой еще жилец, теть Тамар? - заикаясь от удивления, спросил Олег. - Ко мне же папа приехал! Он что, решил одну комнату сдавать кому-нибудь?

- Папа? - в свою очередь, удивилась Тамара. - Не знаю, не знаю... Лично я твоего отца еще не видела. А вот что здесь человек из милиции проживал какое-то время, это я точно знаю!.. Наверное, не просто так жил, а по служебному делу, понимаешь? Ведь когда Аня-то богу душу отдала, здесь столько милиции понаехало!.. И я сразу смекнула: что-то не то было с ее смертью!.. - Она понизила голос: - Я так думаю, милиция здесь своего человека держала в засаде, Олежка!

Олег растерянно оглянулся на меня.

- Подождите, - вмешался я, обращаясь к женщине. - А с чего вы взяли, что этот новый жилец - из милиции?

- Так он это... на следующий день после того, как Аня... как Аню увезли... вместе со следователем пришел сюда.... Евгений Петрович зовут следователя, я его знаю... И, значит, Евгений Петрович открыл ему квартиру и ключ оставил... Я, честно говоря, в глазок за ними наблюдала... А вы сами тоже из милиции?

- Нет, - сказал я. - Я, скорее, по медицинской части, знаете ли...

- Да что ж я вас на лестнице-то держу? - опомнилась соседка. - Сейчас я мигом ключ принесу!..

- Вы что-нибудь понимаете, Владлен Алексеевич? - спросил Олег, когда мы остались одни.

- По-моему, да. Вот что. Быстро собери самое необходимое, и мы тут же уйдем...

В квартиру нам удалось проникнуть без проблем. В ней никого не оказалось. Постель в комнате Олега была разобрана, рядом с ней на полу стояла консервная банка с окурками и недопитая банка пива. На кухне царил еще больший беспорядок, чем в тот вечер, когда я был арестован.

- Странно, - задумчиво сказал Олег. - Отец всегда был аккуратным... Что же он так опустился после смерти тети Ани? Или этот... квартирант... здесь так насвинячил?

Я уже знал ответы на эти вопросы, но оставил их пока при себе.

- Собирайся, - поторопил я Олега. - А я пока осмотрюсь тут повнимательнее...

Осмотр большой комнаты принес потрясающие результаты. В гардеробе, за костюмами и платьями, обнаружился футляр, похожий на тот, в котором рыболовы обычно хранять удочки. Я приоткрыл молнию и увидел внутри тускло поблескивающий ствол и трубку лазерного прицела...

Телевизор, который стоял на кухне, находился в режиме временного отключения: на панели мерцал красный огонек. Пульт лежал на холодильнике. Я нажал на кнопку включения, и экран с готовностью осветился.

Только показывал он совсем не телепередачу и не фильм.

Я увидел ту палату, в которой еще совсем недавно лежал Олег. Камера была установлена где-то под потолком, потому что вид был достаточно панорамным. На койках-каталках, отделенных друг от друга штабелями аппаратуры, неподвижно лежали тела, и простыни были испачканы темными пятнами - изображение было черно-белым. Вокруг коек деловито суетились люди в милицейской форме и в штатском. Сверкали блицы фотовспышек, кто-то, встав на корточки, рассматривал что-то в лупу на ковре... Среди оперативников мелькнуло бледное и как бы осунувшееся лицо Завьялова...

Я выключил телевизор, потому что Олег был уже готов. Он успел переодеться и вернул мне куртку. Все имущество его уместилось в спортивную сумку. Подумав, он шагнул к холодильнику и стал изучать его содержимое.

- О, смотрите, тут еще осталось молоко, которое тетя Аня покупала! - воскликнул он. - Долговременного хранения... Возьмем, оно нам пригодится! И это тоже...

Он стал набивать сумку какими-то свертками.

Когда он закончил, я спросил его:

- Ты готов?

- В общем, да... А мы что, не будем ждать папу?

Ответить я не успел. За окном послышался шум подъезжающей машины. Одним прыжком я метнулся к выключателю, чтобы погасить свет. Потом осторожно отогнул край шторы.

Это был Круглов на своей "восьмерке". Запирая дверцу, он то и дело поглядывал на окна.

- Взгляни-ка, Олег, - попросил я.- Только осторожно, не высовывайся...

Олег выглянул в окно из-за моего плеча.

- Кто это? - с удивлением спросил он немного погодя. - Тот самый новый жилец, о котором говорила тетя Тамара, что ли?

- Ага, - подтвердил я. - Только выдавал он себя почему-то за твоего отца...

Мы с Олегом переглянулись. А через несколько секунд стояли в подъезде, площадкой выше, прижавшись к стене. На всякий случай я сжимал в кармане рукоять пистолета.

Самозванец-Круглов пружинисто взбежал по лестнице, замер на миг, прислушиваясь, и мы затаили дыхание. Потом замок щелкнул, дверь квартиры открылась и вновь затворилась.

Ступая на цыпочках, мы осторожно спустились по лестнице и выскочили из подъезда. Олег хотел было устремиться напрямую прочь от дома, но я вовремя схватил его за руку и повлек, ступая под самыми окнами вдоль стены. Было видно, как свет, падавший из окон второго этажа на улицу, вдруг погас.

- Он поймет, что я приходил, - прошептал мне на ухо Олег. - Я ведь там оставил брюки и ботинки милиционера...

Пользоваться угнанной машиной я уже не решился.

Мы свернули за угол дома и углубились во дворы.

А потом Олег потянул меня к школе...

 

Глава 17

Рассвет. Сирены в городе стихли, но я уверен, что милиция по-прежнему проявляет активность. Значит, нам надо отсидеться хотя бы до вечера. Олег с голода не пропадет, а я продержусь. Говорят, диета идет на пользу даже тем, кто не страдает ожирением.

Будем надеяться, что никому в голову не придет искать нас на школьном чердаке.

- Интересно, - вдруг говорит Олег, прекращая возню с котом, который уже утолил голод и теперь сонно мурлычет у мальчика на коленях, - что могло произойти с моим папой? Неужели они его?.. - Голос его предательски дрожит.

Я молчу, а сам вспоминаю ночной звонок Кругловой. "Не верьте ему!", успела выпалить она, и теперь ясно, что тетка Олега хотела этим сказать.

Видимо, тип, выдававший себя за отца Олега, заявился к Анне Павловне ночью. Скорее всего, он пытался уговорить ее отдать ему спящего племянника. Но Круглова сумела позвонить мне, и ему пришлось, убрав ее, убраться несолоно хлебавши. Олега отправили в больницу, и это сорвало планы его похищения из квартиры. Пришлось использовать вариант маскировки под отца Олега - тем более, что других родственников у Кругловых в городе не было, а соседи, как показывает опыт тети Тамары, не особо интересовались личностью "нового жильца"... Скорее всего, настоящего Круглова перехватили где-то по дороге к Мапряльску. Возможно, Они не стали его убивать, а просто выкачали из него все необходимые сведения для "легенды" самозванца, и он все еще жив, но это предположение выглядит необоснованно оптимистическим. Конторы, которые проводят подобные операции, обычно не любят оставлять свидетелей. Но мальчику об этом лучше пока не говорить, пусть надеется на лучшее... Главное - что последняя его надежда остаться в родном городе рухнула, и, следовательно, мне придется вывозить его из Мапряльска.

Нет-нет, я вовсе не передумал, и доставлять мальчика в Инвестигацию отнюдь не собираюсь. В конце концов, он уже достаточно взрослый, чтобы суметь прожить в одиночку. Да и приобретенные способности помогут ему встать на ноги. Лишь бы он не афишировал их окружающим...

Чтобы отвлечь юношу от горестных мыслей, я прошу его:

- Олег, а ты не мог бы попытаться прочитать мне еще что-нибудь?

- Что именно?

Я начинаю формулировать разного рода заявки. Во мне вновь просыпается инвестигатор. Хочется убедиться, на что способен этот невзрачный паренек.

А способен он на многое. И информация, которую он с легкостью мне выдает, потрясает. Есть и такие сведения, которые напрямую касаются Инвестигации.

... Оказывается, никто в мире не подозревает о том, что существование Пришельцев давным-давно достоверно установлено и, более того, в отношении инопланетян предпринимаются активные меры противодействия. В сверхсекретных архивах НАСА и ФБР хранятся документы, фиксирующие официальные и неофициальные контакты с существами из иного мира. Есть запись допроса одного из захваченных в плен Пришельцев, который проводился спецслужбами в секретной лаборатории. И не только в Соединенных Штатах, но и у нас. Есть специальная межправительственная программа сотрудничества по этим вопросам. Вот только об этом никто на Земле, кроме горстки избранных, не знает и вряд ли когда-нибудь узнает...

... Оказывается, несколько лет назад в нашей стране удалось решить проблему реального бессмертия. Однако плодами этих разработок активно пользуется в настоящее время узкий круг лиц, а сведения об этом составляют исключительную тайну...

... Оказывается, наряду с первыми полетами в космос проводились тайные испытания так называемой "машины времени", еще в середине шестидесятых годов созданной советскими конструкторами. По понятным причинам, эта информация строго засекречена до сих пор...

... Оказывается, в документальных архивах КГБ хранятся бумаги, свидетельствующие о том, что нынешний президент одной из крупных западноевропейских держав был еще в молодости завербован нашей разведкой...

Я смотрю на Олега, и мне невольно становится страшно. За считанные минуты тот мир, в который я верил и который полагал достоверным, рушится в моем сознании, а вместо него вырисовывается совсем иной, жутковатый универсум, в котором информация является средством влияния на целые страны и народы, в котором действуют совсем иные законы, и обнажается подлинная сущность тех или иных личностей и событий...

И все это - благодаря Олегу.

Он, этот хрупкий юноша, способен не только считывать знаковую информацию с существующих источников, но и проникать в глубь времен, и ему доступны даже те сведения, носители которой были когда-то безвозвратно уничтожены.

Шеф был прав: и пра-люди, которых он нашел в гималайской пещере, и клерк Нейл Ностингер, и мапряльские Спящие способны подключаться к этакому гигантскому виртуальному компьютеру, который, видимо, имеется в нашей ноосфере. Инфосфера - вот как его можно было бы назвать... Вся информация, однажды материализованная в виде знаков, автоматически записывается на не имеющий пределов "жесткий диск", и хранится вечно. А Спячка - это средство установления пси-связи личности-рецептора с инфосферой...

- Скажи, Олег, - принимаюсь я расспрашивать подростка. - Когда ты спал, ты осознавал, что происходит с тобой и вокруг тебя?

- Нет, - он задумчиво качает головой. - Как бы вам это объяснить? Информация... бесконечная информация вокруг тебя, и ты в ней как будто летишь... Нет, это невозможно передать...

- А в виде чего представляется эта информация?

Он затрудняется с ответом. Потом наконец говорит:

- Иногда это - как текст в какой-то книге... Иногда - изображение... А бывает и так, что все вместе - как видеозапись или сайт в Интернете...

- Хорошо, - отступаю я. - А ты помнишь, как заснул? Что, по-твоему, заставило тебя войти в состояние?

Он принимается рассказывать, что ничего особенного до того, как он впал в Спячку, в его жизни не происходило. Да, очень увлекался компьютерами и Интернетом, что тут особенного? Кстати, на этой почве постоянно возникали конфликты с теткой... Все-таки Интернет бесплатным не бывает, и за подключение к нему надо платить... А у тетки вечно не хватало денег даже на жизнь, не то что на Интернет, и она этим летом даже телефон грозилась отключить, чтобы Олег перестал "транжирить деньги"... В общем, не жизнь началась, а мука... А потом еще и монитор вышел из строя - трубка, наверное, сгорела, и он вообще остался без компьютера... Одно время ходил к друзьям, имеющим "машины", но и они потом стали намекать, что не согласны терпеть халявщиков... Одним словом, промаялся Олег несколько дней без компьютера, а перед глазами у него то и дело возникало видение экрана с сайтом провайдера, и будто бы надо всего лишь щелкнуть мышкой по ссылкам, чтобы загрузка пошла без всяких препятствий и оплаты... Ему даже по ночами такое снилось...

В тот день он вдруг почувствовал такую усталость, что не было сил рукой-ногой шевельнуть. А потом... потом он заснул и во сне его мечта стала реальностью. Больше всего он боялся, что сон этот когда-нибудь закончится, и тогда он проснется с горьким осознанием беспощадной действительности. Но когда все-таки проснулся, то, сам не веря себе, убедился в том, что каким-то образом его мысленное плавание по морю информации продолжается, только теперь он способен как бы раздваиваться, и пока одна половинка его живет в реальном мире, ходит, разговаривает и мыслит, вторая постоянно просматривает информацию. Гигабайты и терабайты информации... Вряд ли Олега интересовало что-то конкретное, потому что еще со времен серфинга по Интернету главным для него был сам процесс доступа, а не смысл информации...

Олег умолкает и невидящим взглядом смотрит в пространство. И я догадываюсь: даже сейчас, разговаривая со мной, он продолжает листать несуществующие страницы несуществующих книг, смотреть несуществующие записи несуществующих фильмов, идти от линка к линку в несуществующей всемирной сети. В инфосфере...

И тут меня осеняет: так вот в чем причина появления Спящих!

Как и его сотоварищи по Спячке, Олег и впрямь был болен. Только болезнь эта была весьма своеобразной и заключалась в неутолимой жажде получения все новой информации. Все, что окружало парня (тетка с ее воспитательными попытками; школа, куда надо ходить только для того, чтобы в конечном итоге получить аттестат и поступить в какой-нибудь вуз, где будет то же самое; друзья-приятели, которые требуют времени и внимания), представлялись ему лишь как происки реального мира, направленные на то, чтобы отвлечь его от удовлетворения "информационного зуда"...

То же было и с остальными.

Юлия Быкова была буквально "помешана" на музыке. Она была готова днем и ночью прослушивать все новые записи. Но это оказалось физически невозможно, поскольку новинки, штампуемые музыкальными студиями и исполнителями, растут подобно снежному кому... И тогда девушку посетила мысль: вот бы иметь такой плейер, который мог воспроизводить записи в ускоренном темпе!...

Александр Крашенников, самый настоящий телеман, был способен смотреть что угодно, хоть телевизионную таблицу настройки... Но надо было работать, уделять внимание семье, ходить в магазин... Вот если бы телевизор был всегда с ним! Но даже в этом случае Крашенникова все равно бы мучил тот факт, что он не может принимать все каналы мира...

Солодкий и Скобарь были заядлыми чтецами. Они ни минуты не могли прожить без чтения, причем готовы были поглощать любой текст. Такие люди встречаются в нашей жизни на каждом шагу - все-таки наша страна считается самой читающей в мире. Наверное, любому человеку приходилось встречаться с подобными читателями-фанатами. Которые читают всюду и в любое время суток. Которые впадают в некий транс, пробегая глазами рекламные объявления и инструкции к бытовым электроприборам...

Все эти люди испытывали все более острую потребность в информации, а процесс ее удовлетворения действовал на них, как водка на алкоголика. Но, рано или поздно, эта их внутренняя потребность вступала в противоречие с практическими возможностями. Они уже не довольствовались доступными им способами получения информации. И тогда организм жертв инфозависимости мобилизовывал скрытые резервы мозга, и они приобретали способность к психокинетическому потреблению информацию из любых внешних источников с такой скоростью, какая и не снилась самому быстродействующему компьютеру...

Видимо, время мутации вариьируется, а значит, и проснуться Спящие могли бы в разное время: одни - спустя неделю, другие - через несколько лет. Видимо, Олег стал "первой ласточкой" потому, что в его подсознании постоянно сидело занозой воспоминание о голодном бездомном коте, которого надо накормить...

Я подхожу к чердачному окну, через которое виден просыпающийся город, и отсутствующим взглядом пробегаю по многоэтажным бетонным коробкам, утыканным телевизионными антеннами и связанным между собой телефонными проводами.

Боже мой, думаю я, каким же идиотом я был!

Я изощрялся, выдумывая инопланетных пришельцев, желающих сделать землян своими агентами, жестоких и равнодушных экспериментаторов в погонах, испытывающих на мирном населении новые способы психогипнотического влияния; я подозревал, что речь идет об очередном проявлении экологического кризиса или о вспышке невиданной болезни - а в действительности все оказалось по-другому.

Наше общество, перенасыщенное информационными потоками, неизбежно должно было породить так называемого Человека Информационного, который испытывал бы неутолимую, фанатичную жажду информации - подчас бессмысленной и ненужной - и наслаждение при ее потреблении. Как наркоман, который не может прожить без потребления наркотиков...

Информация - это новый, особый наркотик для человечества. Инфодрог. И самое страшное заключается в том, что не видно действенных средств борьбы с ним. Прогресс человечества всегда был связан с поиском способов, позволяющих добывать как можно больше информации, и теперь этот процесс невозможно остановить, как нельзя остановить эволюцию человечества. Видимо, с каждым годом Спящих будет появляться все больше и больше. Не только у нас, в России, но и во всем мире. Мапряльск стал первой ласточкой. И Артемовск. И американский городок Батлер. Именно в маленьких провинциальных городах наиболее остро ощущается дефицит информации, и, значит, именно в них будет появляться все больше жертв инфодрога... Но общество так устроено, что не может допустить революции в области потребления самого дорогого товара, и поэтому Спящих будут уничтожать с методичностью и безжалостностью, с какой крестьянин пропалывает сорняки, буйно всходящие на его поле.

И так ли уж будут неправы "пропольщики"? Разве сегодня в нашем мире можно допустить, чтобы доступ к информации о создании оружия массового уничтожения имели рядовые граждане? А если эта информация попадет в руки дураков, фашистов, преступников, маньяков?..

Неужели это - тупик нашей цивилизации? Неужели нет никакого выхода?

И что я, рядовой инвестигатор, могу сделать, чтобы не допустить этого?

Эх ты, мудрец, укоряю я самого себя. Не надо ничего усложнять. Ответ прост и очевиден.

Любая информация должна стать доступной каждому. Никаких секретов и запретов. Если она стала потребностью для человеческого организма, как вода, пища или воздух, то бессмысленно ограничивать эту потребность. Новые потребности должны породить и новые принципы их удовлетворения. Каждый должен сам установить для себя разумный предел информации, которую он сможет усвоить, чтобы она не откладывалась бесполезным грузом в клетках головного мозга.

Но все это будет возможно только завтра. Пока еще слишком рано...

Таким, как Олег Круглов, просто не повезло стать первыми. Потому что их пока - единицы. Лишь когда их станет так много, что общество не сможет остановить эту волну, оно будет вынуждено измениться, чтобы подстроиться под них. Неизбежно...

* * *

А, собственно, чего я жду? Выехать из Мапряльска на машине Лугина сейчас все равно не удастся. Если нас с Олегом разыскивают, то все выезды из города давным-давно перекрыты. Так что надо взять из гаража хотя бы деньги и документы - вернее, их бланки - и топать пешочком окольными тропами до ближайшего населенного пункта. Интересно, сколько это будет километров?.. Ладно, неважно, доберемся как-нибудь...

Пока по улицам ходят люди, среди них легче затеряться. Только идти надо мне одному. Брать Олега с собой я никак не могу. Его может узнать кто-нибудь из знакомых или соседей...

- Вот что, Олежка, - решительно говорю я, поднимаясь на ноги. - Я сейчас отлучусь в одно место, а ты жди меня здесь. Только смотри, никуда носа не высовывай. Я постараюсь быстро обернуться...

- Хорошо, Владлен Алексеевич.

Похоже, парень уже смирился с участью живого груза, который я должен эвакуировать из города. Даже вопросов лишних не задает. Впрочем, зачем ему вопросы, если он и так почти все знает?

Только бы не сбежал...

Спускаюсь по лестнице, на ходу озирая окрестности школы. Но поблизости вроде бы никого нет.

Главное - чтобы тайник Лугина был в целости и сохранности...

Я без особых приключений добираюсь до заветного гаража и некоторое время слоняюсь вокруг него с отвлеченным видом, осматриваясь. Кажется, все чисто. Лишь несколько мальчишек гоняют по пустырю мячик, да почти напротив гаража на берегу пруда виднеется фигура мужика с удочкой, который никак не похож на переодетого агента.

Наконец, я решаюсь. Набираю на замке заветный шифр, распахиваю нагретую солнцем железную створку и, быстро протиснувшись внутрь, тщательно прикрываю ее за собой.

Машина на месте, и я облегченно вздыхаю. Сажусь в пыльную кабину и принимаюсь рыться под сиденьем, чтобы достать сверток с деньгами.

А когда распрямляюсь, то висок мой упирается во что-то холодное и жесткое. Ствол пистолета.

Скашиваю взгляд на того, кто держит оружие. Так я и знал...

- Далеко собрался, Лен? - миролюбиво спрашивает человек с пистолетом.

- Да вот решил по городу прокатиться с ветерком, - в тон ему отвечаю я, делая вид, что нет ничего особенного в дружеской беседе под дулом пистолета.

Одновременно прикидываю шансы успеть воспользоваться пистолетом, который торчит у меня за поясом под курткой. Но шансов - явно никаких...

Словно прочитав мои мысли, человек с пистолетом перекладывает оружие в левую руку, и, по-прежнему не отнимая ствола от моего виска, сноровисто обыскивает меня до пояса.

Обнаружив "макаров", он присваивает его себе, а сам продолжает, как ни в чем не бывало:

- Ты хоть знаешь о том, что тебя разыскивает милиция?

- Неужели? - усмехаюсь я. - Что же такого я натворил? Наверное, не в том месте перешел улицу...

- Ты действительно перешел дорогу, - многозначительно комментирует человек с пистолетом. - Кое-кому... А за это нарушение полагается не штраф, а смерть, дружок...

Он лезет свободной от пистолета рукой в карман и достает оттуда какие-то железки. Потом делает несколько быстрых движений, слышатся щелчки, и вот уже руки мои прикованы одной парой наручников к рулю, а вторая пара наручников плотно притягивает к подголовнику сиденья мою шею. Теперь я могу лишь двигать ногами, но что в этом толку?

Осуществив все эти манипуляции, незваный гость настолько расслабляется, что прячет пистолет в карман, а взамен достает мятую пачку "Примы".

Закурив, небрежно опирается на открытую дверцу и с садистским наслаждением разглядывает меня.

- А ты что, Костя, устроился внештатным сотрудником в местную милицию? - сиплю я, чтобы хоть что-то сказать. - С каких это пор тебя интересует, кого и за что ловят менты?

Лже-Круглов раздвигает губы в широкой улыбке:

- Естественно, меня это интересует, - произносит он. - Все-таки, как-никак, разыскивается человек, который похитил из больницы моего сына.

- Сына? - повторяю я. - Брось, я же теперь все про тебя знаю. Олег - вовсе не сын тебе. И ты сам - не новоиспеченный военный пенсионер Константин Круглов, а сотрудник Главного разведывательного управления подполковник Абакумов Владимир Федорович. Тысяча девятьсот пятьдесят девятого года рождения. Русский. Взысканий не имеешь. Входишь в состав группы специальных операций "Сигма". Номер твоего служебного удостоверения назвать или не стоит?..

Если я внутренне хотел удивить человека возле машины, то мне это не очень-то удалось. Во всяком случае, на лице его не дрогнула ни одна жилка. Только молчит он уж слишком долго. Видимо, лихорадочно обдумывает мои слова...

- Ну что ж, - наконец, говорит Абакумов. - Вижу, что общение с мальчишкой для тебя не прошло даром, инвестигатор Сабуров. Только не надейся, что оно будет продолжаться и впредь. Парень этот мне... то есть, нам... нужен позарез. И можешь не сомневаться, что я сделаю для этого все.

- Не сомневаюсь, - говорю я. - Ты и так много для этого сделал. Например, расчистил себе дорогу, убрав настоящего отца Олега. Потом - его сестру... Ножина ведь тоже ты убил? Помнится, из больницы ты его отвозил домой, не так ли? Убрал старика тем же способом, что и Круглову, а потом, через несколько часов, сымитировал его звонок ко мне с помощью монтажа из магнитофонной записи, верно?

Круглов-Абакумов пожимает плечами:

- Ну да... Но я вынужден был пойти на это, потому что старый хрыч помогал своим бывшим коллегам по КГБ. Я его сразу опознал в баре. Много лет назад мы с ним сталкивались в закрытой "психушке", когда я выполнял одно задание. Хорошо, что в "Минутке" он меня сразу не узнал... Ну, а в больнице той ночью я сразу догадался, что старик причастен к попытке покушения на Спящих. Словом, в этой многосторонней партии он играл на стороне тех, кто хотел убить Спящих, а мне это было невыгодно...

- А я? Почему ты спас меня тогда, возле бетонного забора?

- Да потому что ты, дурачок, нужен был мне как человек, способный оказать содействие в похищении Спящих. Только потом, когда операция вышла на завершающий этап, ты стал мешать мне, но ведь я не стал убивать тебя - скажи хоть за это спасибо, Лен. Я просто сдал тебя милиции, вот и все... И если бы этот придурок капитанишка не совершил промах, позволив тебе сбежать, сейчас все было бы иначе... Ты ведь не знаешь, что я практически спас тебя во второй раз прошлой ночью...

- Да-а? - с искренним удивлением протягиваю я. - Это каким же образом?

- А таким, что, пока ты вытаскивал из изолятора Олега, я занимался теми эфэсбешниками, которые сидели в фургоне в готовности, если что, помочь своим дружкам. Их было трое, и мне пришлось повозиться, прежде чем я сумел их успокоить навсегда. А заодно я нейтрализовал их попытку взорвать изолятор вместе с тобой и со всеми остальными, кто там еще был живой... Они заложили в подвале мощный радиоуправляемый фугас, и им достаточно было нажать кнопочку вот на этом пульте, чтобы не только от изолятора, но и от всей больницы остались бы одни развалины!

С этими словами он достает из кармана небольшую коробочку с жидко-кристаллическим экранчиком и демонстрирует ее мне. В окошечке застыли неподвижно цифры: два нуля и сорок, разделенные двоеточием.

- Как в лучших голливудских боевиках, - констатирует самодовольно самозванец, - за сорок секунд до взрыва я нажал вот эту синюю кнопочку - и таймер на детонаторе фугаса прекратил тикать. А знаешь, что будет, если я нажму вот эту красную кнопку?

- Догадываюсь, - хриплю я перехваченным голосом: цепочка наручников все сильнее врезается в мою шею.

- Это хорошо, что ты сообразительный, - улыбается Абакумов. - Значит, ты поймешь, что лучше сказать мне, где сейчас прячется мальчишка, чем допустить, чтобы в больнице произошел такой мощный взрыв... Я ведь не стал сообщать о фугасе милиции.

- Они должны были сами обнаружить его, - сипло говорю я. - Ты пытаешься блефовать, Абакумов.

- Ну, во-первых, этим тупицам это и в голову не пришло. Тем более, что хозяев фугаса не осталось в живых. Их тела я запер в фургоне и разнес на куски зарядом пластита как раз в тот момент, когда примчались менты... А во-вторых, Лен, давай не будем рассуждать, блеф это или не блеф. Мы просто-напросто проверим это практически. Идет? Больница отсюда, конечно, далековато, но грохнуть все равно должно так, что весь город услышит... Ну что, испытаем?

Он подчеркнуто медленно нажимает на красную кнопку и испытующе глядит на меня. А потом разворачивает пульт экранчиком ко мне, и я вижу, как двоеточие между цифрами принимается мигать, и секунды стремглав сменяют друг друга.

Сорок... Тридцать...

А если это все же блеф?..

Двадцать пять...

А если нет?..

Двадцать...

Выбирай, Лен, выбирай, что для тебя важнее: жизнь одного подростка-уникума или жизни десятков больных, врачей, медсестер?..

Восемнадцать... Семнадцать...

Решать надо быстро...

Пятнадцать...

- Останови! - хриплю я. - Я... я все скажу!..

Абакумов нажимает на синюю кнопку, и время вновь замирает на пульте. Осталось пятнадцать секунд.

- Ты напрасно ищешь Олега, - торопливо говорю я. - Он.. он никакой ценности для тебя не представляет...

- Не надо врать, Лен. Врать нехорошо. Пойми, мы все знаем о Спящих. Еще с того времени, как твой Игорь Всеволодович вздумал утаить очень важную информацию от своего начальства. Мы уже тогда вели твоего шефа... параллельно с нашими друзьями-конкурентами из ФСБ... Так что выкладывай... А насчет того, что Олег оказался "пустышкой" - это уж мы проверим, будь спок...

Я молчу. Выбор, который предстоит сделать, душит меня сильнее, чем стальная цепочка наручников на горле.

Абакумов внезапно присаживается на корточки так, что его голова оказывается почти на одном уровне с моей.

- Послушай, Лен, - говорит он. - Ты зря боишься за пацана. Ничего плохого с ним у нас не произойдет. Мы вовсе не собираемся убивать его, как эти придурки... Нам нужна информация, понимаешь? Это - наш хлеб, Лен. И нам наплевать на то, что уникум подобного рода может быть опасным для страны, правительства, человечества, в конце концов!.. Поверь, у нас он, наоборот, будет кататься, как сыр в масле!.. Ему даже лучше будет у нас, чем в Инвестигации, потому что мы будем платить ему больше, чем ваша сраная контора, которая кормится за счет скудных подачек международных организаций!..

В любом случае, я проиграл. Стоит мне уступить - и он обязательно пристрелит меня на прощание. Поэтому не надо, Лен, не поддавайся ему!..

Но палец Абакумова вновь ложится на зловещую красную кнопку, и я сдаюсь:

- Он - в школе. Той, что недалеко от твоего... от его дома... На чердаке. Туда ведет пожарная лестница...

Что ты наделал, Лен?!..

Абакумов медленно убирает пульт в карман. Долго смотрит мне в глаза. Потом произносит с непонятной интонацией:

- Я знал, что тебя только так можно уломать, Лен. Молодчина, что оправдал мои ожидания...

После паузы добавляет:

- За это я готов вручить тебе специальный приз. Я не стану тебя убивать, если ты сказал мне правду. Но если ты вздумал обмануть меня, я обязательно вернусь и тогда тебе - конец, Лен...

С этими словами он поднимает капот машины и выдергивает откуда-то небольшую продолговатую трубочку.

- Это предохранитель от электроцепи сигнала. Чтобы у тебя не возник соблазн побаловаться истошными гудками, - говорит он мне. - Ну, а теперь прощай. Или - до свидания, хотя для тебя было бы лучше больше никогда не свидеться со мной...

Абакумов выходит из гаража. Дверь закрывается, и я слышу, как снаружи защелкивается замок.

Ловушка захлопнулась.

 

Глава 18

Он все продумал. Как шахматист, одним простым, но точным ходом загнавший соперника в цугцванг. А самое скверное заключается в том, что, проиграв эту партию, я потеряю не очко в турнирной таблице, а свою жизнь.

Нет, он все-таки, наверное, в душе садист. Впрочем, военная разведка никогда не отличалась излишним человеколюбием. Даже по сравнению со своими коллегами из прочих тайных ведомств.

Очень скоро у меня затекает все тело. При малейшей попытке изменить позу те наручники, что сдавливают мою гортань, впиваются в плоть еще сильнее - видимо, они предназначены для иммобилизации особо опасных преступников. Можно лишь шевелить ногами в тесном пространстве между рулем и кожухом приборной панели.

Поскольку у меня нет часов, я даже не знаю, сколько времени сижу в позе окаменевшего истукана, тупо следя за перемещением пылинок в солнечном лучике, который просачивается в гараж оттуда, где до сих пор должна быть дырочка от пули, выпущенной в меня несколько дней назад.

Мозг мой в тысячный раз анализирует одни и те же варианты. В сущности, их не так много. И все - с печальным исходом...

Что бы я ни попытался сделать, все будет бесполезно. Сделать в подобном положении ничего нельзя, и путей спасения у меня нет. Например, если даже я каким-то чудом ухитрюсь не двигать шейным отделом позвоночника, чтобы не быть удушенным стальной цепочкой, то, рано или поздно, все равно отдам богу душу - от тривиального истощения. Никому и в голову не придет искать сотрудника Инвестигации в какой-то ржавой железной коробке на окраине города, да еще и запертой снаружи на кодовый замок. Едва ли Лугин посвятил кого-либо в свою сделку с хозяином гаража. А у того, возможно, еще не скоро возникнет желание интересоваться своей, пусть даже сданной в аренду, собственностью...

Значит, выбраться из машины я не смогу. И надеяться, что кто-то придет ко мне на помощь, тоже не стоит.

И что же? "Остается одно - только лечь, умереть"?

Собственно, даже лечь-то я не могу - оковы не позволяют...

Абакумов вряд ли вернется: ведь я сказал ему правду, да и он убежден, что мне - крышка. Для него теперь дорога каждая минута. Может быть, сейчас он спокойненько катит на машине вместе с Олегом подальше от города. Чего ему опасаться? Ищут-то не его, а меня. Только ищут не там, где надо...

А насчет клаксона - это он верно сообразил, мерзавец. Для меня это был бы единственный выход - попытаться привлечь внимание людей вне гаража автомобильным сигналом. Может быть, мне удастся сделать это другим способом?

Но каким? Кричать громко не получается: горло сдавлено. А дотянуться до каких-либо предметов, способных произвести шум, не дают наручники.

Вот только ноги относительно свободны...

Постой-ка! А почему бы не воспользоваться хоть этой толикой свободы?

Да, он все предусмотрел, этот макиавелли плаща и кинжала. Он отключил клаксон, изъяв соответствующий предохранитель. Но он не учел одного обстоятельства.

"Форд", перешедший мне в наследство от Лугина, оснащен довольно редкой системой зажигания и запускается не ключом, а кнопкой, расположенной на панели управления, справа от руля. И хотя я не могу дотянуться до нее руками, зато можно попытаться сделать это с помощью нижних конечностей. Например, коленом.

Правда, для этого придется проявить такую же ловкость и изворотливость, какой обладал в свое время знаменитый американский факир Гудини, но это уже другой вопрос.

Что ж, приступим...

Черт, совсем чуть-чуть не дотягиваюсь!.. На каких-нибудь два-три сантиметра. Эх, и почему матушка-природа не снабдила меня длинными ногами? Наверное, ведала, что мне не суждено стать легкоатлетом или фотомоделью...

Придется подать вперед корпус, а точнее - сползти по сиденью пониже.

М-да. Сползти-то я сполз, но удушающий эффект цепочки, охватывающей мою шею, возрос настолько, что в глазах все больше темнеет, словно кто-то с помощью реостата постепенно убавляет освещенность, и расплываются светящиеся концентрические окружности.

Только бы не потерять сознание в самый неподходящий момент.

Стартер исправно рычит, проворачивая коленвал, и на несколько секунд меня охватывает тихий ужас: а что, если аккумулятор за время стоянки машины в гараже подсел, или в двигателе от длительного бездействия произошли какие-нибудь фатальные перемены, и машина не заведется?!..

Но с третьей попытки мотор все-таки "схватывает искру", и, взревев, набирает обороты. Свободной ногой давлю на педаль газа, чтобы непрогретый движок не заглох.

В глазах все темнее, и круги превращаются в постоянную галлюцинацию.

Но вот мотор достиг нормальных оборотов, теперь можно трогаться. Еще одна операция, требующая насилия над суставами: передвижение ногой рычага коробки скоростей. С учетом того, что необходимо с места рвануть машину на приличной скорости, передвигать рычаг следует не вперед, а назад, сразу на вторую передачу.

Еще немного - и кажется, что кости не выдержат той нагрузки, которой я их подвергаю, но я тянусь и тянусь подколенным сгибом к заветной ручке с набалдашником из красного дерева, смахивая на безногого инвалида, пытающегося сделать гимнастическое упражнение "шпагат"...

Есть! Под протестующий визг шестеренок рычаг все же встает в нужное положение, и, лишь чудом удерживаясь в сознании, я бросаю "форд" в лобовую атаку на железную дверь гаража, отделяющую меня от всего остального мира. От свободы. И от жизни...

В последний момент в голове мелькает мысль: только бы дверь не оказалась настолько прочной, чтобы пришлось предпринимать еще один таран. Включить заднюю скорость я уже не смогу, а сидеть в кабине машины с запущенным двигателем в замкнутом пространстве чревато отравлением выхлопными газами. Хотя лучше, конечно, такая смерть, чем медленное умирание от голода и жажды...

И все-таки - хвала нашей русской способности халтурно выполнять любую работу - в том числе, и гаражи! Видимо, сварщики, навешивавшие дверь, плохо проварили швы петель, потому что от удара бампером дверь срывается с одной стороны и откидывается наружу, открывая мне дорогу.

На приличной скорости машину выносит на берег пруда, который находится в нескольких десятках метров от гаража, и я убеждаюсь, что вращать руль в наручниках, чтобы повернуть машину, не так-то легко. Меня спасает лишь резкое торможение. "Форд" заносит на сырой земле, и лишь чудом он не влетает боком в воду. Краем глаза я вижу, как в сторону от машины шарахается какая-то неразборчивая фигура, а потом удушье все-таки оказывается сильнее меня, и я теряю сознание.

* * *

- Ну, мужики, вы даете! - слышу я где-то рядом незнакомый хриплый голос и открываю глаза.

Густая и почему-то сырая трава приятно холодит затылок. Это первое, что я ощущаю. Потом включаются и другие органы восприятия.

Я лежу на земле рядом с открытой настежь дверцей "форда" на берегу прудика, а надо мной на корточках сидит какой-то тип с грубоватой физиономией, одетый в брезентовую куртку-штормовку.

Ага, кажется, это тот самый рыбак, которого я чуть не задавил, вылетев на машине из гаража.

- Сколько читал про то, как издеваются "новые русские" друг над дружкой во время разборок - не верил, думал: преувеличивают газетные брехуны, - продолжает мой спаситель. - А теперь вот своими глазами вижу, что и не такое бывает... И за что же с тобой так круто обошлись, друг?

Вместо ответа принимаю сидячее положение и одурело встряхиваю головой. Все плывет в глазах, как после семибалльной качки на море, к горлу подступает комок тошноты, а руки и ноги болят так, словно побывали в камнедробилке.

Но главное - что тело еще слушается и подчиняется...

- Извините, - говорю я мужику в штормовке, - я чуть вас не сбил...

- Пустое, - машет он рукой. - В твоем положении наверняка было не до правил дорожного движения, правильно?..

- Что верно, то верно, - соглашаюсь я. - Спасибо, вы меня с того света вытащили. Как вам удалось снять с меня наручники?

- Да очень просто, - усмехается рыболов. - Там, в гараже, кое-какие инструменты были, а я всю жизнь на заводе прослесарил. Взял кусачки, несколько минут - и железок на тебе как не бывало! Тем более, что металл хлипкий оказался, не нашенского, видать, производства...

С моей точки зрения, мой собеседник несколько преувеличивает хлипкость стали, но я с ним не спорю.

- Спасибо, - повторяю я.

- Да чего там? - опять машет рукой мужчина. - Когда-нибудь сочтемся...

Едва ли, думаю я. Хотя, с другой стороны, разве это так важно?

Кряхтя, поднимаюсь на ноги и сажусь в машину.

Попутно с облегчением отмечаю, что мой каскадерский трюк не привлек слишком много зевак. Лишь поодаль топчется стайка мальчишек, явно не решаясь подойти поближе к машине.

- Слушай, друг, - говорит мне в спину мой спаситель. - А может, ты... того... в милицию бы заявил на этих сволочей, а?.. Не бери грех на душу, не убивай их. А то знаю я вас, кооператоров, вы чуть что - сразу за "пушку" или за нож хватаетесь...

Я с трудом удерживаюсь от улыбки.

- Что вы, - заверяю я. - У меня и в мыслях не было кого-то убивать...

Правда, когда пруд остается позади, я все-таки не выполняю это обещание и лезу под соседнее сиденье, где лежит сверток с пистолетом Лугина.

* * *

Хотя с того момента, когда Абакумов заточил меня в импровизированный железный карцер, прошло немногим более часа, нет никаких оснований надеяться, что он и Олег все еще находятся в школе.

Тем не менее, именно туда я устремляюсь в первую очередь. У меня теплится слабая надежда на то, что такой опытный профессионал, как лже-Круглов, не рискнет выбираться из города, пока милиция блокирует все въезды и выезды из Мапряльска. Возможно, что он пойдет по тому же пути, которым намеревался следовать и я, а именно - постарается отсидеться где-нибудь до наступления темноты. И еще я надеюсь, что на чердаке удастся отыскать какие-то следы, которые могут стать подсказкой, где искать Олега и его похитителя...

Наверное, "форд" со смятым в гармошку капотом и с выбитым лобовым стеклом представляет собой экзотическое зрелище для горожан, потому что люди на тротуарах оборачиваются, когда я проношусь мимо них, завывая двигателем и визжа тормозами на поворотах. Если мне попадется хотя бы одна патрульная милицейская машина, то они наверняка заинтересуются, кто это гонит по городу, как на ралли. Поэтому стараюсь выбирать самые узкие и тихие улочки, подальше от центральных улиц и проспектов.

До квартала, где находится школа, остается рукой подать, когда я все-таки попадаюсь.

Приближаясь к очередному перекрестку, я вижу, как навстречу мне из-за поворота выныривает бело-синяя "шестерка" со всеми милицейскими атрибутами. На боку ее - крупные буквы "ПМГ". И сразу слышится команда, усиленная мегафоном:

- Водитель "форда", остановитесь!

Естественно, подчиняться окрику я не намерен.

Наоборот, прибавив газу, собираюсь промчаться мимо "шестерки" на полной скорости.

Однако, "пээмгешка" резво выворачивает на встречную полосу и тормозит с разворотом на девяносто градусов так, что перекрывает мне дорогу. Лишь резким торможением мне удается избежать удара в бок "шестерки".

Чертыхнувшись сквозь зубы, даю задний ход, выжав педаль газа до упора, и пячусь, как рак-спринтер, до ближайшего въезда под арку во двор. Выворачиваю руль, собираясь умчаться в ту сторону, откуда приехал, но перед самым носом машины тормозит "уазик", из которого с пистолетом в руке выскакивает Нагорнов и, не долго думая, берет меня на прицел.

И откуда он только взялся?!

Медленно-медленно открываю дверцу и выбираюсь из машины.

Приехали...

Лицо у капитана оказывается вблизи почерневшим и постаревшим, как минимум, лет на десять. Гибель дочери наложила на него траурный отпечаток...

Сбоку подбегает экипаж "шестерки", вооруженный автоматами без приклада.

- Руки вверх, Сабуров! - командует Евгений, держа пистолет обеими руками. - Стрелять буду без предупреждения!

- Женя, - говорю я, подняв руки над головой, - послушай меня...

- Стоять! - резко перебивает он меня. - Я сказал - стоять!..

- Я все понимаю, Женя, - торопливо говорю я, замерев на месте. - Ты сейчас наверняка принимаешь меня за преступника. Но поверь мне, это не так!.. Настоящий преступник - тот, кого мы принимали за отца Круглова. Это он захватил мальчика и пытается уйти вместе с ним из города!.. Он хотел убить меня!.. А в больнице я был ни при чем! Было уже поздно, Женя...

На лице капитана написана недоверчивость. И он явно не собирается меня выслушивать. Нагорнов открывает рот, видимо, чтобы приказать патрульным надеть на меня наручники, но какой-то шум возникает вдали, и он невольно задирает голов